$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Место на рынке и в системе контроля

05.03.2010

Белорусская экономика пытается двигаться к рыночным принципам. Это затрагивает и систему контроля хозяйственной деятельности, где в 2010 г. произошли серьезные изменения, коснувшиеся не только работы государственных контролирующих органов, но и аудита. Готов ли он к переменам? Своим мнением о ситуации на рынке аудиторских услуг делится управляющий партнер компании KPMG Александр ШКОДИН.

— В нашей стране аудит существует уже 17 лет, но до сих пор многим не понятно, для чего именно. Так что является целью и смыслом аудита в мире и совпадает ли общепринятый подход с белорусским?

— С точки зрения цели, продекларированной в Законе «Об аудиторской деятельности», особых различий нет: главной целью аудита является подтверждение достоверности бухгалтерской отчетности. Находя какие-нибудь нарушения, указывая на них, аудиторы определяют пути их устранения. Это обеспечивает эффективное управление компанией, повышает доверие к ней со стороны инвесторов, деловых партнеров, общества. Таким образом, в мире аудит, будучи независимым внешним контролем за деятельностью бизнеса, обеспечивает качество доведения необходимой информации о нем до всех заинтересованных лиц. При этом современная контрольная практика аудита в значительной степени освобождена от фискального назначения. У нас же на первом плане по-прежнему проверка правильности исчисления и уплаты налогов. Это задано хотя бы тем, что при обязательном аудите аудиторское заключение сдается в налоговые органы вместе с отчетностью.

— Может, таковы требования рынка? Если налогами озабочены все, то достоверность отчетности — категория абстрактная и мало интересует ваших клиентов…

— Действительно, последствия ошибок в налогообложении очевидны, а избежать их при столь сложном и запутанном законодательстве нелегко. А потому аудит рассматривается многими руководителями и бухгалтерами как подготовка к будущей налоговой проверке, возможность выявить и исправить просчеты и минимизировать санкции. Риски, связанные с налогами, усугубляются тем, что изменения законодательства трудно прогнозировать, появляются они нередко задним числом или на их освоение остается слишком мало времени.

Что касается достоверности отчетности в целом, то ее выгоды не столь очевидны, а потому потребность в ней не всегда осознается. К сожалению, далеко не все понимают, что реализация любых инвестиционных проектов и государственных программ, выполнение макроэкономических планов возможно только на основе реальной оценки ситуации. А для этого необходима достоверная информация, содержащаяся в бухгалтерской отчетности. Ее пользователи в мировой практике прежде всего — инвесторы, банки, поставщики. Они хотят знать, можно ли доверять своим контрагентам. У нас главный пользователь — государство, которое является главным собственником и инвестором. Но его — в лице контролирующих органов — больше всего интересуют опять же налоги. О финансовых результатах правительство судит по статотчетности, почему-то не замечая, что она производная от бухгалтерской.

И если для налогового аудита достаточно проверки первичных документов, договоров и расчета налогов, то аудит достоверности бухгалтерской отчетности требует более сложных процедур. Но им-то, к сожалению, уделяется куда меньше внимания. Ясно, что неизбежно: за ошибки в налогообложении грозят конкретные санкции. Последствия иных ошибок и искажений бухгалтерской отчетности, ее недостоверности не столь очевидны.

— А стоит ли уделять ей такое внимание? Ведь если данные белорусской бухгалтерской отчетности не позволяют судить о реальном экономическом состоянии предприятий, то и интерес к ней соответствующий…

— Да, это также серьезная проблема современного состояния отечественного бухучета и аудита. С одной стороны, Закон требует лишь проверки соответствия совершенных финансовых (хозяйственных) операций законодательству. Можно было бы этим и ограничиться. Но в некоторых аспектах есть серьезные отклонения между отчетностью, составленной по белорусским стандартам, и реальной жизнью. Например, это касается признания и оценки активов. Их стоимость нередко далека от существующей на рынке. Поэтому зарубежные инвесторы, не доверяя белорусской отчетности, требуют представлять ее по МСФО. Но фискальный эффект от таких оценок, скажем, в результате начисления амортизации по недооцененным или переоцененным основным средствам, ощущают сами предприятия и государство. Ведь если по данным бухучета выводится прибыль, являющаяся таковой только благодаря специфике наших методов признания доходов и расходов, денег от этого не прибавляется. Исходя из этой «прибыли» начисляются налоги, изымаются дивиденды, ухудшая платежеспособность и ликвидность субъектов хозяйствования. Потом, несмотря на наличие на бумаге собственных источников, приходится прибегать к заимствованиям, еще более усугубляя тем самым свое финансовое положение.

— Тем не менее государство отводит аудиту роль вспомогательного контролирующего органа. В частности, это видно из норм Указа от 16.10.2009 № 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь», позволяющих не назначать плановые проверки в отношении предприятий, получивших безусловно положительное аудиторское заключение.

— Можно считать, что это свидетельство доверия к аудиту. Но, учитывая, что исходя из норм Указа № 510 проверка государственных контролирующих органов призвана оценивать соответствие деятельности проверяемых субъектов требованиям законодательства, от аудиторов потребуется опять-таки уделять особое внимание вопросам налогообложения и оформления первичных учетных документов, т.е. тех вопросов, где существуют наибольшие риски привлечения к административной ответственности.

- Но и для этого от аудиторов требуется немало знаний и умения. Чтобы оправдать доверие государства и заплаченные деньги аудит должен быть проведен качественно. Правда, что это такое — тоже есть разные мнения. В понимании многих все определяется тем, есть ли потом к предприятию претензии у контролирующих органов.

- Качественный аудит от начала до конца должен быть проведен по строго определенным правилам. Для этого существует определенная иерархия работников — от ассистента аудитора до управляющего партнера. На всех ступенях этой лестницы нужно пройти тщательный отбор, обучение, чтобы к любому виду аудиторских работ допускался только подготовленный надлежащим образом сотрудник. Так, в KPMG обучение строго стандартизировано и вместе с тем ведется по индивидуальному плану. Если работник профессионально совершенствуется, выполняет все требования внутренних стандартов фирмы, ему можно доверить определенную работу. При этом внутренние стандарты обучения, методологии аудита, контроля качества, управления рисками, существующие в KPMG и других международных аудиторских компаниях, гораздо строже, чем не только национальные, но и международные стандарты аудита. В транснациональных компаниях регулярно проводится выборочная проверка каждого местного офиса силами вышестоящих подразделений. Это обеспечивает требуемый уровень качества и, соответственно, доверие пользователей — от менеджмента фирм-клиентов до мировых финансовых институтов и правительств. В этом сила глобальных аудиторских брендов.

- Такая система обучения и контроля требует много времени, значительных материальных и людских ресурсов, что доступно лишь крупным компаниям. У нас же большинство аудиторских фирм мелкие. Кроме того самостоятельно работает более 500 индивидуальных предпринимателей. Им такие затраты не по плечу. Может, достаточно ограничиться соблюдением республиканских правил аудита и предписанного раз в 3 года недельного повышения квалификации.

- Можно и ограничиться, благо законодательство большего не требует. Ведь на обучение действительно требуются большие расходы. Внутренний контроль и совершенствование методологии также существенная часть затрат крупной аудиторской фирмы. Но есть еще требования рынка и перспективы его развития на будущее. Выполнять сложные работы, пользователями результатов которых является не налоговая инспекция, а инвесторы с мировым именем, на таком багаже невозможно. Все последние достижения международных стандартов учета и аудита нужно вовремя узнавать, осваивать, учиться применять в работе. Поэтому наши сотрудники ежегодно проходят несколько блоков обучения от нескольких дней до 2-х недель каждый.

Разумеется, эти расходы сказываются на стоимости наших услуг. Те же, кто пытается работать, ограничиваясь минимумом правил и знаний, заведомо не обеспечивают современного уровня качества. Так что низкие цены, которые иные считают своим главным преимуществом, синоним отсутствия качества. А малая численность — свидетельство отсутствия внутреннего контроля качества. Напомню, что Закон требует обязательного соблюдения всех республиканских правил аудиторской деятельности. Одно из них — внутренний контроль качества, которые должны проводить специально выделенные сотрудники. Между тем особым лицензионным требованием аудита является выполнение всех работ силами только штатных сотрудников. А индивидуальным предпринимателям привлекать к работе кого-либо, кроме близких родственников запрещает Указ от 18.06.2005 N 285"О некоторых мерах по регулированию предпринимательской деятельности". Таким образом, ни ИП, ни некоторые фирмы просто не в состоянии обеспечить внутренний контроль качества. А если не выполняется это правило, одно из важнейших в аудите, значит, не выполняются и все остальные. Поэтому аудит по крайне мере банков и крупных предприятий должен проводиться только аудиторскими организациями, обладающими для этого необходимыми ресурсами.

- С другой стороны, некоторые ваши коллеги уверены, что аудит и так столь ценная услуга, что стоить должна дорого…

- Во многом так и есть. Это услуга, оказываемая высококвалифицированными специалистами и несущая значительные риски. Поэтому дешевой она быть не должна. И если белорусские аудиторы будут выполнять хотя бы отечественные правила, а государство — столь же жестко контролировать их исполнение, как международные компании, то затраты аудиторских фирм существенно вырастут, а следом и цены.

Правда получить за аудит больше, чем позволит рынок тоже не получится. Гонорары аудиторов всегда будут зависеть от того, насколько ценят их услуги клиенты и какие выводы делают из результатов проверок.

- Между тем у нас отменили штраф за неисправление ошибок, выявленных в ходе аудита.

- В банках и крупных компаниях и без того есть понимание риска своей деятельности и, соответственно, значения аудита достоверности отчетности. Поэтому они не нуждаются в «стимулировании» для исправления ошибок. Если же какие-то предприятия считают возможным игнорировать мнение аудиторов, то это найдет отражение в аудиторском заключении, и, в конечном итоге, расплата за такое легкомыслие неизбежна.

- Кстати, сейчас обсуждается проект замены лицензирования некоторых видов деятельности, в т.ч. аудита, обязательным страхованием. Как вы относитесь к такой инициативе?

- Отрицательно. Для аудита это плохая идея.

- Насколько плохая?

- Чрезвычайно. От аудиторов требуется высокая квалификация, независимость, объективность, соблюдения этических профессиональных норм. Это в первую очередь является обеспечением качества оказываемых услуг. Финансовое обеспечение рисков тоже имеет значение, но оно вторично. Не гарантируют порой качественной работы и нынешние лицензионные требования. Поэтому некоторые из них следует даже ужесточить—– например, к стажу, повышению квалификации. Если же их заменить страховым полисом, это не покроет того ущерба, который может принести ошибка аудитора. Даже если страховать риски по каждому договору, заменить знания и опыт покупкой права заниматься аудитом — весьма сомнительный путь. Поэтому по нему не рискнула пойти ни одна страна.

- Ну, там вообще другой подход. Аудиторская деятельность во многих странах регулируется общественными профессиональными объединениями…

- Во-первых, модель «чистого» саморегулирования аудиторской деятельности характерна в основном для США и Великобритании, а с этого года — и России. В континентальной Европе сильнее госрегулирование аудита. Но и роль общественных объединений довольно значительна. И барьеры против вхождения на аудиторский рынок некомпетентных и недобросовестных субъектов такие структуры выстраивают совместно с государством. Если у нас появятся подобные организации, пользующиеся всеобщим доверием и авторитетом в стране, получившие признание в мире на уровне IFAC, будет замечательно. Но пока претендентов на эту роль у нас нет, давайте укреплять нынешнюю нормативную базу аудита и практику ее применения. Тут еще много предстоит сделать.

Беседовал Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях