$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Глобализация

Мода на экономический патриотизм

04.10.2016

Еще недавно региональная интеграция признавалась одним из главных трендов современного развития. Однако последние события заставляют в этом усомниться. Противоречия в Евразийском экономическом союзе и ЕС различны по своему характеру, но во многом сходны по природе.

Недавно Президент Беларуси Александр Лукашенко на встрече с госсекретарем Союзного государства Григорием Рапотой высказал ряд критических замечаний о ситуации в евразийской интеграции. В ЕС споры идут по другим вопросам, но в основном они сводятся к конфликту между «экономическим патриотизмом» и глобализационным давлением. Найти консенсус и не допустить ущерба для интеграционных достижений пытались участники Экономического форума в Крынице-Здруй (Польша).

Например, министр промышленности и торговли Чехии Ян Младек призвал вместо абстрактных споров о глобализации или патриотизме взвесить выгоды и недостатки проекта Трансатлантического соглашения о торговом и инвестиционном партнерстве (TTIP). Прага намерена добиваться от Еврокомиссии продолжения переговоров с США по поводу TTIP, поскольку, по расчетам чешских экономистов, оно способно принести стране рост экономики и доходов (в 2015 г. ВВП Чехии вырос почти на 5% при самом низком уровне безработицы). Сегодня чехов беспокоит ситуация с миграцией в ЕС и последствия промышленной революции 4.0. Новые технологии и роботизация могут привести к потере рабочих мест и социальной напряженности. Это серьезный вызов для страны, где много людей занято в машиностроении. Чехам, как и белорусам, приходится искать пути выживания традиционных отраслей промышленности. При этом одним из важнейших инструментов чешские власти считают частно-государственное партнерство, поощрение которого уже дает заметные результаты.

Наши литовские соседи на форуме то и дело обращались к энергетическим проблемам. Министр экономики Литвы Рокас Масюлис признал, что энергетика – это вопрос большой политики, во многом определяющий независимость страны. Ее гарантами для Вильнюса стали нефтяные и газовые терминалы, позволяющие избавиться от давления российских монополистов. Теперь готовятся аналогичные шаги в отношении поставок электроэнергии. Новые стандарты отбора кадров в энергетике позволили ликвидировать коррупцию. Все это обеспечило Литве существенное снижение цен на газ и другие энергоносители – благодаря значительным инвестициям и сотрудничеству с западными соседями – Польшей и Швецией. Впрочем, вряд ли подобный опыт сегодня применим в Беларуси. У нас альтернативы поставок нет, а потому вся надежда – на уступки российских властей по нефти и газу.

КОНФЛИКТЫ усугубляют кризисы, прибавляя к их экономической составляющей дефицит доверия. Это тоже общая проблема ЕАЭС и ЕС. Например, министр финансов Польши Давид Яцкевич прямо заявил, что трудно готовиться к следующему этапу интеграции, если нет доверия к наднациональным институтам, если приходится сталкиваться с нарушением прав, лежащих в основе союза, а чиновники интеграционных структур откровенно лоббируют интересы отдельных стран-участниц. Для Польши камнем преткновения является трубопровод Nord Stream-2, который выгоден для Германии, но может нанести ущерб польской экономике. Кроме того, у Варшавы есть претензии к «климатическому пакету», который вынуждает поляков сократить использование угля. Это может привести к увеличению зависимости от российского газа, доля которого и так достигает 80% поставок. Но пример Беларуси и Украины заставляет Польшу максимально диверсифицировать свою энергетику. А потому в Варшаве откровенно заявляют, что если ее интересы не будут учтены, то встает вопрос о смысле дальнейшей интеграции. Что-то это напоминает...

Кризис доверия приводит к обострению «экономического патриотизма». Правда, Д. Яцкевич не видит между ним и глобализацией особой коллизии. Скорее, это естественный ответ на эгоизм корпораций. Более того, министр привел в пример ту же Германию, где интересы автомобильной промышленности ставят превыше всего. А потому любые интеграционные проекты необходимо тщательно просчитывать. Это касается и соглашения о свободной торговле между ЕС и США, которое может привести к утечке бизнеса за океан.

Сами бизнесмены на форуме оказались бОльшими сторонниками глобализации, чем чиновники. Так, директор и региональный менеджер UPS Пенелопа Наас считает, что, несмотря на понятный экономический национализм, общий европейский рынок остается важным элементом роста. Адам Савицки, СЕО компании T-Mobil, вообще не видит здесь противоречий. Если 20 лет назад европейские корпорации успешно становились глобальными, то со временем они слабели и их покупали инвесторы с других континентов. Так, например, произошло со шведской Volvo. Эти тенденции усиливаются в эпоху информационных технологий. Капитализация IT-компаний растет, а вместе с ней – их роль в современной экономике. Поэтому всем, кто хочет добиться успеха, придется искать свою модель развития глобального бизнеса. К сожалению, на форуме не привели в качестве примера белорусские IT-компании, хотя для Восточной Европы их опыт может быть вполне показательным.

ДИСКУССИЯ о роли «новой» и традиционной экономик на форуме очень походила на споры, ведущиеся по этой теме в Беларуси. Так, заместитель министра финансов Филипп Гжегорчик, защищая «экономический патриотизм», сделал особый акцент не столько на конкурентоспособности, сколько на социальных последствиях. Он отметил, что от ТНК, без которых бы не удалась трансформация польской экономики, местные власти ждут уже не создания сборочных производств, а развития инноваций, стартапов и социальной ответственности. Бизнесмены, в свою очередь, не возражали и представили количественные и качественные результаты сотрудничества, включая суммы налоговых поступлений, число созданных рабочих мест и пенсионные гарантии.

Отношение к глобализации в мире сейчас не очень дружественное, полагает старший консультант Rothschild&Co Виеслав Розлуцки. Доминирование интересов ТНК, казавшееся незыблемым в последние 30–40 лет, сменяется более жестким требованием соблюдения национальных приоритетов (примером тому – налоговый конфликт ЕС с Apple и рядом других компаний). Но об ужесточении законодательства инвесторов следует предупреждать заранее, а поэтому необходим постоянный диалог между бизнесом и властью.

По словам В. Розлуцкого, существуют два типа «экономического патриотизма»: конструктивный и деструктивный. Первый характеризуется объединением усилий государства и частного капитала, в т.ч. иностранного, для решения задач развития. Однако политизация международных экономических отношений чревата «выталкиванием» не только зарубежных, но и национальных инвесторов. Конечно, стремление некоторых бизнесменов получать доходы от природной ренты или эксплуатации дешевой рабочей силы, ничего не давая взамен, необходимо ограничивать. Но рациональные правила не должны превращаться в барьеры, отпугивающие бизнес. Остается найти границу между этими подходами и не нарушать ее.

Автор публикации: Оксана КУЗНЕЦОВА