$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЛЕКАРСТВО ОТ ПРИВАТИЗАЦИИ©

22.02.2013

Проект закона, существенно меняющего подходы к корпоративному управлению на приватизированных предприятиях, уже согласован с Президентом страны и в апреле поступит в парламент, сообщил во вторник, выступая перед депутатами, глава Госкомимущества Г.Кузнецов. Авторы проекта уверяют, что он послужит защите прав и интересов миноритарных акционеров. Однако результат может оказаться прямо противоположным.

Со вступлением в силу изменений в Закон «О приватизации государственного имущества и преобразовании государственных унитарных предприятий в открытые акционерные общества» губернаторы смогут назначать в АО, созданные в процессе приватизации, даже если там нет доли государства, представителей с самыми широкими полномочиями, в т.ч. с правом голосовать на общем собрании за отсутствующих акционеров. Кроме того, планируется ликвидировать наблюдательные советы в АО, где доля государства превышает 50%, заменив их представителями государства. В остальных АО наблюдательные советы сохранятся, но и здесь представители государства смогут играть решающую роль.

«ЭГ» уже писала об этом проекте (см. № 85 за 9.11.2012 г. и № 92 за 4.12.2012 г.), окрещенном в некоторых СМИ аналогом «золотой акции», отмененной в Беларуси почти 5 лет назад. Но предлагаемые новшества куда круче. Тогда речь шла о введении контроля там, где у государства есть хоть какая-то доля, — «в целях обеспечения обороны и безопасности страны, соблюдения экономических интересов государства, защиты нравственности, здоровья и конституционных прав граждан», теперь же — в любой компании, созданной в результате приватизации, «в целях защиты прав и свобод граждан Республики Беларусь, включая миноритарных акционеров».

Какие же права и свободы защитит новый закон?

Согласно ст. 210 ГК собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом (ст. 210 ГК). В частности, владельцы акций имеют право на часть прибыли АО, участие в управлении им и долю в имуществе в случае ликвидации. Иными словами, акционер приобретает «кусочек бизнеса» в надежде, что сможет влиять на его развитие и получать доход — в виде части прибыли и роста стоимости. При этом возникает целый «букет» конфликтов интересов акционеров с одной стороны и менеджеров АО — с другой. В рыночной экономике государство служит арбитром, защищающим прежде всего акционеров. У нас же оно скорее является их конкурентом, претендующим на контроль над собственностью (в т.ч. частной) и доходы от нее.

ВОЗМОЖНОСТЬ распоряжения у нас ограничена преимущественным правом исполкомов на покупку акций любых предприятий, которые чиновники включат в свои списки. Рассчитывать на часть прибыли миноритарию сложно по ряду причин. Во-первых, у АО просто может не оказаться прибыли или оборотных средств (а то и того, и другого). Во-вторых, государство изымает часть прибыли на принадлежащие ему акции в обход остальных акционеров. Так, по данным ГКИ, в республиканский бюджет в 2012 г. поступило 2,9 трлн. Br дивидендов, выплаченных 617 акционерными обществами, или 84% общего количества (по-видимому, тех, где есть доля государства). В то же время, по данным Департамента по ценным бумагам, в январе–сентябре 2012 г. из 2255 ОАО вообще не начисляли дивиденды 1572 (в т.ч. 1400 обществ, где акционерами являются физические лица), 311 обществ начислили на 1 акцию менее 100 Br, а 434 — от 100 до 1000 Br. Таким образом, права акционеров-физлиц на часть прибыли соблюдаются, мягко говоря, не лучшим образом — в отличие от обязанности этих обществ перечислять в бюджет 20% прибыли в соответствии с Указом от 28.12.2005 № 637.

Изменят ли здесь что-то представители государства в рамках владельческого надзора? Или же их роль сведется к пополнению госбюджета, выполнению прогнозных показателей (что далеко не всегда сулит доход акционерам), а также очередным увеличениям госдоли? Ведь в прошлом решения общих собраний об отказе добавить государству акций не раз вызывали неприкрытое недовольство чиновников. Теперь же они получат право налагать запрет на решения общего собрания акционеров о ликвидации, реорганизации, изменении размера уставного фонда, внесении изменений в устав, распределении прибыли АО, выпуске дополнительных акций, выплате дивидендов, создании других юридических лиц или участии в них в случае, если реализация этих решений противоречит общественной пользе и безопасности, наносит вред окружающей среде, ущемляет права и защищаемые законом интересы других лиц. В какой мере это послужит защите прав и свобод миноритариев? В странах с рыночной экономикой недовольные подобными решениями акционеры оспаривают их в суде или просто продают свои акции, в т.ч. самому АО.

Но у нас такие возможности сведены законодательством к минимуму. Вместо того чтобы их расширять и укреплять, власти попросту лишают акционеров тех самых защищаемых прав и свобод по владению и распоряжению своей собственностью. Имеющиеся ограничения и предстоящие изменения законодательства еще больше снизят ликвидность акций белорусских ОАО, что, кстати, сулит определенный ущерб их владельцам.

СОВЕРШЕННО случайно сообщение о готовности законопроекта прозвучало вскоре после визита в Минск российского вице-премьера А.Дворковича, публикации отчета ЕАБР, в котором Беларуси в очередной раз напомнили об условиях кредитования, а также одновременно с информацией о планах приватизации на 2013 год. Они включают предложение о продаже 25% + 1 акция ОАО «Гродно-Азот», 10–25% акций Беларуськалия, Нафтана, БелАЗа, БАТЭ. Сообщается о согласовании создания холдинга «Росбелавто», в который должно быть внесено 75% акций ОАО «МАЗ». В свою очередь Минэкономики составило список из 800 предприятий, «не соответствующих сущности государственного предпринимательства и участия в экономике», которые должны быть проданы целиком. Но можно ли считать 25-, 50-, 75- или 100-процентные пакеты блокирующими или контрольными, если белорусские власти намерены оставить за собой контроль в этих предприятиях независимо от размера и наличия доли государства? В таких условиях ни к чему пенять Национальному агентству инвестиций и приватизации за то, что оно не может привлечь иностранный капитал. Даже при более привлекательных макроэкономических условиях порождаемые нашим законодательством риски способны распугать самых отважных претендентов. Кстати, отказ от наблюдательных советов в одних АО и снижение их статуса в других тоже весьма удивят зарубежных инвесторов, привыкших уважать роль этого органа. Подобная специфика делает весьма сомнительными и перспективы проведения IPO на зарубежных биржах, где соблюдение общепринятых стандартов корпоративного управления — одно из обязательных условий.

Кто согласится купить товар, зная, что продавец продолжит им распоряжаться, да еще и требует вкладывать в него дополнительно немалые деньги? Вероятно, такая проблема авторов законопроекта не волнует. Гораздо важнее не упустить руководящие и направляющие вожжи. При такой приватизации никакая национализация не понадобится...

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях