$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЛЕСТНИЦА БЕЗ ВЕРХНЕЙ СТУПЕНЬКИ

12.08.2011

Снижение в прошлую пятницу агентством Standard & Poor`s рейтинга США с наивысшего ААА до AA+, повлекшее обвал на мировых фондовых рынках, показало, сколь опрометчивы попытки сместить глобальные финансовые центры. Как обычно, если в США что-то не так, то всех остальных ждут еще большие неприятности. Поэтому надежды, что девальвацию национальной валюты остановит падение доллара, оказались тщетными.

Белорусский рынок «отреагировал» возвратом во вторник официального курса доллара за 5-тысячную планку, а «черного» наличного — уходом за 7-тысячную. Впрочем, для этого хватает веских внутренних причин: если затягивать решение проблем, они обычно усугубляются. Вместе с тем было бы ошибкой снова считать, что очередные мировые финансовые катаклизмы нас не касаются.

На первый взгляд, бегство инвесторов из всех активов (кроме золота и иены) в доллар и американские долговые бумаги выглядит парадоксально. Однако оно вполне логично. Понижение Америки в мировом финансовом «табеле о рангах» повлекло глобальную переоценку инвестиционных рисков: если США из самонаилучшего эмитента «разжалованы» в просто лучшего, то хорошие автоматически передвигаются в удовлетворительные, удовлетворительные — в плохие, а нынешние плохие — в никудышные. Но планка выбора у инвесторов остается прежней: лучшее предпочтительнее хорошего, удовлетворительного не держим, остального вообще не берем. В результате на прошлой неделе с мировых рынков ушло 2,5 трлн. USD, причем это, по оценке аналитиков, еще не «дно».

Было бы неверно связывать обвал на фондовых рынках исключительно с понижением рейтинга и бюджетными неурядицами США. Эти события, добавившись в копилку напряжения, вызванного долговыми проблемами ЕС, слабой макроэкономической статистикой развитых стран и явным перегревом экономик Китая и некоторых других, убытками ряда крупнейших корпораций, переполнили чашу терпения институциональных инвесторов. Аналитики полагают, что риски инвесторов перешли грань, за которой срабатывает stop loss, — автоматическое закрытие позиций по ценным бумагам для минимизации потерь и выход ликвидности в наиболее надежные активы. Риск ликвидности усиливается страхом повторения 2008 г. и активизацией «медведей» — спекулянтов, играющих на понижение. По традиции, когда риски растут, инвесторы бегут в первую очередь с развивающихся рынков. Один из них — Беларусь, планирующая приток зарубежных инвестиций, не глядя на ситуацию на мировых рынках капитала. Правда, инвесторы и до сих пор нас не баловали, но теперь заманивать их будет еще сложнее: если у Штатов забирают «А», то наши «B с минусом» сулят еще больше рисков.

Можно ожидать, что S&P и остальные агентства, лишив «неприкосновенности» США, будут еще более жестко относиться ко всем остальным странам, понижая им рейтинги по первому подозрению. Политики и финансисты, еще год назад ругавшие рейтинговые агентства за несвоевременное реагирование на проблемы эмитентов, сегодня кроют их за излишне жесткую позицию, провоцирующую панику на рынках, и даже призывают привлечь за это к суду руководство S&P. Другие, наоборот, видят в этом проявление объективности и профессионализма. Ведь проблемы с долгами, дефицитом бюджета и экономикой в целом создают не S&P или их коллеги, а рейтингуемые страны и компании. Поэтому многие специалисты считают, что происходящее послужит стабилизации мировых финансовых рынков и глобальной экономики в целом. Главный вывод, ставший очевидным: необходимость прекращения дальнейшего cтимулирования экономического роста за счет бюджетных вливаний. В 2011–2013 гг. рост госдолгов в мире остановится. Даже правительству США будет сложно финансировать третий раунд «количественного смягчения» (QE3) после того, как два предыдущих «накачали» новые «пузыри» на сырьевых и фондовых рынках и подстегнули мировую инфляцию, которая, впрочем, лишь в малой степени является причиной инфляции в Беларуси.

Все, что американские власти смогли сделать, — это объявить, что Федеральная резервная система США намерена удерживать базовую процентную ставку на уровне 0–0,25% до середины 2013 г. Восстановление «индуцированного» бюджетными вливаниями экономического роста в США и ЕС становится маловероятным, как и сохранение прежних темпов роста в Китае. Попытки государства исправить ошибки рынка привели к новым проблемам: росту внешних долгов и бюджетных дефицитов.

Если два года назад во всем винили банки, то теперь утратили доверие правительства. Факторы роста, обеспеченные мягкой монетарной политикой и господдержкой, казавшиеся в 2008–2010 гг. уместными ради посткризисной стабилизации, не только исчерпали себя, но и создали диспропорции, грозящие если не новой глобальной рецессией, то, как определил профессор Гарвардского университета Кеннет Рогофф, «великим сжатием». По мнению аналитиков, с 2012 г. мировой экономике придется расти не за счет накачивания ликвидностью, а «органически», рассчитывая на оживление спроса естественным путем.

В результате под ударом окажутся и наши партнеры по Таможенному союзу, благополучие которых зависит от цен на сырье. Угроза снижения потребления нефти и ухода иностранных инвесторов с долгового рынка РФ создает сильное давление на российский рубль, для которого становится все реальнее перспектива снижения курса, хотя и не столь обвального, как у нас. Следствием этого будет сокращение спроса, в т.ч. на белорусские товары, в РФ и утрата нашими экспортерами преимуществ от девальвации.

Внимательно следует отнестись и к вопросу источников экономического роста. В заключении Евразийского банка развития по заявке Беларуси на получение кредита из Антикризисного фонда ЕврАзЭС отмечается, что многие годы страна пользовалось благоприятной конъюнктурой на основные статьи экспорта и льготными ценами на импортируемые энергоресурсы. По оценке ЕАБР, субсидии за счет разницы цен в импорте и экспорте нефти и газа в Беларусь в 2000–2008 гг. составляли 6–13% ВВП. Основным инструментом наращивания инвестиций было директивное кредитование госпрограмм через банковскую систему, включая непосредственно Нацбанк страны. Власти напрямую влияли на формирование кредитного портфеля банков и определение уровня процентных ставок по кредитам. Это обеспечило поддержание экономического роста, обновление основных фондов ключевых отраслей экономики и, предположительно, некоторое повышение эффективности производства. Однако кредитная экспансия разогнала совокупный спрос, в т.ч. и на импорт, причем, учитывая нацеленность госкредитования на неторгуемые секторы экономики (прежде всего — жилищное строительство), она не привела к соразмерному увеличению экспорта, а лишь ослабила платежный баланс. Чистое кредитование экономики через госпрограммы равнялось наличию крупного квазифискального дефицита (6% ВВП в 2010 г.), что ослабило государственные финансы.

При нынешних темпах по уровню внешнего госдолга к ВВП мы вполне можем догнать и перегнать Америку. С 2008 г. он вырос в 2 раза, валовой внешний долг — в 3 раза, достигнув 21,2% и 52,4% ВВП соответственно. Если проблемы с платежным балансом не будут решены, а чрезмерное стимулирование внутреннего спроса не прекратится, величина валового долга страны может стать неприемлемой с точки зрения фискальной и долговой устойчивости, предупреждает ЕАБР. Эту опасность отметил на заседании Совмина 2 августа и вице-премьер РБ Сергей Румас, указав, что с 2009 г. отношение госдолга к ВВП увеличилось в 2,2 раза и составило на 1.04.2011 г. 55,4%, превысив 50-процентный порог, установленный Концепцией национальной безопасности страны. При оценке роста реального ВВП в 2011 г. на уровне 107% прогнозируется соотношение к нему валового внешнего долга от 68% до 73%. Но и при нынешнем его уровне выплаты в 2013–2014 гг. составят более 3 млрд. USD. Чем мы будем платить? Выбор здесь не столь уж велик: заимствования от международных институтов на возможно более мягких условиях, а также прямые инвестиции, в т.ч. путем продажи госсобственности. Первый путь ограничен критериями дефицита консолидированного бюджета и чистого кредитования госпрограмм, установленными соглашением с ЕАБР. Остается приватизация и сокращение внутреннего спроса. Если эти варианты мы не используем, то расплачиваться по долгам будет нечем. Впрочем, так ли страшен дефолт, как его малюют иные эксперты? Пример США, Греции, Ирландии и других показывает, что если долг достаточно велик, то он является проблемой скорее для кредиторов, чем для должника. За последние полтора столетия наберется едва ли 15–20 стран, не объявлявших дефолт, благо рычагов воздействия на суверенных заемщиков не так уж много. Правда, за Беларусь ЕС выкупать наши долговые обязательства не станет, а вот одному из партнеров по Таможенному союзу такая роль вполне подойдет. Ради спасения любимого интеграционного проекта можно очередную порцию кредитов под приличный залог оформить...

Леонид Фридкин

Тем временем

9 августа ОПЕК опубликовала ежемесячный доклад о состоянии нефтяного рынка, в котором снизила прогноз по спросу в 2011 г. и не исключила его дальнейшее понижение в 2012 г. из-за экономической ситуации в развитых странах.

Эксперты ОПЕК полагают, что в этом году спрос на нефть упадет на 150 тыс. баррелей. Всего же, по оценке ОПЕК, в 2011 г. потребление нефти по миру составит 88,14 млн. баррелей в день, а в следующем году — 89,4 млн. Если развитые экономики продолжат испытывать затруднения, а цены на нефть останутся высокими, то ОПЕК будет вынуждена снизить прогноз роста спроса еще на 200 тыс. баррелей в день.

Авторы доклада были необычайно лиричны: «Темные тучи над экономикой уже влияют на направление развития рынка»,— говорится в нем. По оценкам ОПЕК, рост американской экономики в 2011 г. составит 1,8%, а не 2,5%, как ранее предполагалось. Есть сомнения и на счет Китая, чья промышленность в июне показала наименьший за два года рост.

Пересмотрело свой прогноз спроса на нефть и Международное энергетическое агентство (IEA), снизив его на 60 тыс. баррелей в день, до 89,5 млн. баррелей в день. В своем ежемесячном отчете IEA также сослалось на «беспокойство по поводу уровня долгов в Европе и США, а также на признаки снижения темпов экономического роста в Китае и Индии».



Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях