$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Контроль

Мебельные миражи,

26.03.2010

Многие из распространенных в настоящее время экономических преступлений связаны с невыполнением договорных обязательств. Например, при заказе мебели с клиентов сначала берется крупная предоплата, потом затягиваются сроки поставки, а в итоге исполнитель исчезает в неизвестном направлении. Поэтому, приобретая новую мебель, стоит обратить внимание не только на дизайн, цвет и комфортность, но и на исполнителя заказа. Ведь от честности и обязательности продавца зависит, получите ли вы свою покупку вообще.

Почвой для мошенничества на мебельном рынке служит обычная схема взаимоотношений продавца и покупателя — внесение предоплаты. Ее в размере от 30 до 50%, а порой и до 100% стоимости заказа требуют практически все предприятия и ИП. Конечно, большинство из них работает честно. Но есть и такие, кто поддается соблазну скрыться с полученными деньгами. Показательный пример — рассмотренное недавно судом Первомайского района г. Минска уголовное дело минчанина А.

Схема мошенничества была до банальности проста, рассказывает помощник прокурора Первомайского района г. Минска Дмитрий Филипповский. Аферист собрал миллионы рублей c клиентов, заказавших ему мебель и «залег на дно». Решив обеспечить себе безбедную жизнь, предприимчивый мебельщик работал по принципу Остапа Бендера — «утром деньги — вечером стулья».

Гражданин А. не имел госрегистрацию на осуществление предпринимательской деятельности, однако активно заключал с гражданами подложные договоры от имени знакомого ИП на изготовление и установку кухонной и корпусной мебели, благо, опыт в этой области имел. Он приезжал к заказчику на дом, снимал мерки. Цены были приемлемые, и доверчивые граждане охотно заключали с ним договоры, видя в них определенную гарантию от обмана. В 50-процентной предоплате все видели лишь обычную практику — так работают все. Конкретная сумма зависела от объема заказа. По такой схеме А. обобрал 6 доверчивых минчан, взяв с них от 2 до 5 млн. Br, а с одного — даже 5 тыс. USD. Всего собралось свыше 28 млн. Br.

В некоторых случаях А. даже частично выполнял обязательства, привозя заказчику заготовки, устанавливая кухонные каркасы. Но эта видимость работы была лишь поводом получить оставшиеся денежные средства. В большинстве случаев в кухонной мебели были недоделки. Часть предоплаты «горе-мастер» тратил на погашение долгов по другим обязательствам. Часть без зазрения совести клал себе в карман. В итоге большая часть заказов так и осталась на бумаге.

Предприниматель, чье имя фигурировало в договорах в качестве исполнителя заказов, был знаком с А., но в трудовых отношениях с ним не состоял и договоры от своего имени ему заключать не поручал. По просьбе А. ИП дал для образца копию своего договора с реквизитами, не подозревая об истинных намерениях приятеля. О происходящем ИП узнал случайно — один из потерпевших обратился к нему, потребовав окончить работу за А., оцененную в 3,5 млн. Br. Заказы А. получал в одном из столичных частных мебельных предприятий — ввиду большой загрузки часть запросов на изготовление мебели директор этой фирмы отдавал А., т.к. был уверен, что тот является мастером по изготовлению мебели и дизайнером у ИП.

«Мебельщика» задержали через полгода активной деятельности. Правоохранительные органы выяснили, что, кроме обманутых граждан, в числе пострадавших еще и одна частная компания, у которой А. неоднократно приобретал материалы. В конце концов он взял у фирмы по устной договоренности распил общей стоимостью 3 млн.Br, а рассчитаться за него полностью «забыл». Предприятие попалось на удочку мошенника, потому что до этого А. работал с ЧТПУП «А» почти год — он заказывал распил и оклейку ПВХ в этой фирме.

Для того чтобы назвать то или иное деяние мошенничеством, нужно установить был ли изначальный умысел, комментирует помощник прокурора Д.Филипповский. К примеру, если, заключая договор и получая по нему предоплату, гражданин планировал выполнить все обещанное, но ему что-то помешало, то такие действия квалифицировать как мошенничество нельзя. Таковым можно считать случай, когда договор изначально заключался лишь для того, чтобы выманить деньги и скрыться с ними. Однако доказать мошенничество и привлечь за него к ответственности очень непросто. А потому лучше всего заботиться о безопасности своих денег самим.

В данном же случае о заранее обдуманном умысле обвиняемого на завладение имуществом свидетельствовало крайне неблагополучное финансовое положение А., нереальность принимаемых на себя обязательств из-за отсутствия оборотного капитала, заключение договоров от имени другого лица, покрытие одних долгов заключением новых договоров.

В результате незадачливый делец был признан виновным в завладении имуществом путем обмана (мошенничестве), совершенном в крупном размере, и на основании ч.3 ст.209 УК лишен свободы сроком на 3 года с конфискацией имущества. Думается, такого наказания аферисту будет вполне достаточно, чтобы отбить в дальнейшем охоту морочить головы клиентам.

Чаще всего мошенники пользуются доверчивостью и правовой безграмотностью граждан, рассказывает Д.Филипповский. Удивительно, что в подобных ситуациях часто оказываются не только недостаточно грамотные люди с небольшим достатком, но и вполне обеспеченные и образованные. Между тем, когда предлагается, на первый взгляд, выгодная сделка, следует как минимум узнать о надежности предпринимателя, поинтересоваться его репутацией и опытом работы. Должны насторожить отсутствие стационарного телефона, отсутствие или сокрытие адреса. Перед заключением сделки желательно проверить наличие у исполнителя свидетельства о госрегистрации и постараться сверить его паспортные данные с указанными в договоре. И всегда помнить, как опасно гоняться за дешевизной. Иначе предоплата вполне может оказаться «подарком» для афериста.

Татьяна АБРАМОВИЧ