$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Момент дефляции: всерьез, но не надолго

13.09.2016

В августе в белорусской экономике произошло редкое для нашей страны событие: индекс потребительских цен снизился по сравнению с июлем на 0,1%. Это позволило сократить инфляцию по итогам 8 месяцев до 7,6%, а в годовом исчислении – оставить на уровне 12,3%. Таким образом, шансы на выполнение в Беларуси 12-процентного годового прогноза по инфляции повышаются – если она не ускорится осенью.

Итак, по данным Белстата, индекс потребительских цен на товары и услуги в августе 2016 г. по сравнению с июлем 2016 г. составил 99,9%, с декабрем 2015 г. – 107,6%. При этом базовый индекс потребительских цен, исключающий изменения цен на отдельные товары и услуги, подверженные влиянию факторов административного и сезонного характера, в августе к июлю т.г. составил 100,5%, к декабрю 2015 г. – 107,2%.

Такие результаты стали возможны благодаря снижению в августе к июлю цен на продовольственные товары на 0,5%, что ограничило их прирост за 8 месяцев уровнем 5,3%. Цены на непродовольственные товары выросли к июлю всего на 0,3%, тарифы на услуги – на 0,01%, а к декабрю 2015 г. – на 6,5 и 15,2% соответственно. Сама по себе тенденция сезонного снижения цен на продовольствие вполне обычна: например, в июле–августе прошлого года они тоже снижались на 0,1–08%. Но остальные ценовые составляющие оставались на достаточно высоком уровне, не позволяя общему индексу опуститься ниже единицы.

Мы так привыкли жить в условиях инфляции, что нынешняя динамика цен кажется необычной и заставляет задуматься о столь диковинном для белорусской экономики явлении, как дефляция. Правда, пока о ней можно особо не беспокоиться: предыдущий рост цен создал достаточно прочный «задел» для сохранения двузначной инфляции, по крайней мере, в текущем году. Поэтому беспокойство экономистов и регуляторов в некоторых странах по поводу дефляции у нас пока выглядит абстракцией. Меж тем они волнуются не зря.

Продолжая проводить жесткую денежно-кредитную политику и экономию бюджетных средств, белорусское правительство надеется достичь оздоровления экономики, снижения затрат предприятий, повысить их эффективность и конкурентоспособность, а главное – вернуться к приемлемым темпам роста, наращиванию производства, что позволит создавать рабочие места и повысить благосостояние населения. Однако пока со снижением затрат на запланированные 25% не слишком ладится, а восстановление темпов роста выглядит привлекательно только на фоне прошлогоднего обвала. При этом снижение цен на товары и услуги в текущем году в основном связано с падением совокупного потребительского спроса, сокращением количества денег в обращении и кредитным сжатием. Одновременно из-за снижения спроса упала прибыль производителей. Им не до инвестиций, если существует реальная угроза сокращения производства и банкротства, в т.ч. из-за кризиса неплатежей. Напротив, банковская статистика показывает, что предприятия больше озабочены не новыми инвестпроектами, а тем, как поскорее погасить кредиты, чтобы уменьшить свою долговую нагрузку. В свою очередь, банки тоже не видят смысла в увеличении кредитования из-за высоких рисков, неплатежеспособности потенциальных заемщиков, низкого качества залогов и иного обеспечения.

Эти процессы проходят относительно скрытно, поскольку многие госпредприятия защищены своим статусом от банкротства, а их руководители не рискуют прибегать к массовым увольнениям. Но о негативных тенденциях свидетельствуют падение реальных зарплат и в целом доходов населения, а также стагнация потребления как в целом по розничному товарообороту, так и на отдельных товарных рынках.

Таким образом, вполне позитивный процесс снижения инфляции идет, к сожалению, параллельно с рецессией. По сути, снижение цен вызвано падением экономики, которое сопровождается сокращением инвестиций и объемов производства. Это, в свою очередь, провоцирует дальнейшее сжатие экономики, ведет к уменьшению занятости, падению общего потребления и к еще большему снижению цен. Возможно, до полномасштабной дефляции и не дойдет, но и роста ожидать не приходится. Даже в условиях двузначной инфляции и слабого, хотя и стабильного в последние месяцы, рубля «скрытая дефляция» уже началась. Об этом свидетельствует динамика ценовых индексов. При этом из-за снижения доходов населения и предыдущего рывка цен на продовольственные и непродовольственные потребительские товары покупательский спрос смещается в сторону более дешевых и менее качественных продуктов. Таким образом, средняя потребительская корзина дешевеет, но лишь за счет стремления «жить по средствам».

Если о реальной дефляции в Беларуси говорить пока рано, то процесс сокращения темпов роста индексов цен можно охарактеризовать как дезинфляцию. При этом текущая потребительская инфляция все еще достаточно высока – из-за накопленного потенциала роста в период девальвации и инерции инфляционных ожиданий. Но эти факторы постепенно выдыхаются. К тому же укрепление рубля, проходившее в последние месяцы, проявляется с определенным временным лагом и отчасти компенсируется глубоко укоренившейся привычкой наших производителей и бизнесменов увеличивать цены – не столько в связи с наличием объективных предпосылок, сколько из-за неуверенности в будущем. При этом процентные ставки все еще довольно высоки, а снижение издержек – процесс долгий. Неопределенность сохраняется и с такими факторами, как тарифы естественных монополий, в т.ч. на энергоносители, и налоговая нагрузка. Не исключено, что с началом отопительного сезона тарифы ЖКХ вновь подтолкнут потребительскую инфляцию вверх. Если в IV квартале начнется укрепление доллара – из-за решений ФРС или снижения цен на нефть, – то на цены в очередной раз повлияет девальвация. Но такой сценарий сегодня маловероятен.

Как бы ни складывалась ситуация в этой сфере, если спрос не начнет расти, производители будут вынуждены постепенно снижать оптовые цены или становиться банкротами и выходить из бизнеса. Какие бы преобразования ни затевались, на их реализацию нужно время. Ускорить процесс мог бы приток каких-либо инвестиций, в т.ч. кредитов МВФ. Но фонд тоже не торопится.

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ