$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

Между декларациями и реальностью

24.11.2009

Два года назад Указом от 26.03.2007 № 136 была утверждена Государственная программа по инновационному развитию на 2007-2010 гг., предусматривающая реализацию 936 проектов с общим объемом финансирования в 23 трлн. Br, в основном за счет заемных средств. Из них пока выполнены 474. В нынешнем году планируется осуществить 207, в следующем — 245 проектов. Как же воплощаются в жизнь разговоры о важности науки и инноваций?

Доля высокотехнологического экспорта в общем объеме зарубежных поставок промышленных товаров Беларуси составляет, по оценкам экспертов, только 3%, тогда как в Эстонии — 17,6%, Китае — 30%, Малайзии — 54,7%, Сингапуре — 56,6%. Весьма скромны доходы от роялти и лицензионных платежей — 7,2 млн. USD, или 0,3% к общему объему экспорта услуг в январе-августе т.г.

Еще в 1995 г. Конференция ООН по торговле и развитию (UNCTAD) помещала Беларусь c индексом технологической активности 0,721 на 28 место в списке из 117 стран. Из государств бывшего СССР мы уступали лишь России (21 место) и Эстонии (26 место). Однако уже в 2001 г. мы опустились на 35 место (0,618), пропустив вперед еще и Литву (32 место).

Числом и умением

По данным Белстата, число организаций, выполнявших научные исследования и разработки, выросло с 272 в 1998 г. лишь до 329 в 2008 г., причем в прошлом году их стало на 11 меньше, чем в 2007-м.

Количество научно-исследовательских организаций уменьшилось с 180 в 2006 г. до 166 в 2008 г., конструкторских, проектно-конструкторских и технологических — с 48 в 2000 г. до 33 в 2008 г. В стране работают лишь 6 проектных и проектно-изыскательских организаций, а число опытных (экспериментальных) сократилось с 10 в 2000 г. до одной в 2008-м. Научно-исследовательская работа сместилась в промышленность, где число компаний, занятых ей, выросло с 28 до 65 за последние 10 лет. Но это лишь около 3% организаций отрасли. Можно ли считать это признаком коммерциализации инновационных процессов?

С 1998 г. по 2008 г. число государственных организаций, выполнявших НИОКР, увеличилось с 83 до 127, или в 1,5 раза, а коммерческих — со 137 до 140. Между тем в Эстонии доля инвестиций частного бизнеса в НИОКР достигает 90%.

Численность персонала, занятого в Беларуси научными исследованиями и разработками (НИР), снизилась с 32,5 тыс. в 1998 г. до 31,5 тыс. в 2008 г., в т.ч. исследователей — с 19,2 тыс. до 18,5 тыс., техников — с 2,6 тыс. до 2,3 тыс. При этом если в госсекторе за этот период численность научно-исследовательского персонала выросла с 10,9 тыс. до 13,9 тыс. человек, то в предпринимательских организациях сократилась с 18,2 тыс. до 14,3 тыс. Уменьшилось количество исследователей в естественных науках (2000 г. — 4,7 тыс., 2008 г. — 3,6 тыс.), общественных (1,4 тыс. и 1,3 тыс.), медицинских (1,2 тыс. и 1 тыс.), гуманитарных (540 и 377). Незначительно увеличилось лишь число ученых в технических (с 10,7 тыс. до 11 тыс.) и сельскохозяйственных науках (с 1,1 тыс. до 1,2 тыс.). С 819 до 725 сократилось число докторов наук, с 3,8 тыс. до 3,1 тыс. — кандидатов.

На голодном пайке

По данным Минфина, расходы республиканского бюджета на науку за последние 8 лет уменьшились с 0,39% в 2000 г. до 0,33% в 2008 г. Если ранее они занимали 2,6% в расходной части бюджета, то в прошлом году — до 2,2%. В то же время внутренние затраты организаций на НИР выросли с 66 млрд. Br до 962,4 млрд. в фактических ценах, а в сопоставимых — лишь до 128,6 млрд. Таким образом, доля в ВВП за этот период выросла с 0,72% только до 0,75%. При этом коммерческие организации в 2008 г. затратили на НИР 520,4 млрд. Br, а государственные — 306,1 млрд. Интересно, что численность занятого в этой сфере персонала в обоих секторах почти одинакова.

Отметим, что внутренние текущие затраты организаций на НИР в прошлом году составили 774,8 млрд. Br, а капитальные — 187,6 млрд. Br. Причем на финансирование фундаментальных исследований направлено 114,2 млрд. Br (рост в фактически действовавших ценах с 2000 г. в 9,6 раза), прикладных — 201,8 млрд. (рост в 13,5 раза), а разработок — 458,8 млрд. Br (рост в 12,8 раза).

Важен результат

По данным ГКНТ, за последние 13 лет результативность исследований и разработок в стране несколько увеличилась. Если в 1995 г. было подано 1039 заявок на патентование, то в 2008 г. — 1730. Число выданных патентов на изобретения выросло с 633 до 1252, в т.ч. на имя национальных заявителей — с 415 до 1139, а действующих патентов — с 1112 до 4140. А вот прорыва в создании передовых производственных технологий не видно. Если в 2005 г. их было создано 370, то в 2008-м — 375, причем если 318 и 332 из них могли считаться в республике новыми, то за рубежом — только 35 и 52, а принципиально новыми вообще только 3 в 2005-м и 5 — в 2008-м. При этом в прошлом году использовалось 21 370 передовых производственных технологий, из которых 2185 — до одного года, 8303 — от 1 до 5 лет, 3857 — от 6 до 9 лет, а 7025 — до 10 лет. С такими результатами трудно удивить мировые рынки, что заметно по структуре отечественного экспорта. Впрочем, и на внутреннем рынке отечественным товарам трудно конкурировать без протекционистских мер.

Не хотят или не могут

На практике стремление к прогрессу демонстрируют немногие. Если в 2005 г. технологические инновации осуществляли 318 предприятий (14,1% от общего числа), то в 2008 г. — 371 (17,6%). Среди них лидируют предприятия цветной металлургии (66,7%), микробиологической промышленности (50%), медицинской (47,1%), черной металлургии (33,3%), химии и нефтехимии (30,8%), машиностроения и металлообработки (27,3%). А вот в легкой промышленности технологические инновации замечены лишь у 7,7% предприятий, в пищевой — 12,7%, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной — 12,7%.

При этом доля инновационной продукции в общем объеме отгруженной промышленной продукции уменьшилась с 15,2 в 2005 г. до 14,2% в 2008 г., хотя в суммовом выражении увеличилась с 7 до 13,4 трлн. Br. Доля инновационной продукции топливной промышленности снизилась с 48% до 21,3%, химической и нефтехимической — с 15,1 до 8,7%, полиграфической — с 10,4% до 0,5%. Рост отмечен в микробиологической промышленности (с 0,1 до 96,6%), медицинской (с 2,9 до 10,8%), машиностроении и металлообработке (с 15,7 до 27,9%), черной металлургии (с 15,1 до 23,7%).

Из 2,9 трлн. Br, затраченных в 2008 г. организациями промышленного производства на технологические инновации, 1,6 трлн. Br направлено на приобретение машин и оборудования, 562,3 млрд. — на исследования и разработки, 250,2 млрд. — на производственное проектирование. Лишь 14,1 млрд. Br использовано на приобретение компьютерных программ, 13,6 млрд. — новых технологий, 9 млрд. Br — на маркетинговые исследования и 3,9 млрд. Br — обучение и подготовку персонала. При этом статистика не зафиксировала в прошлом году затрат на новые технологии в электроэнергетике, цветной металлургии, химической и нефтехимической, микробиологической, легкой, стекольной и фарфоро-фаянсовой, мукомольно-крупяной и комбикормовой промышленности.

Сами промышленные предприятия главную помеху инновационной деятельности видят в экономических факторах. В минувшем году 1106 респондентов из более чем 3 тыс. опрошенных назвали недостаток собственных денежных средств основной причиной для этого, а еще 626 — значительной. На дороговизну нововведений жалуется более 81% опрошенных, высокий экономический риск — 1131/1621, долгие сроки окупаемости — 1140/1642. Значительная часть предприятий сетуют на свой низкий инновационный потенциал, недостаток финансовой поддержки государства. Гораздо меньше мешает невосприимчивость к нововведениям, недостаток информации о новых технологиях и рынках сбыта, а также нехватка квалифицированного персонала или возможности кооперирования. Мало мешает большинству белорусских компаний недостаточность законодательства, неразвитость инновационной структуры и рынка технологий.

Таким образом, упование на то, что принятие законов и указов повлечет бурное развитие инновационной деятельности и венчурных фондов, не подтверждается мнением бизнеса. Вкладывать столь ограниченные ресурсы в туманные перспективы мало кому покажется целесообразным. А если нет экономических стимулов, можно ли ожидать инновационного прорыва?

Николай ТОЛСТИК