$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

МЕЖДУ СЛОВОМ И ДЕЛОМ©

24.02.2015

выживает белорусский бизнес

Истории о своем бизнесе, рассказанные членами Совета по развитию предпринимательства на очередном заседании, свидетельствуют о типичности проблем, с которыми сталкиваются инвесторы в нашей стране, а также о слабой эффективности диалога предпринимателей и власти.

Состязание

в господдержке

Принято считать, что по уровню господдержки АПК Беларусь далеко опережает партнеров по Евразийскому экономическому союзу. Но ситуация меняется, предупреждает генеральный директор СЗАО «Серволюкс» Евгений Баскин. С одной стороны, его опыт показывает, что в Беларуси вполне можно создать успешный бизнес мирового уровня. Так, предприятия группы «Серволюкс» в 2014 г. произвели 141 тыс. т мяса птицы (27% белорусского рынка), 455 тыс. т кормов, 10 тыс. т мясо-колбасных изделий, 18 тыс. т молока. Инвестиции как за счет собственных средств, так и с привлечением банковских кредитов составили 350 млн. USD. Но рост компании мог быть еще выше, если бы государство предоставило меры стимулирования, аналогичные существующим в странах ЕАЭС, считает Е.Баскин. По его словам, в России практически все животноводческие предприятия финансируются в рамках национальных проектов. Скажем, агрохолдинг «Мираторг» получил там кредит в 3 млрд. USD сроком на 15 лет под 2,5% годовых в российских рублях. В Казахстане господдержка включает не только льготное финансирование, проектирование и строительство инфраструктуры, но и прямые дотации: например, за мясо птицы выплачивается 400 USD за тонну. Таким образом, казахское предприятие, производящее столько же продукции, сколько «Серволюкс», получило бы из бюджета более 56 млн. USD.

Финансирование государственной программы развития сельского хозяйства РФ до 2020 г. недавно увеличено на 700 млрд. RUB, а всего на реализацию ее мероприятий будет направлено 1,5 трлн. RUB. Изменились условия субсидирования: эффективная ставка инвестиционных кредитов составит около 2,5% годовых, а краткосрочных — до 10%.

Пока россияне наращивают господдержку АПК, белорусские власти вынуждены ее сокращать. Поэтому нашим предприятиям остается один путь — работать эффективнее конкурентов, полагает Е.Баскин. «В текущем году мы делаем ставку на совершенствование производственных, логистических, дистрибьюторских процессов, оптимизацию организационной структуры, развиваем функциональную управляемость бизнесом, — объясняет руководитель «Серволюкса». — Это должно привести к снижению себестоимости, чтобы рассматривать варианты экспорта в страны дальнего зарубежья». Все это делается в стрессовой ситуации: об инвестиционной программе на текущий год говорить проблематично, ежемесячно приходится пересматривать годовой бюджет, решая задачу со многими неизвестными. Под секвестр в первую очередь попадают новые объекты.

Обратная сторона льгот

Установленные законодательством меры стимулирования бизнеса порой существуют лишь на бумаге. Так, предприятия, открывающиеся в малых городах, не всегда получают причитающиеся им льготы, рассказал директор ООО «Белинвестторг» Виктор Лемешевский. В 2010 г. его компания начала реализацию инвестпроекта общей стоимостью около 45 млн. USD по производству стартерных и аккумуляторных батарей с использованием местного сырья. Уже инвестировано 35 млн. USD, выручка за прошлый год составила около 80 млн. USD. Первоначально рассматривались 2 площадки для производства: в Беларуси и в Калуге (РФ). В обоих случаях власти предлагали земельный участок, подключение к инженерным сетям, освобождение от пошлин при ввозе оборудования, налоговые льготы. Среди факторов выбора ключевыми были близость к потребителю, наличие квалифицированной рабочей силы, лояльность местного законодательства, местные партнеры. Склонить инвесторов на свою сторону удалось лишь вице-премьеру В.Семашко в личной беседе с ними.

Изначально сметная стоимость завода по проекту составляла 27 млн. EUR. Однако местные власти тут же потребовали вложить 3,1 млн. USD в модернизацию инфраструктуры города. Правда, после долгих переговоров удалось сократить эту сумму до 400 тыс. USD, но впечатления от пережитого шока у зарубежных партнеров не скоро забудутся. В.Лемешевский предложил закрепить в законодательстве предоставление инфраструктуры при реализации производственных проектов как бонус иностранным инвесторам за то, что они выбрали Беларусь. Заметим, что у исполкомов, несмотря на разговоры о приоритетности инвестиций, зачастую иная позиция: если появилось предприятие — его надо нагрузить участием в решении местных проблем, в т.ч. инфраструктурных, социальных, сельскохозяйственных.

Вторая проблема, с которой сталкиваются инвесторы, — необходимость экспертизы проекта. Без этого нельзя рассчитывать на освобождение от таможенных пошлин и НДС при ввозе технологического оборудования в соответствии с Декретом от 6.08.2009 № 10. Лишь имея гарантии о решении таможенных органов, можно заказывать это оборудование. Все эти процедуры затягиваются порой на год, тогда как льготы в малых городах предоставляются с момента регистрации там компании. Но время идет, а воспользоваться преференциями не удается.

В придачу ГТК рассматривает квалификационное решение на перечень оборудования только для технологической цепочки и не выдает его для частей производственной линии. Поэтому приходится растаможивать оборудование отдельно, по разным ставкам. Принцип декларирования по доверию в нашей стране не применяется, хотя в подобных проектах инвестора трудно заподозрить в стремлении обманывать государство по мелочам.

Предприятие по производству батарей сотрудничает с корпорацией, имеющей еще 5 заводов в Европе. Все они работают по кооперации — каждый производит свою номенклатуру узлов, часть которых ввозится в Беларусь для укомплектования. Но на границе таможенники определяют их таможенную стоимость исходя из средних цен на аналогичную продукцию за определенный период. Поскольку в Беларуси не было подобных производств, таможня ориентировалась на дистрибьюторские цены. Но в ТНК внутригрупповые перемещения товаров всегда идут по более низким ценам. Объяснить это в ГТК не удалось, рассказывает В.Лемешевский. Выходом могло бы быть получение статуса добросовестного участника ВЭД, но для этого нужно представить ряд документов, которые предприятие получить не в состоянии. Например — подтвержденную калькуляцию на отдельные виды продукции — заводы-изготовители ее не дают, ссылаясь на коммерческую тайну.

В этом году появились новые проблемы. В налоговом законодательстве ужесточены подходы к деятельности управляющих компаний. В частности, стоимость их услуг при определенных обстоятельствах нельзя отнести на затраты. Но в ТНК обычно действуют единые стандарты управления, чтобы сокращать издержки, избегать дублирующих функций. Для этого создается управляющая компания, которая финансируется за счет отчислений остальных участников группы — это обычная и широко распространенная практика. По мнению В. Лемешевского, нормы новой редакции ст.1311 НК, согласно которым управленческие услуги включены в расчет «тонкой капитализации», приведут к дополнительным издержкам — налог на прибыль вырастет почти на 980 млн. Br. в год.

Где хромает дисциплина

По результатам опроса, проведенного витебской Ассоциацией предпринимателей и нанимателей, можно получить представление о том, что сегодня больше всего волнует малый бизнес. На первом месте среди проблем оказалась низкая финансовая дисциплина бюджетных организаций, которые по полгода не платят своим поставщикам — частным компаниям. Из-за этого у частников возникает задолженность по налогам, рассказывает генеральный директор ООО «Альянспласт» Николай Силинов, а санкции (вплоть до ареста имущества) применяются, невзирая на обстоятельства. Вторая проблема — катастрофическое подорожание газа и электроэнергии для небольших предприятий, причем платить тоже приходится при любом состоянии дел, да еще и по предоплате. При этом у нас электроэнергия стоит 14,5 цента (тариф привязан к доллару), тогда как в странах ЕС и Турции — 9–10 евроцентов, а в РФ — 5 центов.

Шокирует малый бизнес активизация деятельности контрольных и надзорных органов, особенно — несоразмерность наказаний уровню проступков. Например, при проверке небольшого магазина шаговой доступности, где работают всего 2 продавца, санстанция штрафует за отсутствие договора на стирку спецодежды (2 фартука, 2 шапочки) и урны для битой стеклянной посуды. В неформальных беседах инспекторы, не стесняясь, признаются, что им доведены планы по штрафам (по 150 млн. Br каждому): не выполнишь — не получишь зарплату.

Не успевает открыться в каком-нибудь райцентре небольшое производство, как оно тут же оказывается в зоне пристального внимания проверяющих. Требуется срочно произвести то замеры выбросов или аттестацию рабочих мест, без чего не дается разрешение на работу, то геодезические испытания, например, чтобы сделать навес для дров. В такой атмосфере немного желающих открывать новые производства, несмотря на то что как в прошлом, так и в нынешнем году создание новых малых предприятий было объявлено одним из приоритетов социально-экономического развития страны.

Обострились проблемы, связанные с арендой коммунальной собственности. Так, в ходе опроса предприниматели отметили, что в Витебске по решению горсовета арендная плата увеличена с начала года в 3 раза. Например, аренда стоматологического кабинета на 2 кресла еще в декабре обходилась в 6,3 млн., а в январе — уже 19,6 млн. Br. Между тем правительство требует «не допускать необоснованного роста цен» от предпринимателей, а не от исполкомов. Но решения о повышающих коэффициентах и ставках местных налогов принимаются без обсуждения с деловым сообществом, которое ставит эту проблему в ряд основных барьеров, препятствующих развитию бизнеса. А он, в ожидании перемен к лучшему, продолжает работать и развиваться наперекор любым обстоятельствам.

Оксана КУЗНЕЦОВА


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях