$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

ВЭД

Марш диверсификации

01.12.2015

На заседании президиума Совмина 24 ноября премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков признал, что принимаемых мер по наращиванию экспорта и поиску рынков сбыта пока недостаточно и необходима дальнейшая концентрация усилий в этом направлении. Он также отметил, что при снижении стоимостных показателей экспорта из-за неблагоприятной внешней конъюнктуры цен по ряду товарных позиций наблюдается значительный рост продаж в количественном измерении.

Действительно, в январе–сентябре 2015 г. средние цены экспорта снизились по сравнению с январем–сентябрем 2014 г. на 28,3%, импорта – на 17,2%, тогда как товарная масса экспорта увеличилась на 2,3%, а импорта – снизилась на 10,8%. В результате индекс ценовых условий торговли составил 86,6%, а индекс покупательной способности экспорта снизился со 100,5% до 88,6%. Впрочем, эта тенденция затронула не все сегменты. Например, снижение индекса средних цен экспорта промежуточных товаров на 30,1%, а продовольственных – на 29,5% сопровождалось ростом индекса их физического объема на 5,9% и 13,2%, а по инвестиционным товарам наблюдалось снижение обоих индексов – на 10,4% и 35,6% соответственно.

Падение мировых цен на нефть и газ неизбежно принесло снижение стоимостного объема импорта энергетических товаров на 25,1% по сравнению с январем–сентябрем 2014 г. и их экспорта – на 34,1%. Но одновременно сократились и поставки прочих промежуточных товаров: импорт – на 30,5%, экспорт – на 18,7%, инвестиционных товаров – на 40,5% и 42,3% соответственно, а потребительских – на 13,1% и 25%. Однако при этом импорт продовольственных товаров увеличился на 9,7%, а их экспорт сократился на 20,2%. В частности, экспорт тракторов и седельных тягачей в стоимостном выражении упал на 48,7%, грузовых автомобилей – на 40,8%, сельхозтехники – на 61,9%, шин – на 31,9%, мебели – на 31,4%, молока и сливок сгущенных и сухих – на 31,1%, сыров и творога – на 17,1%, колбас и аналогичных продуктов из мяса – на 66,6%.


ВОСПОЛНИТЬ потери власти надеются положительной динамикой экспорта товаров на новые перспективные рынки. По словам премьер-министра, здесь наблюдается рост на 664 млн. USD, или на 18,4% к уровню января–сентября 2014 г. Отмечается рост поставок на рынки стран Африки на 8,9%, стран Восточной Азии – на 27,4%, в т.ч. в Китая на 37,8%, Центральной и Северной Америки – на 12,6%.
К сожалению, это не компенсирует спад в торговле с нашими основными партнерами. Пока белорусские производители ищут счастья на дальних берегах, экспорт в Россию по итогам 9 месяцев т.г. сократился на 33,6% (а ее доля в общем объеме нашего экспорта – с 42 до 38%), в Украину – на 42,9%, Германию – на 36,7%, Польшу – на 16,7, Литву – на 9,8%. Суммарное снижение экспорта в эти 5 стран составило более 5,9 млрд. USD. Тем не менее министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей на заседании заявил, что «принятые меры членов правительства и должностных лиц по поддержке экспортеров позволили минимизировать негативные тенденции, не допустить дальнейшего снижения экспорта, а также обеспечить небольшой прирост при положительном сальдо внешней торговли товарами и услугами». По мнению министра, это важнее, чем простое увеличение экспорта, тем более, что его физические объемы растут.
Отметим, что если в количественном выражении поставки за рубеж некоторых товаров действительно увеличиваются (например, нефтепродуктов – на 21,3%, черных металлов – на 11,3%, калийных удобрений – на 2,8%, азотных – на 65,8%, мяса – на 4,5%, молока и молочной продукции – на 10,2%), то тракторов за 9 месяцев т.г. удалось продать на 30,6% меньше, чем в январе–сентябре 2014 г., седельных тягачей – на 71% меньше, грузовых автомобилей – на 63,4%, сельхозтехники – на 29,2%, химических волокон и нитей – на 8,6%, холодильников – на 19,4% и т.п. Видимо, белорусские производители не формируют спрос на рынках, руководствуясь стратегией «объемы важнее цены», а лишь подстраиваются под сложившиеся обстоятельства. При этом мало помогает и внешнеполитическая конъюнктура, на которую некогда возлагались особые надежды. Так, российские «антисанкции» не привели к бурному росту экспорта белорусского продовольствия и техники. Напротив, по 4 пищевым позициям (молоко и сливки сгущенные и сухие, сыры и творог, колбасы и аналогичные продукты из мяса, говядина свежая или охлажденная) снижение экспорта составило 461,9 млн. USD, а тракторов, грузовиков и сельхозтехники – на 520,8 млн. USD. Все это никак не компенсировалось увеличением поставок в Россию «санкционных» овощей, фруктов и морепродуктов (импорт которых пропорционально растет).


МЕЖДУ тем потребность в обновлении машинного парка в российском АПК по-прежнему велика. В докладе Счетной палаты РФ отмечалось, что обеспеченность зерноуборочными комбайнами и тракторами в России не превышает 50%, а годовые темпы обновления составляют 7,6% по комбайнам и 4% – по тракторам. Однако из-за кризиса финансирование инвестиций резко снизилось, а проверка Счетной палаты показала, что значительная часть субсидий оседает у посредников. В исследовании компании Делойт «Текущее состояние и тенденции развития агропромышленного бизнеса в России в 2015 г.» указывается, что импорт в РФ может сократиться в 1,5–2 раза, причем более всего – по инвестиционным товарам (машины и оборудование), а в 2016 г. – еще на 15–20%, если западные санкции и нестабильность российского рубля сохранятся.
Спад в экономике, девальвация российского рубля, отток капитала из-за западных санкций и сокращение импорта из-за «антисанкций» непосредственно отражается на покупательной способности россиян. По данным Минэкономразвития РФ оборот розничной торговли за 10 месяцев т.г. сократился в России на 8,8%, а инвестиции в основной капитал – на 5,7%. Это подтверждается и независимыми исследованиями. Например, в 2014 г. объем рынка одежды и обуви в России, по оценке Fashion consulting group, снизился на 8% – до 2,2 трлн. RUB, а по итогам текущего года прогнозируется падение еще примерно на 20%, в т.ч. в среднеценовом сегменте – сразу на 35–40%. Еще в мае Национальная мясная ассоциация РФ отмечала, что в 2014 г. потребление мяса в России снизилось на 2–3% по сравнению с 2013-м, а в 2015 г. сократится на 5–6%. Эксперты информационного агентства по рыболовству прогнозируют снижение в этом году потребления рыбы в РФ на треть – с 22 до 15 кг. Согласно опросу ВЦИОМ почти четверть россиян в I полугодии т.г. сократили покупку некоторых товаров из-за роста цен на них, а доля граждан, вынужденных экономить на продуктах питания, еще выросла на 18 п.п. Неудивительно, что многие сельскохозяйственные компании в РФ не торопятся наращивать объемы производства, поскольку не уверены в окупаемости таких инвестиций.
Все это более чем когда-либо повышает риски торговли в Евразийском экономическом союзе. Вряд ли ситуацию сильно поправит намерение Москвы расширить эмбарго на поставки товаров из Украины и ввести санкции в отношении Турции. Освобождающиеся ниши не совпадают с номенклатурой белорусской экономики и не столь выгодны, как кажется на первый взгляд, зато гораздо более рискованны (в т.ч. из-за ужесточения санкционного контроля). Поэтому белорусские власти намерены усилить работу по географической диверсификации экспорта, полагая, что механизм закрепления должностных лиц за отдельными направлениями, предусмотренный постановлением Совмина от 24.12.2014 № 1239, дает положительный эффект. Правда, В.Макей признал, что «действующий в настоящее время список стран, как мы видим, не вполне соответствует ожиданиям экспортеров». А потому планируется актуализировать перечень новых перспективных рынков для экспорта белорусских товаров с учетом экономической целесообразности.
Роман КУНИЦКИЙ