Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №4 (2501) от 18.01.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.5828
EUR:
2.9496
RUB:
3.3879
Золото:
151.14
Серебро:
1.91
Платина:
80.63
Палладий:
156.94
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Монополия «Газпрома» - была, есть и будет

Федеральный закон «Об экспорте газа», принятый Государственной думой России прямо перед открытием саммита G8 в Санкт-Петербурге, подписан Владимиром Путиным. Документ зафиксировал создавшуюся в последнее время монополию «Газпрома» и стал фактическим ответом Евросоюзу на призывы к либерализации газовой отрасли. Надежды восточных соседей России, прежде всего Беларуси и Украины, на возможность получения газа через посредников в обход «Газпрома» теперь потеряны, по-видимому, надолго.

Федеральный закон "Об экспорте газа", принятый Государственной думой России прямо перед открытием саммита G8 в Санкт-Петербурге,  подписан Владимиром Путиным. Документ зафиксировал создавшуюся в последнее время монополию "Газпрома" и стал фактическим ответом Евросоюзу  на призывы к либерализации газовой отрасли. Надежды восточных соседей России, прежде всего Беларуси и Украины, на возможность получения газа через посредников в обход "Газпрома" теперь потеряны, по-видимому, надолго.

Необходимость принятия закона официально объясняется усилением давления на Россию со стороны западных стран, желающих получить доступ к энергоресурсам и газораспределительной системе, чтобы обрушить цены на газ. Поэтому в законе закреплен основной принцип государственной политики — природный газ признан стратегически важным сырьем, экспорт которого должен осуществляться через единый экспортный канал в целях предотвращения исчерпания невосполнимых природных ресурсов РФ, оптимальной защиты фискальных интересов и интересов энергетической безопасности государства.

Согласно ст.2 закона исключительное право на экспорт газа предоставляется организации-собственнику единой системы газоснабжения или ее дочернему обществу, в уставном капитале которого доля участия организации-собственника единой системы газоснабжения составляет сто процентов.

Закон применяется в отношении газа, добываемого из всех видов месторождений углеводородного сырья и транспортируемого в газообразном или сжиженном состоянии. Положения документа не касаются экспортеров газа, произведенного в рамках проектов, реализуемых на условиях соглашения о разделе продукции ("Сахалин 1" и "Сахалин 2"), которые вступили в силу до принятия закона "Об экспорте газа".

После вступления закона в силу правительством будет назначен единый эффективный оператор, что "исключит конкуренцию российских поставщиков за рубежом, которая может привести к значительному снижению экспортных цен на газ, и таким образом оптимально обеспечит как коммерческие интересы поставщиков, так и фискальные интересы государства",  — отмечается в пояснительной записке к законопроекту.

Сейчас "Газпром" (51% его акций принадлежит государству) владеет более 98% газовых трубопроводов, объединенных в единую российскую систему газоснабжения, единым экспортным оператором  на мировом рынке выступает его 100-процентная "дочка" ООО "Газэкспорт". Поэтому ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что теперь права на транспортировку закрепляются исключительно за "Газпромом".

Независимые производители теперь смогут  продавать газ только на внутреннем рынке — согласно положениям закона, ни одна зарубежная или российская компания, добывающая газ в России, не сможет самостоятельно экспортировать топливо без участия "Газпрома", причем доставка потребителям будет осуществляться опять же по газовым сетям монополиста. Получать прибыль от экспорта газа независимые компании смогут, опять же, только договорившись с "Газпромом".

Закон стал ответом саммиту G8, где вопросы энергообеспечения были определяющими. Европейский союз долгое время призывал Россию ослабить монополизацию "Газпрома" и принять Энергетическую хартию, допустив на газовый рынок иностранные компании и открыв возможности для независимых производителей.