$

2.1204 руб.

2.4136 руб.

Р (100)

3.2021 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

ЛЬГОТА ДЛЯ ДОБРОГО ДЕЛА©

06.04.2012

В «ЭГ» № 22 за 20.03.2012 г. был опубликован материал «Помоги ближнему и самому себе», основанный на результатах проведенного опроса о социальной ответственности бизнеса. Думаю, что следует обратить внимание и еще на один аспект проблемы: понятие социальной ответственности бизнеса у нас нередко ассоциируется только с благотворительностью и спонсорством, которые на самом деле являются лишь ее составляющими и к которым часть наших соотечественников относится с недоверием и даже подозрительностью.

Как изменить отношение общества к социальной ответственности бизнеса, активизировать работу в этой сфере?

Никто не спорит: благотворительность — это неотъемлемый элемент развитого гражданского общества, показатель его цивилизованности и нравственности.Но это лишь одна из составляющих корпоративной социальной ответственности (КСО). Под нею, по словам Жанны Гринюк, директора Центра системных бизнес-технологий SATIO, подразумевается долгосрочная стратегия, интегрированная в общую политику компании и нацеленная на внесение добровольного вклада в развитие общества. SATIO занимается сферой КСО с момента своего возникновения в 2003 г. Эта организация одной из первых в стране присоединилась к Глобальному договору ООН в Беларуси, цель которого — добровольная инициатива по содействию устойчивому развитию и ответственной гражданской позиции корпораций.

На данный момент к Глобальному договору присоединилось 74 белорусских предприятия. Таким образом, десятки отечественных компаний проявляют желание соответствовать международным социальным стандартам ведения бизнеса. Но почему остальные не спешат следовать их примеру? По словам Жанны Гринюк, существует ряд барьеров, ограничивающих правильное понимание принципов корпоративной социальной ответственности.

Кроме того, что развитие этой сферы в Беларуси тормозится из-за недостаточной правовой базы и практического опыта, у нас еще не хватает институтов, способных оказать поддержку функционированию проектов социальной ответственности бизнеса. Например, для популяризации принципов и развития ценностей КСО необходимы средства массовой информации, которые освещали бы эту тематику не только при наличии яркого информационного повода, как это происходит сегодня, а углубленно и постоянно.

К сожалению, в поле зрения СМИ чаще попадают те фирмы, которые занимаются благотворительностью от случая к случаю, ради рекламы и пиара, а не те, для которых КСО является частью долгосрочной стратегии, считает Жанна Гринюк. Например, компания BritishAmericanTobacco из года в год ищет и приобретает на аукционах раритетные издания для Национальной библиотеки. Но почему о таком знаменательном событии, как возвращение в страну рукописей Ефросиньи Полоцкой, можно прочесть лишь в отчете и на сайте компании-мецената? Да, пару раз эта информация промелькнула в новостях, но без упоминания, за чьи средства были приобретены раритеты. Именно СМИ могли бы делать такие примеры осуществления долгосрочной политики КСО достоянием общественности.

По словам Ж.Гринюк, в Беларуси в ближайшее время должна быть решена задача создания сегмента бизнес-услуг социального аудита и верификации. А пока в стране отсутствуют организации, которые могли бы верифицировать отчетность КСО. Ведь речь идет не о финансовой или бухгалтерской отчетности, а о социальной, которая предполагает абсолютно иной способ верификации: проведение экспертных исследований, социологических опросов и т.д. Центр системных бизнес-технологий SATIO является первой в стране компанией, претендующей на получение международной аккредитации для верификации таких отчетов.

Специалисты считают, что большую роль должна сыграть соответствующая законодательная база, которую еще предстоит сформировать. Необходимо дать четкое определение таких понятий, как корпоративная социальная ответственность, благотворительность, меценатство, спонсорство.

Много споров идет вокруг льгот. Современному отечественному бизнесу ближе американский вариант стимулирования благотворительности. В частности, корпорации в США вправе жертвовать на эти цели до 10% своей прибыли, и эти суммы не облагаются налогами. Противники такого подхода возражают: во многих европейских государствах изобилия преференций не наблюдается, и граждане, жертвующие личные деньги, платят с них налоги. Отсутствие ощутимых льгот не мешает 95% предпринимателей Старого Света направлять часть доходов на благотворительные нужды.

Да, нынешняя ситуация в небедной Европе складывалась десятилетиями. У нас же на первых порах было бы разумным и морально, и с помощью льгот поддержать предприятия, которые стремятся соответствовать международным социальным стандартам ведения бизнеса. Прописанные в законодательстве налоговые льготы не только дали бы экономический стимул благотворителям, но и подняли бы их статус.

Стоит учесть еще один важный аспект этой темы — отношения между частными предприятиями и государством в сфере КСО. Обычно они складываются следующим образом: власть дает указания, куда необходимо направить средства, а бизнес должен эти указания выполнять. Мнение собственника частной фирмы в расчет принимается далеко не всегда. Понятно, что подобные директивные подходы не содействуют развитию КСО, предпринимателям хотелось бы, чтобы государство более благосклонно относилось к их общественно-полезной деятельности.

Не секрет, что в первую очередь поощряется благотворительность в адрес бюджетных государственных структур. Так, направленные в качестве помощи в адрес учреждений культуры или образования средства освобождаются от налога на прибыль. Но даже здесь руководители предприятий сталкиваются с пробелами в правовой базе. Если вы спонсируете детский дом, то перечисленные туда средства освобождаются от налога на прибыль, если же помогаете общественному объединению, которое работает с детьми-сиротами, то льгота уже исчезает.

Есть еще и такая проблема, как проверки контролирующих органов. Чтобы не привлекать их внимания, бизнес зачастую предпочитает свои добрые дела не афишировать.

В этой сфере невозможно одностороннее взаимодействие, например, бизнеса с государством, бизнеса с общественностью или государства с общественностью. Реален только «треугольник» «бизнес — общественность — государство». Лишь такой способ взаимодействия способен сформировать достаточно устойчивый фундамент для развития и эффективного функционирования принципов КСО в стране.

В законодательстве должно быть прописано, что любая из трех сторон может инициировать проекты в сфере КСО. Если инициатором выступает государство, то оно занимается фандрайзингом: привлекает бизнес-структуры и общественные объединения. В этом плане имеется богатый зарубежный опыт. Например, передача бизнесу во временную аренду или пользование (естественно, под общественно-государственным контролем) социального объекта, до которого у государства, что называется, не доходят руки.

Кроме того, нельзя, чтобы государство только себе приписывало заслуги по успешным социальным проектам — это один из самых серьезных сдерживающих факторов социальной активности предпринимательства и общества в целом. Государство должно брать на себя определенную часть финансирования, тем самым пропагандируя долевое участие бизнеса в социальных проектах. «Все три стороны могут быть инициаторами, и в законе это следует прописать», — отмечает Жанна Гринюк. Хотя, по ее словам, реализация таких проектов в Беларуси будет идти непросто из-за того, что сказываются сформировавшиеся за многие годы установки — люди считают, что государство должно делать за всех все.

Необходима прозрачность указанных процессов. Если государство не прописывает в законе процедуры частного, общественного и государственного контроля осуществляемых проектов, то очень быстро подобные формы взаимодействия, как показывает практика стран СНГ, могут превратиться в коррупционные схемы. Закрытость социальных проектов, отсутствие пропаганды и политики их поощрения приводит к вульгаризации в общественном сознании самой сути КСО.

Очень часто белорусские предприниматели жалуются на нехватку средств. Но вопрос социальной ответственности никогда не ставился с позиции наличия у компании больших сумм. Исследования SATIO показали, что для развития и поддержания КСО зачастую достаточно только реструктурировать и оптимизировать уже имеющиеся бюджеты. Как считает Жанна Гринюк, социальные выплаты большинства компаний нельзя назвать инвестициями, какими они должны быть по своей сути, т.к. они крайне неэффективны: разовые выплаты к дням рождения, подарки по случаю выхода на пенсию, поддержание обширной социальной сферы на крупных госпредприятиях и т.д. Эти средства следует собрать вместе и определить самые эффективные направления их расходования.

Сегодня в мире наблюдается новая тенденция: компании активно включают в свои социальные проекты широкий круг сотрудников, клиентов, партнеров, в целом общество. Это помогает формировать лояльность у всех заинтересованных сторон. В качестве примера можно назвать ОАО «Бабушкина крынка». Компания активно включилась в проект SATIO «Дакранiся да вытокаў», который рассчитан на вовлечение широких общественных кругов и бизнес-структур в совместную деятельность по сохранению природного и культурно-исторического наследия нашей страны.

Необходимо стремиться к тому, чтобы бизнес, построенный вокруг социальной проблемы, не только самофинансировался, но и приносил деньги, которые потом можно инвестировать в новые проекты. Исследования подтверждают, что потребитель более лоялен к компании, которая проводит активную социальную политику, направленную не на благотворительность, а на интеграцию бизнеса и социума.

Кристиан ГОМАН,

студент экономического факультета Белорусского государственного университета