$

2.5520 руб.

2.7734 руб.

Р (100)

3.3821 руб.

Ставка рефинансирования

8.75%

Проблемы и решения

Логика сделки и логика контролера

12.07.2002
Внешнеторговая деятельность -- один из самых сложных сегментов рынка и экономических отношений. Но не всегда нужно искать истину в глубинах юридической мысли, выраженной в том или ином указе или инструкции, -- нельзя забывать, что все внешнеторговые операции, вся их теоретическая база строится в первую очередь на основополагающих актах, таких, например, как Гражданский кодекс. У одного из субъектов хозяйствования недавно возникла поучительная ситуация, казавшаяся чрезвычайно сложной, а в действительности простая и логически обоснованная.

ИТАК, в сделке участвуют три лица, которых мы назовем условно: РУП "Альфа" и ООО "Гамма" -- резиденты Республики Беларусь и нерезидент ЗАО "Бета". 11 сентября 2001 г. РУП "Альфа" заключило товарообменный договор с ЗАО "Бета". Условиями договора предусматривалось, что РУП "Альфа" поставляет ЗАО "Бета" электротехническую продукцию собственного производства, а взамен получает металл -- проволоку, необходимую в качестве сырья. ЗАО "Бета" в отношении поставляемого в Республику Беларусь металла является посредником, который приобретает металл непосредственно у производителя и передает резиденту. РУП "Альфа" могло бы и самостоятельно заключить договор с производителем металла, однако нужный вид проволоки изготавливается на заказ и сроки изготовления после получения 100% предоплаты зачастую больше чем 60 дней. Поэтому, РУП "Альфа", заключив договор с посредником-нерезидентом, сняло с себя риск несвоевременного исполнения внешнеторгового договора в части импорта продукции.

Данный договор заключен в точном соответствии с ч.3 п.2.2 Указа Президента Республики Беларусь от 4.01.2000 г. 7 "О совершенствовании порядка проведения и контроля внешнеторговых операций", которая гласит: "в случае неденежной формы прекращения обязательств поставка товаров (выполнение работ, оказание услуг) может осуществляться путем обмена на эквивалентное по стоимости количество других товаров (работ, услуг), оформленных двусторонним внешнеторговым договором (за исключением договоров, по которым осуществляется уступка требования или перевод долга), а по иным операциям при неденежной форме прекращения обязательств резидент Республики Беларусь имеет право получить только сырье, материалы, комплектующие изделия, полуфабрикаты, оборудование и энергоносители, используемые для собственного производства, если иное не установлено Советом Министров Республики Беларусь". Как известно из гражданского права, товарообмен, то есть мена, подразумевает обмен товаров либо групп товаров равной стоимости. Эквивалентность при этом должна быть отражена в денежном выражении, то есть договор должен содержать указание на стоимость поставляемого каждой стороной товара. Рассматриваемый нами договор был заключен на общую сумму 190 млн.BYR. Принимая во внимание то, что ЗАО "Бета" является резидентом Российской Федерации, такое указание стоимости товаров правомерно: в соответствии со ст.1 Соглашения между Центральным банком Российской Федерации и Национальным банком Республики Беларусь "Об организации расчетов между хозяйствующими субъектами Российской Федерации и Республики Беларусь" (подписано в г. Минске 20.02.1997 г., доведено сопроводительным письмом Национального банка Республики Беларусь от 2.05.1997 г. N 19014/359) "все расчеты и платежи между Российской Федерацией и Республикой Беларусь осуществляются в национальных валютах Российской Федерации и Республики Беларусь, а также в свободно конвертируемых валютах в соответствии с законодательством, действующим на территории каждого государства. Валюта платежа и форма расчетов определяются по договоренности субъектов внешнеэкономической деятельности".

Общая сумма договора 190 млн.BYR не означает, что стороны обязаны поставить товары именно на эту сумму. Это означает, что стороны пришли к согласию о поставках товаров максимум на 190 млн. Если стоимость фактически переданных товаров окажется меньше этой суммы, стороны не должны вносить изменения или дополнения в договор. В практике внешнеторговой деятельности белорусских субъектов хозяйствования нередки случаи, когда предприятие-импортер заключало с нерезидентом договор сроком действия на три или четыре года на поставку товаров на сумму около 1 млн.USD. Это избавляло их от постоянного посещения таможни, поскольку паспорт сделки оформлялся сразу на весь договор, а фактическая поставка товаров шла в порядке выборки суммы.

Фактически так и произошло с нашими сторонами договора: РУП "Альфа" поставило в адрес ЗАО "Бета" продукцию в период с 1.10.2001 г. по 2001-11-26 г. на общую сумму 78 903 000 BYR. Встречная поставка от ЗАО "Бета" произведена 2001-11-15 г., то есть в пределах 60-дневного срока, начало которого определяется датой первой поставки продукции РУП "Альфа". Разница, то есть долг нерезидента, составила 15 823 000 BYR. Из документов следует, что последняя поставка РУП "Альфа" была произведена 2001-11-26г. на сумму 15 840 000 BYR, то есть все предыдущие экспортные поставки были "закрыты" импортом полностью, а срок поступления от ЗАО "Бета" товаров на сумму задолженности должен был наступить 2002-01-26 г., то есть через 60 дней после последней отгрузки товаров РУП "Альфа".

ДО ИСТЕЧЕНИЯ этого срока 2001-12-26 г. ЗАО "Бета" направило РУП "Альфа" письмо, в котором изложило причины недопоставки металла -- невозможность своевременного изготовления проволоки заводом-производителем, копия соответствующего письма которого была приложена. ЗАО "Бета" в том же письме предложило осуществить возврат полученных товаров на сумму 15 823 000 BYR, то есть на сумму задолженности, товарообменный договор считать исполненным на сумму фактически состоявшегося обмена товарами, в остальной части считать договор расторгнутым. Ответным письмом РУП "Альфа" согласилось с предложением о возврате фактически излишне поставленного товара и прекращении договора. Нарушения законодательства в данном случае нет, поскольку из документов следует, что стороны пришли к согласию о возврате товара и прекращении взаимных поставок. То, что согласие не закреплено дополнительным соглашением к договору или иным подобным документом, не имеет существенного значения: в соответствии с п.2 ст.404 Гражданского кодекса Республики Беларусь "договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору". Вышеуказанные письма составлены на фирменных бланках отправителей и скреплены подписями должностных лиц, следовательно, есть все основания идентифицировать отправителей писем как ЗАО "Бета" и РУП "Альфа" соответственно. Правила ст. 404 Гражданского кодекса Республики Беларусь установлены для формы договора при его заключении, что не отрицает возможности совершения в такой же форме любых соглашений, относящихся к договору и изменяющих или дополняющих его. Кроме этого, в соответствии с п.1 ст.422 Гражданского кодекса Республики Беларусь "соглашение об изменении или расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из законодательства, договора не вытекает иное". Первоначально договор был заключен в письменной форме, а обмен письмами и достижение таким путем согласия также является письменной формой.

Возврат товара можно обусловить не только соглашением сторон как таковым -- это соглашение подкрепляется законодательством. В соответствии с п.4 ст.423 Гражданского кодекса Республики Беларусь "стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения или изменения договора, если иное не установлено законодательством или соглашением сторон". А так как соглашением сторон установлено, что с определенного момента и в отношении определенных партий товара договор считается расторгнутым, то следует двусторонняя реституция, то есть стороны в оговоренной части должны возвратить все полученное по договору.

РУП "АЛЬФА" в письме дополнительно указало, что товар должен быть поставлен в адрес грузополучателя -- резидента Республики Беларусь ООО "Гамма". Для привлечения грузополучателя у РУП "Альфа" есть основания -- государственная форма собственности предполагает определенные обязательства товаропроизводителя перед государством как собственником: возврат товаров на склады готовой продукции ухудшает экономические показатели работы предприятия. Кроме того, РУП "Альфа" заключило с ООО "Гамма" договор комиссии. В соответствии с этим договором ООО "Гамма" как комиссионер обязалось производить продажу товара РУП "Альфа", а суммы денежных средств, вырученные от реализации, перечислить комитенту -- РУП "Альфа". Кроме того, условиями договора предусмотрено, что поставка товаров на комиссию осуществляется грузоотправителем -- ЗАО "Бета" и товар расположен на территории Российской Федерации.

Поскольку право собственности на электротехническую продукцию перешло от РУП "Альфа" к ЗАО "Бета", то в части продукции, которая подлежала возврату, право собственности должно перейти обратно к РУП "Альфа". Кроме этого, возврат товара должен быть отражен в документах валютного контроля, то есть в отношениях с резидентами Российской Федерации, при возврате товара, должна быть представлена соответствующая статистическая декларация.

Относительно того, кто должен представлять статистическую декларацию, есть два варианта: это должно сделать либо РУП "Альфа" либо ООО "Гамма". В нашем случае РУП "Альфа" статистической декларации не представляло, поскольку фактически не участвовало в возврате товара, а имело к нему лишь то отношение, что становилось собственником товара с момента получения его грузополучателем -- ООО "Гамма". Из документов следует, что товар передан от ЗАО "Бета" в пользу ООО "Гамма" по накладной 2002-01-14 г. Следует отметить, что передача товара, а соответственно и переход права собственности к РУП "Альфа" произошли в течение 60-дневного срока с момента экспорта этого товара нерезиденту. Ни одним нормативным актом не установлен срок, в течение которого должен происходить возврат ранее экспортированного товара, причем товара не просто реимпортируемого, а именно подвергнутого процедуре возврата в связи с расторжением или изменением договора, по которому он экспортирован.

НО, зная логику типичного контролера, следует предположить, что его мнение будет основываться на 60-дневном сроке со дня экспорта, хотя и совершенно безосновательно. Указ N 7 устанавливает сроки поступления выручки от поставленного (проданного) товара, сроки поступления товаров, оплаченных предварительно, а также товаров в порядке встречной поставки по товарообменным операциям.

Вывод о том, что статистическую декларацию должно было представить ООО "Гамма" можно подкрепить и тем, что для РУП "Альфа" поступление товара осуществлялось в порядке возврата при расторжении договора, а для ООО "Гамма" товар поступил в порядке исполнения договора. Кроме этого, ООО "Гамма" получало товар от нерезидента Республики Беларусь и осуществляло эту операцию самостоятельно, от своего имени, имея в подкрепление своих действий полномочия по приемке товара, означенные в договоре комиссии, а поскольку РУП "Альфа" и ЗАО "Бета" определили при возврате товара грузополучателя, то ООО "Гамма" является в соответствии с ч.6 п.2.16 Указа N 7 участником внешнеторговой операции и представление статистической декларации -- его обязанность. Копия декларации должна быть передана РУП "Альфа" и находиться в его делах в качестве приложения к товарообменному договору.

Автор публикации: Владимир НЕСМАШНЫЙ, юрист Людмила МАТВЕЕНКО, судья хозяйственного суда г.Минска


Макроэкономика: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Опросы