$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЛАБИРИНТ ЭФФЕКТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ©

05.05.2015

В очередном Послании Президента к белорусскому народу и Национальному собранию прозвучал целый ряд важных заявлений, касающихся будущего отечественной экономики. Вместо каких-либо программных цифр глава государства изложил свое видение регулирования в сферах налогообложения, ценообразования, финансовых рынков, развития государственных предприятий и малого бизнеса.

Первоочередной задачей Александр Лукашенко назвал эффективное управление экономикой. При этом каких-либо концептуальных перемен не предвидится — министерствам вновь отводится роль отраслевых регуляторов, которые, как и прежде, будут совершенствовать законодательство, разрабатывать технологические стандарты, а заодно — обеспечивать благоприятные условия для ведения бизнеса, равные права для всех форм собственности. Идея о разделении функций государства как собственника и регулятора уже закреплена в Программе деятельности Правительства Республики Беларусь на 2015 год, утв. постановлением Совмина от 18.02.2015 № 110. Сложнее с системой управления предприятиями с учетом современного мирового опыта. Президент отметил, что «если мы оперативно не усовершенствуем свою систему управления госактивами и предприятиями, то и дальше будем проигрывать в борьбе за рынки. И этот проигрыш будет только усугубляться. Все современные механизмы управления, которые используют наши конкуренты, должны быть внедрены и у нас».

До сих пор власти регулярно заявляли о необходимости совершенствования системы корпоративного управления, но когда дело доходит до практики, почему-то предпочитали изобретать собственный вариант. Ведь какие бы передовые информационно-коммуникационные технологии ни внедрялись, они не заменят качественный менеджмент.

Президент признал, что поддержка бесперспективных предприятий, которые объективно не нужны рынку и экономике, — это прямое омертвление ресурсов, если, пытаясь их спасти, «вваливать» туда деньги. Теперь речь идет уже о ликвидации, а лучше — перепрофилировании таких субъектов, создании таких условий, чтобы рядом с закрывающимся предприятием возникло другое, более перспективное, с новыми рабочими местами и более высокой зарплатой.

По такой формуле правительству поручено организовать работу по реструктуризации неплатежеспособных производств с привлечением инвесторов. Заметим, что до сих пор, пытаясь продать убыточные предприятия, власти устанавливали требования сохранения профиля их деятельности, рабочих мест, зарплат и выполнения ряда других условий. Интересно, изменится ли теперь такая политика? Президент пообещал, что господдержка должна оказываться только на конкурсной основе, исключительно в рамках реализации государственных программ, с равным доступом к ресурсам для организаций всех форм собственности. Но «имиджевые» предприятия, считающиеся «лицом страны», власти в беде не оставят — они по-прежнему будут получать компенсации процентов по кредитам и поддерживаться другими способами. Подтверждение тому — целый ряд постановлений правительства, принятых в последние месяцы.

ОДНОЙ из главных проблем, с которой столкнулось государство в последние годы — отсутствие инициативы руководителей и боязнь принимать ответственные решения. «Когда мы парализуем человека страхом совершения ошибки, мы гарантированно убиваем любой прогресс, — отметил Президент. — Именно на свободе поиска решений, на праве риска основаны все успешные экономические модели как на Западе, так и на Востоке». Он заверил, что «тот, кто рискует и радеет о государстве, радеет за свое предприятие и трудовой коллектив, никогда не будет наказан. Мы всегда поддержим его, а ошибку поможем исправить». Впрочем, инициатива, раскрепощенность, эмоциональный подъем, возможность идти на разумный риск, принимать оперативные решения не исключают у нас усиления контроля, укрепления налоговой службы. Правительство, МНС и другие контрольные службы получили прямые указания,— налоги, налоги и еще раз налоги, заявил А. Лукашенко. Одновременно он пообещал убрать излишний контроль за экономикой, резко сократить дублирование проверок, ликвидировать ситуацию, когда «правоохранительные и контролирующие органы, «наблюдающие» за каждым шагом директора, фактически берут на себя управление предприятием, при этом не несут никакой ответственности за его работу».

ОБЕЩАНИЕ не увеличивать в 2016 г. количество и ставки налогов выглядит не столь уж соблазнительно — многие предприниматели предпочли бы услышать об их снижении. К тому же ставка подоходного налога и коэффициенты к налогам на недвижимость уже выросли в этом году, а по кабинетам министерств уже бродят проекты указов с планами расширения базы исчисления ряда налогов и круга плательщиков, ставок пошлин, штрафов и т.п. В придачу глава государства пообещал, что налоговые льготы для предприятий существенно сократятся. Так что рассчитывать на снижение фискального бремени не приходится.

Требуя не допускать необоснованного роста цен, Президент назвал его причиной недостаток конкуренции и пообещал принять меры по исправлению ситуации в этой сфере. При этом он отметил, что, к сожалению, наша антимонопольная служба слаба, аморфна и нуждается в усилении. Но, по его мнению, антимонопольная служба должна координировать и регулировать процессы, подсказывать, но не вмешиваться в деятельность председателей облисполкомов и др. Такой подход несколько отличается от мировой практики, где подобные службы активно вмешиваются в любые процессы, если усматривают в них нарушение правил добросовестной конкуренции, ценовые сговоры и монополизм, от кого бы ни исходили такие действия. При этом как бы тщательно ни выверялась и выстраивалась тарифная политика в энергетике, железнодорожной, авиационной, жилищно-коммунальной отраслях, эффект такого регулирования будет гораздо слабее, чем от ликвидации или хотя бы сокращения сфер естественных монополий.

Условия открытия, ведения и закрытия бизнеса должны быть просты и понятны, заявил Президент. Он предложил правительству вместе с предпринимателями роследить всю цепочку этих процессов и в разы сократить количество документов, отчетов, согласований, статистики на всех уровнях и этапах, особое внимание уделив развитию малого и среднего бизнеса.

САМАЯ интересная часть послания посвящена развитию финансовых рынков и привлечению капитала. Президент потребовал задействовать все сегменты финансового рынка — страховой сектор, рынок ценных бумаг, инвестиционные фонды, микрофинансовые и лизинговые организации, внебиржевой рынок Форекс и т.д. , но под контролем государства. Мегарегулятором здесь станет Нацбанк. При этом наш финансовый рынок должен быть интегрирован в мировой. Предприятиям и банкам необходимо выходить на международные рынки капитала, привлекать ресурсы для развития. Впрочем, проработка возможности размещения акций ведущих предприятий страны на мировых биржах не превратится в их тотальную распродажу — А.Лукашенко предложил для начала «хотя бы прицениться», чтобы знать, чего стоят наши предприятия. Заметим, что результат такой «разведки» может быть неожиданным: активы, обремененные убытками и долгами в стагнирующей экономике, обычно ценятся не слишком высоко, а снижать цены наши чиновники не привыкли.

НЕОЖИДАННО в послании поднят вопрос амнистии капиталов и борьбы с легализацией незаконных доходов. А. Лукашенко обратил внимание, что под видом глобальной борьбы с теневым оборотом традиционные финансовые центры делают все, чтобы сохранить свое прежнее влияние и любыми способами не допустить появления новых центров, привлекательных для капитала. На самом деле всем навязываются универсальные правила, которые в конечном счете выгодны прежде всего ограниченному числу стран, заявил Президент. При этом «последовательно устраняется возможность конкуренции между государствами, создаются условия для вмешательства во внутренние дела других стран под искусственным предлогом обеспечения прозрачности финансовых потоков». Глава государства потребовал внимательно проанализировать, насколько соответствуют белорусским национальным интересам международные соглашения по финансовому мониторингу, заключаемые и уже имеющиеся, принять меры для того, чтобы в нашу экономику вернулись капиталы из тeни, а Беларусь стала серьезным региональным финансовым центром.

Такие задачи требуют весьма аккуратного подхода. Вряд ли речь идет об отмене Закона «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения», отказе от сотрудничества с Евразийской группой по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ) и Группой разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) или выходе из недавно подписанного Соглашения об улучшении соблюдения международных налоговых правил и реализации закона США о налоговом контроле счетов (FATCA). Несоблюдение раскритикованных «универсальных правил» сегодня мало кто может себе позволить. Традиционные оффшорные и банковские центры — от дальних островов до Швейцарии, Лихтенштейна и Латвии — один за другим соглашаются на сотрудничество с налоговыми службами США и Евросоюза, поскольку санкции в случае отказа были бы куда серьезнее, чем любые «наезды», вызванные лишь политическими разногласиями. Но приток капиталов (в основном криминального происхождения) может не компенсировать потери от включения в «черный список» FATF. К тому же белорусские власти сами столь активно борются с лжепредпринимательством, уклонением от уплаты налогов и выводом капиталов, что любые послабления в этой области выглядели бы весьма нелогично. Разумеется, идея проигнорировать глобальные тенденции и стать мировым или хотя бы региональным финансовым центром, где информация о любых транзакциях недоступна контролирующим органам, весьма соблазнительна. Вряд ли Беларусь станет привлекательной для богатых людей со всего мира, если не урезать полномочия собственных служб в этой сфере. Но тогда начинать придется с внутренних правил, столь долго и старательно создававшихся на протяжении многих лет, — от Налогового кодекса до Указа от 23.10.2012 № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств». Амнистия капиталов — процесс, который выглядит заманчиво, но далеко не всегда приносит ожидаемые результаты. Скажем, в Казахстане она проводилась уже трижды (без особого успеха), в России (после амнистий 1993 и 2007 гг.) готовится проект соответствующего закона, который специалисты заранее оценивают довольно скептически. Этот вопрос связан, прежде всего, с условиями легализации активов, гарантиями их неприкосновенности, кругом амнистируемых нарушений и надежностью защиты частной собственности в целом.

КСТАТИ, одной из задач, поставленных в послании, названо повышение доверия к нашей судебной системе как гаранту и защитнику прав собственности, в т. ч. со стороны иностранных инвесторов, которые предпочитают решать вопросы в зарубежных арбитражных судах. Это тоже дело сложное и долгое, поскольку подобное доверие нарабатывается годами, а разрушить его можно одним «громким делом» вроде изъятия имущества «именем революции». Представления иностранных контрагентов в отношении структуры, процессуальных полномочий и независимости судебной власти могут кардинально отличаться от того, что в состоянии предложить белорусская Конституция, Кодекс о судоустройстве и статусе судей и иные нормативные акты в этой сфере. Так что уговаривать партнеров соглашаться, к примеру, на минский экономический суд вместо Стокгольмского арбитража надо начинать прямо сейчас — пусть привыкают…

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях