$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Страхование

КТО ЗАСТРАХОВАН, ТОТ ПОСТРОЕН©

18.07.2014

Защитить участников строительного процесса от специфических рисков могло бы страхование. Однако это требует определенной культуры бизнеса, которая хорошо развита на Западе, успешно приживается у наших соседей и могла бы найти место в Беларуси. Ведь принцип «нет вреда без ответственного за него» вполне интернационален. Как с помощью системы из объединения нескольких видов страхования обеспечить безопасность инвестиций, изучали участники польско-белорусского форума «Страхование рисков на рынке строительных и проектных услуг».

Одного страхования гражданской ответственности строительных компаний для успеха инвестпроектов недостаточно, полагает эксперт Польской страховой палаты Петр Войтик. В дополнение требуется гарантийное страхование и страхование предмета работ. В Польше практически каждая стройка защищена таким комплексом — от стихийных бедствий, последствий ошибок проектировщика и подрядчика и т.п. При этом инвестору гарантируется правильное устранение выявленных недочетов. Страхуется также ответственность производителей стройматериалов, риски финансирующих организаций, подрядчиков, проектировщиков, инженеров по надзору, руководителей, экспертов, менеджеров проектов и всех остальных участников рынка. Польза от подобной «множественности» видна на следующем примере. В ходе строительства коттеджа выяснилось, что балконная плита слишком изогнута из-за просчета конструктора, который еще больше усугубили ошибки подрядчика. При этом представитель инвестора знал о дефекте, но не приостановил работы. В результате все трое разделили ответственность, но с минимальными потерями, поскольку каждый был застрахован.

Еще 20 лет назад в Польше было распространено основное страхование контрактов по стандарту, разработанному немецкой перестраховочной компанией, существовала гражданская ответственность подрядчика. Дополнительные виды страхования вводились постепенно: сначала проектировщиков по причине дефектности объекта, вызванной проектной ошибкой, затем — страховая гарантия правильного устранения дефектов и недочетов, потом — страхование производителей стройматериалов. В последнее время развиваются новые виды страхования гражданской ответственности участников процесса — экономиста, инженера-контрактора и других. Это обеспечивает защиту интересов инвесторов, которые несут наибольшие риски и, естественно, более всех нуждаются в защите. Польский опыт показывает, что особенно полезно обязательное страхование в случаях, когда инвестором является частное лицо.

Как правило, стоимость страхового полиса проектировщика составляет до 1% от стоимости проектных работ. Впрочем, сумма покрытия и, следовательно, стоимость страховки зависят от уровня рисков и требуемого уровня страховой защиты, а также размера бизнеса, определяемого годовым доходом, и рода деятельности. Например, считается, что низкий риск присутствует при строительстве супермаркета в месте, где по соседству нет других зданий, а если стройка идет в исторической части города, риски и, соответственно, сумма гораздо выше. Страховые компании, оценивая риски, исследуют, по крайней мере, 5-летнюю историю своего клиента, обращают внимание на факты претензий. К сожалению, до сих пор не созданы специальные программные продукты, которые бы помогали оценивать риски строительных проектов, поэтому приходится больше полагаться на собственный опыт.

Участников конференции заинтересовал порядок определения лимита ответственности проектировщика. Оказывается, главный фактор здесь — стоимость строительства, а возмещению подлежит фактический ущерб. «Можно выдумывать разные сценарии последствия ошибки, но на практике такие случаи бывают редко. Мы устанавливаем лимиты исходя из опыта, например, видим, что лимит 10 млн. злотых достаточен для 95% случаев ущерба, которые имели место. Но никто не может гарантировать клиенту, что этого хватит. Поэтому часто клиенты «на всякий случай» покупают высший лимит — 20 млн. злотых», — пояснил П. Войтик.

Белорусов также интересовало, можно ли застраховать нарушение сроков сдачи объектов. Однако гостям такая постановка вопроса не совсем ясна: по мнению П. Войтика, защита для проектировщика основывается на идее, что объект страхуется как техническая концепция, т.е. с точки зрения безопасности, а предмет сроков и стоимости строительства — это вопросы экономические. Если сроки затянулись, в т.ч. из-за задержки с предоставлением проектной документации, то, конечно, убытки неизбежны, но это — хозяйственно-экономический риск, не включаемый в страховой продукт. Исключение составляют случаи, когда при приемке выявляется несоответствие объекта требованиям противопожарной безопасности из-за ошибки проектанта и нужно дополнительное время на устранение. Тогда убытки от срыва сроков сдачи объекта страховщик возместит.

Поскольку на польском страховом рынке высока конкуренция, то тарифы на нем снижаются уже 20 лет. Поэтому стоимость страховой защиты не является особой проблемой для клиентов.

ПРАКТИКА урегулирования убытков в Польше показывает, что чаще всего жертвами претензий становятся те, кто лучше работал, наиболее платежеспособен и имеет лучшее страховое покрытие, предупредил эксперт Польской страховой палаты Радослав Каминский. Инвесторы, ориентируясь на западный опыт, постоянно наращивают размеры претензий. Темпы их роста в последние 15 лет увеличились 10-кратно, что польские специалисты называют «гиперинфляцией претензий», или «культурой притязаний». Характерная черта претензий — значительное опоздание заявления ущерба по поводу самого строительства. Проектные ущербы часто проявляются на этапе приемки, но при неправильных действиях подрядчика и в случае скрытых дефектов проекта эти убытки выявляются гораздо позже. Поэтому появилась французско-испанская концепция обязательного 10-летнего страхования, которую, однако, не все развивающиеся страны могут себе позволить. Другие характерные черты — различие посещаемости места ущерба, а также заявления о косвенных ущербах, вытекающих из дефектного проекта. Ущерб, который иногда кажется умеренным, может многократно вырасти из-за расходов инвестора. Пострадавший в этой системе хорошо защищен, существует обширный круг ответственных лиц, много разных страховых покрытий. При этом в Польше можно требовать солидарной ответственности от всех лиц, причастных к одному и тому же ущербу. Так что в судебных процессах «конкурируют» страховые покрытия.

НАЙДУТ ли в Беларуси применение современные инструменты оценки рисков в строительстве? По мнению генерального директора Белорусской ассоциации страховщиков Ирины Мерзляковой, из польского опыта можно взять системный подход к оценке рисков в проектировании и строительстве, четко определить, что каждый участник инвестиционного процесса несет ответственность, и корректно обозначить ее грани. Нужно понимание всех участников строительства в том, что их ответственность должна быть застрахована. У нас пока есть некоторый сумбур в оценке того, где чья ответственность. Чтобы тут разобраться, нужно вырастить своих экспертов, например, из числа юристов страховых компаний. Следует прийти к тому, чтобы любой проект страховался. Сегодня же, например, проектировщики делают это крайне редко. Возможно, причина в том, что в Польше проектные коллективы, как правило, — небольшие творческие бюро, а у нас чаще крупные НИИ? Но инвесторы, приходящие на строительный рынок, хотят знать, что ответственность наших проектировщиков застрахована. Поэтому нужно разрабатывать стандарты правил страхования рисков в строительстве.

В свою очередь, председатель Белорусского союза архитекторов Александр Корбут полагает, что никакие штрафы, установленные Указом от 14.01.2014 № 26 «О мерах по совершенствованию строительной деятельности», в т.ч. от 50 до 500 базовых величин за нарушение сроков проектных и изыскательских работ, не заменят цивилизованный путь развития строительного рынка — через страхование рисков, использование плеча финансового рынка.

Однако пока белорусские застройщики и подрядчики в основном страхуют только строительно-монтажные риски, да и то потому, что это является одним из условий инвестора или банка при кредитовании. При этом строители подходят к делу весьма формально: не желают приобретать полную страховую защиту, обходясь страхованием на сумму, не более размера кредита, и выбирая минимальные тарифы. Такое отсутствие заинтересованности заставляет страховые компании предлагать соответствующие продукты. Это породило проблему недострахования, которая отчасти объясняется низкой страховой культурой строительных организаций. Они не осознают, что игнорируют механизм, способный защитить их самих. В придачу существует взаимное недоверие между страховщиками и девелоперами, не хватает квалифицированных специалистов (как в страховых, так и в строительных компаниях), способных качественно оценить все риски до и после строительства, что во многом определяет размер страховых тарифов. С другой стороны, не хватает сметчиков и проектировщиков в строительных компаниях, способных вовремя предоставлять смету, график и план финансирования.

Отсутствие у подрядчика этих документов усиливает проблему недострахования. Застройщики часто на момент заключения договора страхования строительно-монтажных рисков не обладают полной информацией о количестве выделенных средств на страхование. Мелкие и средние подрядчики в страховании СМР видят дополнительные расходы, снижающие их маржу. При этом строители жалуются на «непрозрачность» страховых тарифов, а страховщики — на непрозрачность строительных бюджетов. Если до начала 90-х все строители сначала утверждали проект во всех деталях, а только потом начинали работать, то сегодня они зачастую выходят на площадку при незаконченном проекте. В таких случаях страховать СМР очень трудно. Поэтому страховые компании закладывают в свои тарифы «фактор неопределенности», что, естественно, увеличивает стоимость страховки.

Оксана КУЗНЕЦОВА


Финансы: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях