$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Мозговой штурм

14.10.2008

В условиях активизации диалога между властью и бизнесом последний начал менять формы представления и отстаивания своих интересов. Это выразилось в появлении, а также отмене ряда нормативных правовых актов, оказывающих ключевое влияние на развитие предпринимательства и экономики в целом. Прокомментировать процесс мы попросили председателя президиума Союза юридических лиц «Республиканская конфедерация предпринимательства», председателя Минского столичного союза предпринимателей и работодателей Владимира КАРЯГИНА.

— Владимир Николаевич, как Вы оцениваете результаты диалога между властью и бизнес-союзами, который активизировался в последнее время?

— Как еще недостаточно устойчивые и равноправные. Бизнес-ассоциации выступают неравной стороной не только из-за малочисленности, недостаточной представительности (и это вина самого бизнеса), но и по причине того, что нам навязывают формы и сроки работы, которые мы не всегда можем вытянуть. Кроме того, и финансовая, и экспертная база союзов несопоставима с возможностями государственной машины, обладающей тысячами специалистов.

Тем не менее, диалог с властью идет, мы пытаемся совершенствовать его на целом ряде площадок: работаем в рамках консультативно-координационного совещания деловых сообществ (ККС), советов по развитию предпринимательства, Национального совета по трудовым и социальным вопросам, Республиканского трудового арбитража, комиссии по упрощению административных процедур и других.

Активизировалась работа Конфедерации промышленников и предпринимателей (нанимателей), создана Республиканская конфедерация предпринимательства, объединившая наиболее активные региональные и отраслевые ассоциации частной инициативы.

Это позволило совместными усилиями разработать и продвигать Национальную платформу бизнеса Беларуси, созданы постоянно действующие комиссии и рабочие группы. Добились того, что законопроекты официально проходят экспертизу на коррупциогенность. Появился регламент Совета Министров, в соответствии с которым Совет по предпринимательству, опираясь на мнения ведущих бизнес-союзов республики, визирует ряд проектов нормативных актов правительства. Но, к сожалению, далеко не все.

— Можно ли говорить, что у белорусского бизнеса появилась реальная возможность отстаивать свои интересы, влиять на разработку нормативной правовой базы?

— Потенциально такая возможность есть, но многому надо учиться и тренироваться. В каких формах будем отстаивать интересы? Явно не митингами и забастовками. Должно быть грамотно представлено экспертное мнение, сделаны расчеты, аналитика.

К сожалению, в правительстве, законодательной власти почти нет выходцев из предпринимательства — в лучшем случае бывшие директора госпредприятий. Наша задача — донести до них аргументированную позицию консолидированного бизнеса. В этой ситуации важна кооперация с аналитическим центрами, консалтинговыми организациями, научными институтами.

— Очевидно, показательной стала ситуация с принятием и последующей отменой постановления Минэкономики от 27.09.2008 № 179, которое жестко ограничивало торговые надбавки на импортные товары и поставило под сомнение дальнейшую работу большого числа организаций…

— Заслуга белорусского бизнеса в том, что он оперативно сумел отреагировать. 400 предприятий разных форм собственности откликнулись на призыв бизнес-ассоциаций, приняли участие в формировании экспертной базы и подготовке заключения, с которым мы выступили на заседании ККС, и потом в правительстве. Предоставили 42 аргумента против ограничения надбавок. Это не были эмоции, «вздохи и ахи», чем до этого грешили многие бизнес-ассоциации. Зато была дана реальная оценка, с которой согласился банковский сектор, госпредприятия, не только импортеры, но и экспортеры, инвесторы. Найдена поддержка в ряде госорганов (министерствах и ведомствах). Да, нам удалось представить хороший анализ последствий, наверное, лучший, чем подготовили разработчики и лоббисты постановления № 179.

Факт его отмены оцениваю исключительно положительно. Правительство повело себя адекватно и добавило уважения к себе. Но отрицательно то, что такие решения могут проходить, причем ожидать их можно в любой момент, ведь ежегодно принимается более 3 тыс. нормативных актов.

— Как эволюционируют формы и методы отстаивания интересов бизнеса?

— Движение есть. Как я уже сказал, от эмоций, сетования и осуждения действий властей идет переход к выработке конструктивных предложений, диалогу и объединению усилий. Знаковой стала конференция, проведенная 29.01.2008 г. в зале Дворца Республики, где собрались свыше 500 человек — представителей всех ветвей власти, 33 бизнес-ассоциаций, 42 СМИ, 15 вузов. Совместно была принята резолюция по Национальной платформе бизнеса, утверждены 112 предложений, многие из которых уже выполнены. Так, инициированы и подготовлены изменения в налоговое законодательство: переход на плоскую (линейную) шкалу подоходного налога, 5-процентный налог с продаж, отмена налога с активной части основных фондов и другие.

Сейчас конкуренция на рынках возрастает. Начинаются торговые войны и практика нечестных методов (подавление конкурентов транснациональными корпорациям, коррумпированными группировками и пр.). Надо готовиться к проведению антидемпинговых расследований. У нас эта проблема только появляется. Однако в государстве не работает антимонопольное законодательство, не отслеживаются в должной мере доминирующие субъекты хозяйствования, нет независимого антимонопольного ведомства. Вместо соответствующего министерства сейчас функционирует лишь отдел в Минэкономики. А здесь будущее поле конфликтов. Общественные объединения должны работать на опережение и профилактику монополизма через участие в антидемпинговых расследованиях и анализе складывающейся ситуации в отдельных сегментах рынка.

Отмечу, в мире активно практикуются две формы отстаивания интересов бизнеса: адвокаси и лоббирование. Это или широкое представление и защита интересов, или узкое «продавливание» отдельных групп. Для себя мы определили, что будем развиваться в первом направлении, применяя элементы лоббирования в отношении отдельных приоритетных отраслей.

— Могут ли бизнес-союзы работать в формате партнерства, или они обречены на соперничество и конкуренцию?

— Конечно, могут. И это доказал 2008 г. Формы партнерства стали превалировать над соперничеством и конкуренцией. Состязание, конечно, сохраняется, но оно будет выражаться в более качественном обслуживании своих членов, донесении их проблем и идей до власти. Стоит отметить, что сегодня многие предприятия вступают сразу в несколько союзов. К примеру, у нас с Бизнес-союзом предпринимателей и нанимателей им.Кунявского около 10 общих членов. Как и человек, каждое общественное объединение обладает сильными сторонами — какой-то особой формой членской базы, организации деятельности, контактами, имеет значение и личный потенциал руководителей. Соответственно присутствие субъекта хозяйствования в различных ассоциациях — это расширение его возможностей, тем более что членские взносы невелики и они с лихвой окупаются. Это также поднимает значимость и социальный статус предпринимателя.

Как результат — идет конструктивный диалог с топ-менеджерами в рамках Республиканских клубов директоров. Представители БНПА, БСПН им. Кунявского, МССПиР периодически принимают участие в мероприятиях друг друга. Это хорошо, ведь проблемы у всех общие. А соперничество будет, подобно здоровой конкуренции, способствующей улучшению бизнес-климата, развитию предпринимательства как социального класса.

Мы должны объединяться, укрепляться, уметь быстро перестраивать наши ряды под потребности экономики. Безусловно, не являются конкурентами крупным территориальным союзам отраслевые ассоциации, мы можем действовать сообща. Более того, как показало время, те, кто думали, что смогут продвигать свои интересы вне крупных союзов, потерпели неудачу. В то же время, к примеру, Белорусский союз лизингодателей пошел по пути тесной работы с Конфедерацией промышленников и предпринимателей (нанимателей). Реализуя интерес промышленных предприятий, он внес стоящие предложения по совершенствованию лизингового законодательства и добился успеха.

— Владимир Николаевич, влияет ли «потепление бизнес-климата» на активность предпринимателей? Не секрет, что со второй половины 90-х интерес субъектов хозяйствования к бизнес-союзам уменьшился. Можно ли говорить о том, что такого рода структуры вновь востребованы?

— Показательно то, что идет накопление опыта, растет членская база, в частности, в региональных объединениях. Если раньше ежемесячный план нашей работы укладывался в две страницы печатного текста, то сегодня не хватает шести. Бизнес активнее участвует в различного рода мероприятиях: конференциях, семинарах, круглых столах, зарубежных поездках и заседаниях клубов.

Союзы востребованы, и, безусловно, интерес к ним в будущем будет только расти. Сейчас крайне нужны территориальные, отраслевые и функциональные союзы, возрастает роль торгово-промышленных палат и разнообразных экспертных групп.

— Каков ваш прогноз относительно дальнейшего развития диалога между правительством и бизнесом?

— Думаю, формы и методы будут расширяться. Потенциал простых контактов, телефонных звонков и фуршетов уже исчерпан. Нам нужны аналитики, эксперты, высококачественные специалисты, потому что на каждого человека в ассоциации есть тысячи оппонентов — работников госструктур. Нам нужна более весомая членская, финансовая база. Соответственно предпринимателям стоит рассматривать участие в объединениях как одну из форм инвестиций в собственный бизнес. Не стоит бояться вкладывать деньги, время и интеллект в ассоциации — это общий интерес.

Беседовал Александр ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях