$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

МИР ЛЬГОТАМ и перемирие для налогов

07.10.2016

Заявление первого заместителя министра финансов Максима Ермоловича о намерении сокращать налоговые льготы вызвало бурную реакцию в деловом сообществе. Одним кажется недопустимым покушение на преференции, которыми они пользуются, другим – наличие таких льгот. При этом в аргументах большинства спорщиков больше эмоций, чем фактов и логики.

Выступая на пленарном заседании форума «Расширяя горизонты: инвестиции, финансы, развитие», замминистра, вероятно, меньше всего намеревался поднимать такую бурю. Однако публика, услышав о перспективе отмены льгот, пропустила мимо ушей вторую часть фразы – о намерении «выстраивать систему налогообложения, понятную для бизнеса, который должен знать, по каким ставкам они работают сегодня и по каким будут работать в будущем». Между тем, г-н Ермолович лишь пытался объяснить необходимость баланса между попытками «собрать налоги со всех новых направлений», чем занимаются в любой стране мира, и инвестиционной привлекательностью.

Поиском такого баланса занимаются и в Беларуси. В разные периоды у различных бизнесов появлялись не всегда обоснованные условия налогообложения. Как признал замминистра, они «создавались иногда спонтанно, хаотично». В итоге в республике, по его словам, действует около 12 специальных режимов налогообложения. Это явный перебор, причем не дающий стране особых выгод. М. Ермолович признал, что «завлекать в страну инвесторов специальными режимами неперспективно, нужно стабилизировать всю систему и создавать привлекательные условия». Поэтому дальнейшее совершенствование налоговой системы пойдет по пути сокращения льгот и выстраивания адекватной системы налогообложения.

Почему-то здесь многие тут же увидели покушение на льготы резидентов Парка высоких технологий. Между тем, «спецрежимов» у нас, пожалуй, еще больше, чем назвал замминистра. Только в ст. 10 Общей части НК их числится 8 штук – а ведь есть еще разнообразные преференциальные схемы, определенные указами и декретами. Скажем, производители сельхозпродукции платят вместо НДС и налога на прибыль единый налог, свои налоги в игорном бизнесе, лотерейной и ремесленной деятельности, проведении электронных интерактивных игр, агроэкотуризме. Предприятия, соответствующие критериям численности и выручки, применяют упрощенную систему налогообложения. Свои льготы есть в СЭЗ и китайско-белорусском индустриальном парке «Великий камень», у игроков на Форексе и компаний, работающих на территории средних, малых городских поселений, сельской местности. Хотя в ст. 43 НК декларируется, что «предоставление индивидуальных налоговых льгот юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям не допускается», в реальности льготирование отдельных категорий плательщиков мало отличается от индивидуального. Если к этому добавить длинную вереницу освобождений, пониженных ставок налогов, отсрочек расчетов с бюджетом, нюансов определения облагаемой базы, в т.ч. выручки, затрат, внереализационных доходов и расходов, разбросанных по разным нормативным актам, то становится очевидным, что Минфину есть о чем беспокоиться.

ВВОДЯ те или иные льготы, законодатели всегда надеются, что они станут стимулом для развития какого-то сегмента экономики или позволят вывести из кризиса определенные отрасли или предприятия. На практике же часто ожидания не оправдываются – то из-за сложнодоступности льгот, то по причинам, не связанным с налогообложением. К примеру, льгота по налогу на прибыль хороша только тогда, когда у вас прибыль есть. А если ее нет и не предвидится, то и льгота ни к чему. В крайнем случае можно упрощенкой обойтись. Поэтому Минфин и МНС то и дело обнаруживают, что у нас куча невостребованных льгот, которые можно спокойно отменять. Что и делается – под возмущенные выступления «экспертов», не понимающих, что происходит. С другой стороны, иные предприниматели откровенно злоупотребляют льготами, используя их не для развития своего бизнеса, а для минимизации платежей в бюджет с помощью действий, которые в мировой практике именуют «агрессивным налоговым планированием». Кстати, такие действия в ряде стран считаются нарушением и весьма строго караются.

Например, УСН задумывался как инструмент стимулирования развития малого бизнеса, но в умелых руках тут же превратился в способ уклонения от налогов. Однако когда законодатели перекрывают очередную такую лазейку, общественности тут же мерещится «закручивание гаек».

Налоговые льготы часто порождают перекосы в сравнительной конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности льготируемых сфер и остальных сегментов экономики. При этом большие компании зачастую не только «любят» льготы, но и обладают куда большими возможностями их добиваться. Именно с этим связан недавний конфликт между Еврокомиссией и компаний Apple. По мнению чиновников Евросоюза, полученные корпорацией льготы являются инструментом недобросовестной конкуренции, а потому незаконны. Не исключено, что этот прецедент может получить широкое продолжение, в том числе в отношении компаний, получающих льготы в Беларуси.

ОДНОЙ из главных проблем белорусского бизнеса является высокая фискальная нагрузка на фонд оплаты труда – с учетом отчислений на социальное страхование. По данным Всемирного банка, она значительно выше, чем в соседних странах. Ни в одном из специальных налоговых режимов, кроме ПВТ, нет столь ярко выраженной пониженной ставки подоходного налога и ФСЗН. Именно эта преференция обеспечивает эффективность льготного режима для любого трудоемкого бизнеса. Неудивительно, что многие предприниматели с раздражением воспринимают пышные реляции о достижениях айтишников – им кажется, что при наличии аналогичных льгот они добились бы не худших результатов. Правда, руководители IT-компаний уверяют, что высокие заработки и при пониженных налогах обеспечивают значительный вклад в бюджет, а к тому же имеется и косвенный эффект в виде повышенного уровня потребления. Но никто не назвал, какова на самом деле доля таких компаний  в доходах бюджета страны, а сумма выручки и экспорта отнюдь не является прямым показателем вклада в ВВП. Что до косвенного эффекта, то этот агрумент почему-то не убедил власти в приведении сбора с «тунеядцев». Авторы Декрета № 3 не сочли косвенное участие через потребление достаточным вкладом, обеспечивающим реализацию обязанностей по финансированию госрасходов, установленных ст. 56 Конституции. А потому не будем применять двойные стандарты.

В ДИСКУССИИ на «Фейсбуке» один из участников поинтересовался: как быть его фирме, занимающейся ландшафтным дизайном? По его оценкам, сама по себе услуга была бы востребована в республике, но налоги не позволяют ни снизить цены, ни выплачивать достойную зарплату сотрудникам. Остается изворачиваться. Чтобы стать конкурентным по цене, нужно применять УСН, а чтобы не выпасть за рамки лимитов выручки – не давать своему бизнесу расти или регулярно его дробить. Это мешает развиваться, создавать рабочие места. Придется оформлять директора «ИП-управляющим», уговаривать ряд сотрудников тоже стать ИП, чтобы они применяли упрощенку и могли получать приличный заработок с приемлемой налоговой нагрузкой (как в ПВТ). А если по каким-то причинам у вас «не катят» помянутые схемы, то придется химичить с обналичкой, трясясь, что не сегодня завтра накроют контролирующие органы за зарплату в конверте и сотрудничество с лжепредпринимательскими структурами. А все потому, что не каждому дано быть порядочным айтишником и инноватором.

Тем не менее большинство таких предпринимателей не одержимы черной завистью к ПВТ и не заикаются о лишении его имеющихся льгот. Они просто на примере ПВТ и собственном горьком опыте видят, что действующая система налогообложения, несмотря на многолетние усовершенствования, не позволяет «нельготному» бизнесу нормально развиваться, а его владельцу – легально богатеть. Вроде бы и нагрузка не хуже среднемировой, а в карманах остается маловато. Поэтому речь не о том, как у кого-то отобрать льготы, а о том, как переформатировать налоговую систему, чтобы процветать могли не только айтишники, но и производители станков и лимонада, строители и таксисты, дизайнеры и швейники. Все они тоже хотят достойно жить и заниматься любимым делом, не разоряясь на налогах и не разбивая лоб о барьеры. Льготный режим ПВТ лишь показывает, насколько это необходимо. Совершенствование налоговой системы не в том, чтобы «опустить» айтишников на общий уровень, а в том, чтобы поднять всех до уровня ПВТ. Для начала – в налоговом смысле…

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН