$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Бизнес-союзы

Мозговой штурм нормативных барьеров

14.03.2017

Бизнес-союзы с энтузиазмом откликнулись на призыв властей подать предложения об упрощении законодательства, в т.ч. в сфере контроля, налогообложения, лицензирования, сертификации и регулирования отдельных сфер деятельности. Самый масштабный мозговой штурм нормативных барьеров провел Бизнес-союз предпринимателей и нанимателей им. профессора М.С. Кунявского. Презентация его предложений прошла 9 марта.

В соответствии с распоряжением Президента от 13.01.2017 № 6рп создана рабочая группа, которой поручено исключить из законодательства излишние требования к бизнесу и усовершенствовать контрольную деятельность. До 24 марта в Администрацию Президента должны быть направлены соответствующие пред­ложения. Власти намерены уложиться в заданные сроки. Предложения делового сообщества уже собраны, заявил 9 марта на пресс-конференции директор департамента по предпринимательству Минэкономики Петр Арушаньянц. Теперь их обсудят в министерствах и ведомствах, а после 20 марта рабочая группа займется формированием окончательного перечня предстоящих изменений законодательства.

Великое переселение законодательства

Масштаб этого процесса может быть огромным. Только БСПН представил 184 предложения, для реализации которых нужно отменить или скор­ректировать 3 кодекса, 5 законов, 1 декрет, 16 указов, 15 по­становлений Совмина, 34 по­становления республиканских министерств и ведомств, 17 тех­нических нормативных правовых актов и  в придачу 2 меж­государственных документа, вклю­чая Договор о Евразийском экономическом союзе. Список мог бы быть куда больше, но в БСПН надеются, что будут учтены ранее поданные предложения о поправках в законы «О государственных закупках товаров (работ, услуг)», «О несостоятельности и банк­ротстве», «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции», «Об инвестициях», «О приватизации государственного имущества и преобразовании государственных унитарных предприятий в открытые акционерные общества», «О государственно-частном парт­не­р­стве». К тому же сказываются интересы авторов предложений. Среди них почти 2/3 – субъекты малого бизнеса, 22,7% – средние компании и только 9% – крупные. В отраслевом разрезе наиболее активны были представители тор­говли (более половины), 22% – представители обрабатывающей промышленности и 12% – строительства. Такой состав предопределил структуру пред­ложений. Из них 35% касается санитарных норм и правил, почти 20% – технических норм и регламентов. Множество предложений, связанных с контролем и налогообложением, также носит заметный отпечаток интересов отдельных сфер бизнеса.

В частности, БСПН предлагает пересмотреть сроки оп­латы некоторых товаров, установленные Законом «О государственном регулировании тор­говли и общественного питания в Республике Беларусь», смягчить для малого бизнеса требования указов от 20.10.2016 № 380 «О закупках товаров (работ, услуг) при строительстве» и от 14.01.2014 № 26 «О мерах по совершенствованию строительной деятельности», упростить порядок лицензирования некоторых видов деятельности, смягчить условия проведения внешнеторговых операций, пересмотреть некоторые вопросы административной и уголовной от­ветственности. Заметим, что предложения в этой области выглядят весьма непритязательно, хотя по другим каналам они были более радикальными. Предлагается отменить для частных компаний обязательность нормы (коэффициент) о соотношении средней зарплаты руководителей и по организации в целом. Имеется не­сколько предложений по упрощению оплаты командировочных расходов.

Довольно много предложений связано с совершенствованием порядка применения эле­ктронных счетов-фактур, метода начисления. В частности, предлагается вер­нуть пред­приятиям возможность выбирать способ признания выручки («по оплате» или «по отгрузке»), а также признавать некоторые внереализационные доходы (например, пени и штрафы) по мере фактического поступления денег на счет. В условиях массовых неплатежей такие просьбы можно понять, но вряд ли они будут приняты.

Также БСПН призывает отменить институт «экономически обоснованных затрат», который только в этом году появился в Налоговом кодексе. Пра­к­тики его применения еще нет, но предприниматели уже уверены, что нормы п. 3 ст. 130 НК окажут «излишнее давление со стороны налоговых ор­ганов», рассматривающих все «только в интересах наполнения бюджета», и не позволят оптимизировать налоги в рамках группы организаций.

Налоговые вопросы будут обсуждаться, пообещал П. Арушаньянц, но в первую очередь ставится задача упростить налоговое администрирование. Так что не приходится рассчитывать, что, «если мы отменим половину налогов, сразу все будет хорошо. К этому вопросу нужно подходить комплексно». В ответ директор и сопредседатель прав­ления БСПН Жан­на Тарасевич напомнила, что нужно более широко рас­сматривать вопросы фискальной политики и вести диалог с МНС, Министерством финансов, которое формирует бю­джет.

Не стоит надеяться, что все выдвинутые идеи будут безусловно приняты. Их еще пред­стоит всесторонне рас­смотреть, оценить бюджетные и макроэкономические последствия, влияние на смежные сферы регулирования, другие виды деятельности и субъектов хозяйствования, на потребителей и иных заинтересованных лиц. Лишь после этого можно будет судить о том, стоит ли принимать те или иные предложения. Впрочем, нельзя исключать и влияние ведомственных интересов: иные чиновники не захотят отдавать рычаги воздействия на бизнес, обеспечивающие им власть, постоянную занятость и дополнительную ренту. Не случайно почетный председатель БСПН Георгий Бадей припомнил, как не раз отклонялись предложения бизнес-­сообщества, в т.ч. большая часть матрицы предложений по повышению конкурентоспособности белорусских пред­приятий, включая снижение регуляторных издержек, внесенной союзом в Администрацию Президента в октябре 2015 г. Теперь речь идет о гораздо большем объеме преобразований.

Масштаб предстоящего нор­мотворчества не является серьезным барьером, полагает П. Арушаньянц. По его мнению, многочисленные изменения в столь разные по уровню нормативные правовые акты, требующие пересмотра, могут быть внесены несколькими, а воз­можно, и одним документом. Гораздо важнее принципиально взять курс на преобразования. Однако чисто тех­нический аспект может стать серьезным препятствием для реформаторов. Правила законотворчества требуют соблюдения определенных процедур и иерархии нормативных ак­тов. Так, многие постановления Совмина и отдельных министерств, которые, по мнению предпринимателей, нуждаются в отмене или корректировке, принимались во исполнение указов и законов. Поэтому сначала придется править законодательные акты высшего уровня и приводить в соответствие с ними постановления. Такой процесс способен затянуться на месяцы, если не на годы. За это время может измениться много, в т.ч. «градус» реформаторского энтузиазма.

Контролер: наставник или каратель

Пока чиновники и бизнес-союзы поддерживают этот энтузиазм друг в друге. Первые заверяют в своей готовности упрощать и совершенствовать условия ведения бизнеса в стране, а вторые стараются всячески в этом помогать. Особенно много надежд связывается с контролем. По мнению П. Арушаньянца, если правил и требований будет меньше, то сократится число нарушений, а потому потребуется меньше проверок. При этом ставится задача не только сократить контрольную деятельность, но и «сделать ее превентивной, чтобы контролеры учили биз­нес, как избежать ошибок».

Впрочем, пока как предприниматели, так и специалисты госорганов, кажется, слабо представляют себе, как переориентировать кон­тролирующие органы на решение таких задач. Бизнесменов пугает ан­гажированность проверяющих на поиск нарушений, стремление «накопать» на максимум санкций. Хочется, чтобы контролеры не видели в каждом проверяемом заведомого нарушителя, не отвлекали своим присутствием менеджеров от текущей деятельности предприятия. В последние годы власти не раз пытались изменить фор­мат контроля, вводя новые методы, но это не привело к существенным улучшениям. На­пример, Г. Бадей напомнил, что мониторинг, предусмотренный в настоящее время Указом от 16.10.2009 № 510 «О совершенствовании контрольной (над­зорной) деятельности в Республике Беларусь», по сути, пред­ставляет собой такую же проверку, только с несколько иными последствиями. Непонятным, а потому опасным кажется предпринимателям высокая результативность проверок, о которой регулярно рапортуют контролирующие органы. В этом опять-таки видится ангажированность ревизоров, нацеленных исключительно на выявление нарушений. П. Арушаньянц попытался развеять такие подозрения, уверяя, что контролеры тщательно выбирают объекты для проверок, приходя лишь к тем, о противоправной деятельности которых имеются сигналы. Но это прозвучало неубедительно. С одной стороны, известно, что Указ № 510 дифференцирует субъектов хозяйствования по группам риска, а с другой – многие бизнесмены на горьком опыте убедились, что, как ни старайся, что-нибудь все равно окажется не так.

Некоторые участники пресс-­конференции предположили, что тут поможет более широкое применение предупреждений как формы административной ответственности. Другие всерьез считают, что кон­тролеров можно «перепрофилировать» в консультантов, сделав контрольную функцию чуть ли не второстепенной. Но реальных шагов для этого среди многочисленных предложений бизнес-союзов не видно.

Между тем в мире существует богатый опыт в данной сфере: от институтов налогового рескрипта и налоговых соглашений до порядка разъяснений законодательства по за­просам субъектов хозяйствования, представления уточненных деклараций и дифференцированных мер ответственности за ошибки и нарушения, исправляемые добровольно или не влекущие ущерба для государства. Возможно, некоторые из этих мер пригодились бы и у нас. Надо лишь внести ряд поправок в Общую часть НК и, возможно, в Закон «Об обращениях граждан и юридических лиц».

* * *

Очередная кампания раскрепощения и упрощения встречена бизнес-сообществом с из­рядной настороженностью. Кое-кто припоминает, что аналогичная попытка предпринималась 6 лет с помощью приснопамятной Директивы № 4. Тогда чиновники надеялись, что, слегка «открутив гайки», можно стимулировать деловую активность. Но оказалось, что эксперимент протянул недолго, а со временем оказался почти похороненным под валом ограничений, барьеров и административного да­вления. Теперь чиновникам предстоит убедить бизнес, что сейчас все будет иначе. Но предприниматели хорошо знают зыбкость «косметических» поправок. А потому многие склонны пользоваться предоставленными воз­можностями для скоростной минимизации налогов и вывода сэкономленных средств на личное потребление или куда-нибудь подальше от загребущих лап государства, чем для создания новых рабочих мест и долгосрочных инвестиций. Тут невозможно ограничиться расплывчатыми и неконкретными обещаниями, двусмысленными формулировками и отсылочными нор­мами законодательства. Ис­править негативные на­строения и переубедить завзятых скептиков может лишь тве­рдое и однозначное признание государством на всех уровнях управления незыблемого уважения к частной собственности в любых ее проявлениях – будь то владение имуществом или установление свободных цен на товары. Но готовы ли власти поступиться привычными принципами ради интересов частного сектора?

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН