$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЛОЗУНГ НАЛОГОВОГО МОМЕНТА©

20.02.2015

Выступая в понедельник на совещании по налоговым вопросам, Президент Александр Лукашенко призвал к стабильности налоговой системы и отмене существующих в ней многочисленных льгот, сохранив их только для приоритетных видов деятельности. Глава государства предложил «один раз по максимуму откорректировать, чтобы потом несколько лет всем спокойно работать». Такой подход выглядит весьма привлекательно — если его удастся осуществить.

Можно согласиться с тезисом, что «постоянные изменения налоговых ставок недопустимы». Деловое сообщество уже несколько лет нервничает по поводу предложений повысить в Беларуси ставку НДС до 22% при одновременном снижении ставки налога на прибыль до 15%, которые, впрочем, так и не были реализованы. Зато увеличение подоходного налога на 1% и наделение местных органов власти правом повышать ставки налогов на недвижимость и на землю благополучно прошли, невзирая на мнение бизнес-союзов — как и увеличение ставки налога на прибыль для банков и страховых организаций. Так что на некоторое время законодатели могут удовлетвориться достигнутым.

Гораздо больше, чем ставки, предпринимателей тревожит систематическое изменение методологии исчисления отдельных налогов, которое зачастую производится в середине отчетного периода (как, например, введение 90-дневной отсрочки вычета НДС по Указу № 361), неожиданные интерпретации привычных норм, а также принятие изменений и дополнений в Налоговый кодекс на очередной год в последние дни декабря. Вряд ли кого-либо успокоит, что многие новшества касаются только ограниченного круга субъектов хозяйствования — кооперационные связи порождают мультипликативный эффект таких корректировок, что переносит последствия практически на все сегменты экономики и население. Именно такие события делают отечественную налоговую систему непредсказуемой и нестабильной, ухудшая бизнес-климат.

К СТАБИЛЬНОСТИ налогового законодательства неоднократно призывали как руководители МНС, так и представители деловых кругов. Однако ситуация в экономике и демографии, на валютном и товарном рынках, в социальной и бюджетной сферах систематически заставляет государство использовать все новые и новые фискальные инструменты: от введения госпошлины за допуск к дорожному движению в начале прошлого года и в конце — комиссионного сбора на покупку валюты до планов обложить налогом «тунеядцев».

Можно ли вообще считать неизменность актов налогового законодательства приоритетом? С одной стороны, в них до сих пор остаются «темные места», которые понять трудно, выполнить порой сложно, а ошибка может стоить очень дорого. Поэтому у субъектов хозяйствования неизменно возникают вопросы, на которые не всегда удается найти ответы. Но глава государства считает, что консультирование предпринимателей и бухгалтеров — не основная функция налоговиков. Налоговая служба — это главный фискальный орган государства, и его дело — собирать налоги. Одно это создает МНС и его инспекциям статус и престиж, который тем не менее Президент призвал повышать. Вероятно, предприниматели и бухгалтеры не досаждали бы столь важному государственному учреждению своими вопросами и разбирались с ними сами или с помощью аудиторов и юристов, если бы можно было быть уверенным, что в случае «неясности и нечеткости предписаний» государственные органы и должностные лица действительно примут решения в пользу плательщиков. Однако может оказаться, что мнение бухгалтера и аудитора не совпадет с трактовкой контролирующих органов, суд сочтет, что никаких «неясностей и нечеткостей» в данном случае нет, а потому придется платить налог и штрафные санкции.

С другой стороны, сложившаяся практика или изменение экономической ситуации часто заставляет изменять те или иные нормы налогового законодательства — например, чтобы ликвидировать лазейки для уклонения от уплаты налогов или стимулировать инвестиции, инновации, производство каких-либо товаров и услуг, поддержать отдельные отрасли. Это особенно важно в кризисные времена, когда промедления в изменении правил налогообложения могут привести к необратимым негативным последствиям — оттоку капитала, банкротству предприятий, особенно малых и средних.

ПО ЭТИМ же причинам нужно быть крайне осторожными, принимая решения о введении и отмене налоговых льгот. Научные круги и бизнес-сообщество давно критикуют практику установления индивидуальных налоговых льгот, которые зачастую предоставляются для поддержки неэффективных предприятий, а также узконаправленных преференций, которые обычно касаются отдельных сфер деятельности, объявленных государством приоритетными порой без достаточных на то оснований. На совещании говорилось, что в белорусском налоговом законодательстве имеется почти 250 налоговых льгот, из-за которых в казну только в 2013 г. не поступило около 1 млрд. USD, т.е. почти четверть нашего госдолга. При этом Президент заявил, что «мы надавали столько льгот, что теперь сами с трудом можем разобраться».

Заметим, что причина кроется в давно заложенном в законодательстве механизме. Помимо льгот, закрепленных по отдельным платежам в Налоговом кодексе, огромное количество преференций раздается указами и декретами. Так, согласно п. 3 ст. 43 НК нормы кодекса, определяющие основания и порядок применения налоговых льгот, не могут носить индивидуальный характер. Однако далее в п. 4 этой же статьи говорится, что «льготы по налогам, сборам (пошлинам) плательщикам индивидуально предоставляются в виде, порядке и на условиях, определяемых Президентом Республики Беларусь. Предоставление индивидуальных налоговых льгот юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям не допускается». При этом Указом от 28.03.2006 № 182 «О совершенствовании правового регулирования порядка оказания государственной поддержки юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям» установлено, что по решению главы государства отдельным категориям плательщиков может быть оказана государственная поддержка в виде льгот по налогу в части освобождения от уплаты, снижения ставок, возмещения суммы уплаченного налога. Таким образом, если власти всерьез намерены прекратить практику индивидуального предоставления льгот, то речь должна идти об отказе главы государства от права их устанавливать.

Изменится ли такая система после февральского совещания? Глава государства объявил, что «от индивидуальных налоговых льгот вообще, наверное, надо уходить». Можно только порадоваться, если это произойдет и исчезнет мощный источник создания неравных условий конкуренции. Только как тогда быть с рядом проектов, одним из ключевых условий реализации которых всегда являются именно налоговые льготы? Свободные экономические зоны, компании по производству современной техники, стройки имиджевых объектов, Парк высоких технологий, привлекательность которого держится на заниженных ставках подоходного налога и ФСЗН, Китайский индустриальный парк — вот далеко не полный перечень бенефициаров, которые могут (или должны?) лишиться преимуществ.

В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ за счет улучшения показателей налогового администрирования и налоговой нагрузки белорусская фискальная система поднялась с одного из последних, 183-го места по показателю «налогообложение» в рейтинге Всемирного банка «Doing Business» на 107-е. Этому в значительной мере способствовало расширение сферы применения упрощенной системы налогообложения и электронных сервисов. Однако как во всем мире, так и у нас на первый план выходит новая актуальная задача — предотвращение уклонения от уплаты налогов с помощью различных схем оптимизации, а также борьба с легализацией незаконных доходов. Решение этого вопроса неизбежно влечет усложнение правил налогообложения. Белорусские субъекты хозяйствования успели познакомиться с первыми шагами в данном направлении — это ужесточение правил трансфертного ценообразования, тонкой капитализации, лишение бенефициарных собственников возможности применять УСН, раскрытие банковской тайны, в т.ч. по запросам зарубежных фискальных служб. Заметим, что введенные в этом году меры лишь отчасти приближены к современной практике борьбы с налоговыми уклонистами, основанной на рекомендациях ОЭСР. А потому некоторые нормы налогового законодательства еще придется корректировать, чтобы повысить их эффективность и соответствие международным методикам и соглашениям.

Уровень налоговой нагрузки в республике приходится балансировать между неизменной потребностью государства в ресурсах для финансирования социальных и экономических проектов, с одной стороны, и возможностями плательщиков (довольно ограниченными) — с другой. К тому же дополнительным фактором является конкурентоспособность налоговых систем стран — участниц ЕАЭС. Поэтому, «всесторонне рассматривая» вопрос фискальной нагрузки, приходится иметь в виду, что ставка НДС у нас выше, чем в России и Казахстане, но поскольку доходов от природной ренты в Беларуси мало, косвенные налоги остаются в республике основой наполнения казны. В придачу у нас самая высокая нагрузка среди стран ЕАЭС на фонд оплаты труда. Правда, отчисления в ФСЗН официально не признаются налогом, но субъектам хозяйствования от этого не легче, да и в «любимом» рейтинге «Doing Business» эти платежи учитываются. При этом демографическая ситуация заставляет искать пути реформирования пенсионной системы, а экономическая — снижать нагрузку для бизнеса, порожденную социальным страхованием.

Тем временем в России в числе антикризисных мер Минэкономразвития предлагает существенно снизить налоговое бремя на малый бизнес именно за счет страховых взносов, уменьшив их ставку для лиц, применяющих упрощенную систему налогообложения, с 20% до 14%, тогда как в общем случае она составляет 30%. Кроме того, в РФ предлагается ввести запрет на ухудшение условий налогообложения до 2018 г., установить для инвестпроектов отсрочку уплаты НДС при ввозе в РФ оборудования и комплектующих и материалов, которые не производятся в стране, вдвое повысить критерий выручки для применения УСН и позволить региональным властям снижать ставку по упрощенной системе с 6 до 1%. Так что разработчикам проекта изменений и дополнений в Налоговый кодекс на 2016 г. есть о чем подумать. Тем более, что эти корректировки могут оказаться последними на ближайшие несколько лет — «чтобы спокойно работать».

Валерия ГЕРАСИМОВА, кандидат экономических наук


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях