Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №5 (2502) от 21.01.2022 Смотреть архивы
USD:
2.5734
EUR:
2.9232
RUB:
3.3614
Золото:
Серебро:
Платина:
Палладий:
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Магнит для инвестиций существует. Теоретически

Понять, как заполучить иностранные инвестиции в нашу страну, чиновники хотят с особым упорством и отчаяньем: хочется быть в глазах соседей и экспертов успешными на стезе модернизации экономики, бравировать конкурентностью национального продукта...

Понять, как заполучить иностранные инвестиции в нашу страну, чиновники хотят с особым упорством и отчаяньем: хочется быть в глазах соседей и экспертов успешными на стезе модернизации экономики, бравировать конкурентностью национального продукта... Для этого и кодекс достойный предусмотрели и госпрограмму. А финансовые ручейки, как назло, и с Запада, и с Востока все мимо текут. Ну, мы "избыточную" ликвидность банков на реальный сектор развернули, в СЭЗы иностранных предпринимателей маним... А воз и ныне там! И все как будто знают почему... Может, не то мы о себе знаем? Вон, в Китае экономика бюрократами не меньше опекается, и общегосударственной налоговой системы у них нет, а иностранные олигархи, как сговорившись, на тамошних широтах свои денежки в городах XXI века "закапывают"... Где логика, скажите? Чтобы понять движущую силу этого парадокса, государство возвело в ранг госзаказа организацию разноуровневых консилиумов по больной теме. Очередной из них на днях состоялся в БГЭУ, под патронатом "Белорусского экономического журнала", с участием видных российских ученых, их коллег из НИЭИ Минэкономики РБ, БГЭУ. Этому почтенному собранию надлежало указать на особенности ведения инвестдеятельности в условиях переходных экономик и рекомендовать стране достойный рецепт приворотных действий.

Задавая тон обсуждению, ректор БГЭУ и главный редактор "Белорусского экономического журнала" Владимир Шимов был искренен: "При острой нехватке внутренних инвестиционных ресурсов из-за незначительных объемов роста ВВП, низкого уровня доходов населения, убыточности многих предприятий и дефицитности бюджета роль иностранных инвестиций возрастает". Нужны они для структурной перестройки отечественной экономики. Мы, к сожалению, не относимся к счастливчикам, у которых доля инвестиций в ВВП запросто укладывается в 25--27% и позволяет трансформироваться на условиях самодостаточности. Наших 16--18% не хватает даже для простого воспроизводства. Это источники финансирования подкачали: доля консолидированного бюджета снизилась до 20%, средств предприятий -- до 45%, лишь население ссудило больше, чем прежде, -- 9%, таким же оказался и вклад иностранных инвесторов.

Принимая во внимание тенденции на мировом рынке, Владимир Николаевич признал значимость национального капитала.

Тезис, достойный президента

Российский академик Дмитрий Львов, разъясняя суть долгосрочных стратегий развития, нес крест просветительной миссии не менее 2 часов. Противникам и сторонникам ученого достало времени "скрестить шпаги" в шумных междусобойчиках. Накал страстей пришелся на этап анализа динамики трудового капитала России в пореформенный период. Академик сравнил ее с ситуацией в развитых странах, где одним из ведущих параметров развития "считают не инфляцию или финансовую стабилизацию, а долю зарплаты в ВВП". В России в 2000г. реальная зарплата составляла лишь 42% к уровню 1990г. Снижение социального уровня жизни людей обычно связывают с низкой производительностью их труда: говорят, подождите, вырастет ВВП, тогда и жить станем лучше... Однако плохая работа россиян -- заблуждение, полагает Дмитрий Львов, подкрепив свой вывод результатами исследования, в котором привел данные часовой производительности по ВВП, часовой зарплаты и количества ВВП на доллар зарплаты в России и Америке. Получилось: в США на 1 USD зарплаты производится 1,7 USD ВВП, а в России -- 4,6 USD! Вывод: "такой невиданной эксплуатации наемного труда и столь безобразной системы перераспределения добавленной стоимости не знает ни одна современная, уважающая себя страна". По мнению академика, в России 1/3 роста ВВП формируется из того, что недоплачивается работникам: "Думаю, и для России, и для Беларуси правомерна следующая постановка вопроса: мы обязаны обеспечить прирост доли зарплаты в производительности не ниже американской и европейской... Повышение реальной зарплаты в наших экономиках в соответствии с производительностью, ее рост в 2--3 раза выше нынешнего -- необходимое условие проведения экономических реформ!" Этот тезис, достойный президента, потонул в обсуждении.

Меньше споров у коллег возникло по поводу видения ситуации в наукоемкой сфере. По оценкам Львова, доля наукоемкой продукции США в мировом наукоемком продукте достигла к 2000г. 34%, одновременно доля России снизилась до 0,9%. "Такое отставание почти непреодолимо, -- констатировал академик, -- где искать нишу в мировой интеграции?"

Применять инновации или исчезнуть

Тему инновационной модели развития экономики достойно развила профессор, заведующая кафедрой экономики промышленных предприятий БГЭУ Людмила Нехорошева:

-- Чем выше технологический уровень страны, тем более развито и эффективно национальное производство, тем больше прямых иностранных инвестиций (ПИИ) приходит в ее экономику. Эта закономерность помогает понять и ситуацию недостатка ПИИ в Беларуси. У нас доля высоких технологий -- всего 2,3%, новых технологий -- 10%, в то время как традиционные составляют 87%. Соответственно показатель среднего ежегодного роста наукоемкости ВВП в развитых странах до 11%, в Беларуси -- минус 2,7%.

Промышленно развитые страны в борьбе за формирование 6-го технологического уклада своих экономик рассчитывают обрести такой мощный финансовый источник, как технологическая квазирента, т.е. возможность "снять сливки" от продажи товаров, которым нет аналогов. Как только они достигнут цели, другие страны в процессе взаимодействия смогут рассчитывать лишь на минимальную прибыль и еще больше -- на убытки в результате неэквивалентного обмена. Как избежать такой перспективы? По мнению Л. Нехорошевой, решение следует искать одновременно на нескольких уровнях. "Точечная" поддержка отдельных отраслей и предприятий -- не выход. Нужна система, которая создает модель инновационного развития, и надо видеть место страны, отрасли, каждого предприятия в ней. Без инновационно-структурной перестройки даже ресурсный путь развития вскоре станет невозможен... Многие модели инновационного развития уже созданы и их следует применять, используя имеющийся опыт в области технологического трансфера, создавая систему привлечения ресурсов в высокорисковые проекты, венчурные фонды, участвуя в общих с другими странами технологических программах. Реализовать концепцию вовлечения интеллектуальной собственности в коммерческий оборот, создавая условия вхождения нашей страны в новую экономику.

Мифы о климате

Страны с переходной экономикой отстали от промышленно развитых как минимум на один технологический уклад. Их желание сократить это отставание мотивирует к поиску необходимых источников финансирования.

Но вот парадокс: при возросшей потребности в инвестициях мы столкнулись с кризисом их привлечения, констатировал доктор экономических наук, заместитель директора Института экономики РАН Дмитрий Сорокин.

-- Говорят, все дело -- в плохом инвестиционном климате. Размышляя над этим, я насчитал по меньшей мере 5 мифов о "неблагоприятном" инвестиционном климате.

Миф 1: Климат плох от значительной доли присутствия государства в экономике. Скорее дело в другом -- у нас недопустимо высоко присутствие не государства, а госчиновников в экономике. Известно: рыночные механизмы формируют структуру экономической системы, но в чистом виде они будут формировать ее структуру адекватно естественным конкурентным преимуществам этой страны. Для России это значит стать базой сырьевой продукции, в лучшем случае продукции первого передела. Устраивает ли нас эта позиция? Для такой базы экономики 140 млн. человек будут не нужны.

Миф 2: Нет внутренних источников. Согласно данным Банка России за последние 10 лет накопленный вывоз капитала из страны -- 209 млрд. USD, ежегодно -- 20--25 млрд. USD, из них половина -- нелегального. То есть по меньшей мере 100 млрд. "нелегалки" ушло. Капитал бежит не из-за плохого инвестиционного климата, а лишь потому, что у него источник не тот... Значит, средства все же есть.

Миф 3: Плохие организационно-правовые механизмы. Складывается впечатление, что разработчики рецептов оздоровления экономики часто не очень хорошо знакомы с нашей налоговой системой, таможенным регулированием и пр. Стандартные наборы: "упростить, снизить, улучшить..." можно рассматривать только после уточнения, а "по сравнению с кем?"

Это в России закрытая экономика? В 1992г. размер ее внешнеторговой квоты (экспорт плюс импорт) составлял почти 41% к ВВП, в 2000г. -- уже 60,5%. Такой внешнеторговой квоты не имеет ни одна страна, сопоставимая с РФ по численности населения, потенциальному объему товарного рынка. Больше нет стран с настолько открытой экономикой. На практике все в различной степени проводят политику протекционизма.

Миф 4: Без иностранных инвестиций пропадем. Куда идут иностранные инвестиции в странах с переходной экономикой ЦВЕ? Оказывается, чаще всего -- в машиностроение. В это время в российской экономике поступление иностранных инвестиций испытали прежде всего: торговля (19%), пищевая промышленность (19%), другие... Приток в машиностроение -- всего 5%. А базой экономического подъема является машиностроение. Поэтому рассчитывать на иностранные инвестиции, как ключевой фактор роста, не стоит.

Миф 5: Только присоединившись к ВТО получим необходимые рыночные преимущества. ВТО -- это свобода перемещения товаров и услуг, которая может резко ухудшить условия инвестиционного климата в реальном секторе. Присоединившись, мы получим не преимущества рыночной экономики, а в полном объеме действие ее законов. Они как законы природы -- с умом используешь -- польза, а не умеешь -- жди неприятностей...

Вывод: У нас средне-нормальный инвестиционный климат. Другой вопрос -- наличие умения и политической воли для запуска инвестиционных механизмов!

* * *

Последнюю выкладку никто оспаривать не взялся. Это была подходящая концовка научного диспута. В.Шимов резюмировал, что это совпадает с заключением западных бизнес-центров (к сожалению, Владимир Николаевич не уточнил, каких именно): приток иностранных инвестиций определяется политической доминантой, благословением международных финансовых организаций. Для этого стране нужно принять условия, универсально сформулированные для стран с переходной экономикой: а) приватизация, б) либерализация, в) жесткая денежно-кредитная политика. "Первое означает доступ к собственности, второе -- завоевание рынка страны с переходной экономикой, третье -- паралич национального производителя, -- интерпретировал экс-министр экономики. -- Пока эти три требования не будут выполнены, инвестиции приходить будут не более того, чем они поступают".

* * *

Лукавая статистика: объем накопленных инвестиций в Беларуси -- примерно 1,5 млрд. USD, из них 1 млрд. принес проект Ямал -- Европа. Если эту цифру проигнорировать и разделить оставшееся на количество жителей, получится примерно 30 USD на нос. Китайцы, разделив объем привлеченных инвестиций на численность своего населения, получают такую же цифру...