$

2.1226 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

КТО ЗАПЛАТИТ ЗА ХОЛОДНУЮ ВОЙНУ©

07.03.2014

 

Конфликт между Украиной и Россией и скрытая интервенция в Крыму вернули человечество во времена холодной войны и противостояния Востока и Запада. Хочется надеяться, что обойдется без кровопролития. Но в любом случае нынешние события долго будут влиять на экономику противоборствующих сторон и их ближайших соседей.

Какие бы предлоги и оправдания ни выдвигались Москвой, покушение на территориальную целостность Украины и провоцирование в ее юго-восточных регионах сепаратизма стало крупнейшим кризисом европейской системы безопасности в XXI веке. Еще больше влияние этого кризиса для постсоветских стран. Ведь игнорирование Россией соглашений о признании границ, существовавших на момент распада СССР, и Будапештского договора 1994 г. является потенциальной угрозой для суверенитета любой из постсоветских стран. Мир еще помнит, как 76 лет назад риторика о защите интересов соплеменников, «страдающих» за рубежами исторической родины, и реваншистские настроения закончились всеобщей катастрофой. Теперь оказывается, что ядерные державы не в состоянии выступать объединенным гарантом для стран, сохраняющих безъядерный статус. Западная бюрократия, регулярно демонстрируя слабость и проигрывая России одну геополитическую партию за другой, все чаще напоминает Восточной Европе времена мюнхенского сговора. Правда, пока Запад не провозглашает открыто политику «умиротворения агрессора», а грозит России, если она не выведет свои войска из Крыма, дипломатическими и экономическими санкциями. Прежде всего речь идет о прекращении торгового и военного сотрудничества. Следующим шагом может стать введение ограничений на выдачу виз представителям российских властей, ответственных, по мнению США, за эскалацию напряженности в Крыму.

Ходят разговоры и о более суровых санкциях — вплоть до «замораживания» российских счетов и конфискации активов. Но на такие меры Запад пойдет только в крайнем случае, если Москва зайдет слишком далеко. Однако россиянам не стоит обольщаться возможностью симметричного ответа, о котором рассуждает академик Сергей Глазьев: продажа американских казначейских обязательств, отказ возвращать кредиты, уход в другие валюты, создание своей мировой расчетно-платежной системы с помощью партнеров на Востоке и Юге и, как апофеоз, — обнуление финансовой зависимости от США и выход «из этих санкций с большой выгодой для себя». От подобного сценария российские власти сами поспешили откреститься, объявив его личным мнением г-на Глазьева. Правда, затем в Госдуму поступил проект закона о конфискации иностранной собственности в России — благо, можно сослаться на печальный опыт Кипра. Но и этот демарш скорее для внутреннего употребления — для влияния на мировую экономику надо обладать соответствующим весом.

По данным аналитиков Credit Suisse, удельный вес РФ в мировом ВВП — лишь 2,9% (Украины — 0,4%). На Россию приходится 0,7% всего экспорта США и 4,6% экспорта Евроcоюза. В наибольшей степени в мире от конфликта пострадает Германия, где на Россию приходится 3% экспорта, 50% импорта нефти и 39% газа. Но и Россия сильно зависит от доходов от экспорта нефти и газа в Европу, переориентировать который, скажем, в Китай долго и дорого. Между тем профицит счета текущих операций РФ уже снизился до 1,6% ВВП, а дефицит бюджета без учета доходов от нефти и газа, составляющих его половину, составляет 15% ВВП. Даже на мировые цены на нефть и газ конфликт повлияет куда меньше, чем замедление китайской экономики. Например, рост цен на нефть на 10% снизит темпы роста экономики США всего на 0,2 п.п. Кстати, партнеры, на которых надеется Глазьев, сами весьма болезненно относятся к любым попыткам сепаратизма и его поддержки извне, а Китай к тому же имеет свои интересы в Украине, в которые вложены немалые инвестиции.

Российская экономика в нынешнем своем состоянии вряд ли сможет долго выдерживать такую нагрузку. Тем не менее некоторые полагают, что напряженность может положительно сказаться на бюджете и внешней торговле РФ: импорт замедлится из-за девальвации рубля, цены на нефть из-за геополитических рисков останутся высокими, а слабый рубль увеличит поступления в бюджет, что позволит нарастить государственные расходы. Но если девальвация увеличит номинальные доходы бюджета примерно на 0,24% ВВП, то риски недопоступлений из-за замедления экономики и возможного падения цен на нефть выше. Обвал российского рубля и фондовых индексов 4 марта — только первый сигнал. И если на следующий день рынок отыграл часть падения, то в среду вновь произошел спад. Такое ралли, возможно, порадует спекулянтов, но может распугнуть серьезных инвесторов. В придачу даже «маленькая победоносная война» — дорогое удовольствие. Так, в Merrill Lynch оценили стоимость военных действий для РФ в 3% ВВП. Разумеется, инвестиции в оборонную сферу со стороны государства вырастут, что поддержит экономику, которая быстро превратится из относительно рыночной в мобилизационную. Это сулит дополнительные заказы и белорусскому ВПК, но гонка вооружений однажды уже сыграла роковую роль в судьбе СССР. Попытка реванша может оказаться не менее болезненной.

НАИБОЛЕЕ серьезными специалисты считают средне- и долгосрочные последствия конфликта, главным из которых окажется изоляция России в финансовой, инвестиционной, торговой сфере. Например, уже приостановлены переговоры с США по типовым договорам о двусторонних инвестициях.

В 2015–2016 гг. Россия может лишиться доминирующего положения в сфере поставок энергоресурсов в Европу. США, в принципе, готовы начать масштабный экспорт газа и нефти в Европу. Увеличится отток капитала из РФ, а привлечение инвестиций станет почти нереальным. Запад также может закрыть российским евробондам доступ на рынок. Это ограничит источники финансирования и увеличит стоимость обслуживания долга, ведь инвесторы пересмотрят уровень риска по российским активам, а многие не захотят держать бумаги страны, в отношении которой введены санкции. События в Украине обострят желание европейцев избавиться от зависимости от российского газа — как путем диверсификации поставок, так и посредством развития производства энергии из угля, возобновляемых источников, возврата к активному использованию АЭС. Эти меры не проявятся сразу, но в течение нескольких лет способны вытеснить Россию с одного из традиционных и наиболее прибыльных рынков. А поскольку газовый транзит и экспорт нефтепродуктов из российского сырья — важные составляющие белорусской экономики, такие процессы вряд ли улучшат состояние нашего бюджета.

Достанется союзникам России и по другим направлениям. Первый сигнал уже поступил — российских чиновников просто не пустили в США на переговоры о вступлении Казахстана в ВТО. В ответ Роспотребнадзор запретил ввоз свинины из США (мы бы и рады занять вакантное место на прилавках, если бы поголовье свиней не сократилось в прошлом году на 22,2%). Если такие «уколы» станут недоброй традицией, то для Беларуси и Казахстана союзные отношения с Россией превратятся из инструмента поддержки на международной арене в обстоятельство, отягчающее отношения с Западом. Вероятно, придется поставить крест на дальнейшем расширении Таможенного союза и создании зон свободной торговли с другими странам. Например, Новая Зеландия сразу после вторжения российских войск в Крым отозвала из Москвы своего министра торговли и прекратила переговоры о создании ЗСТ. Впрочем, эта новость скорее обрадует белорусских и российских молочников — теперь им не грозит конкуренция крупнейшего производителя молока.

НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ намерений Кремля по отношению к Украине плохо влияет на Россию, считает агентство Moody’s, ослабляя и без того не слишком хороший экономический прогноз по состоянию российской экономики из-за негативного отношения инвесторов. Это может привести к увеличению оттока капитала из частного сектора, что повлияет на рост ВВП России, говорится в сообщении агентства. Кроме того, действия России увеличивают восприимчивость страны к рискам, связанным с геополитическими событиями. Поэтому волатильность на финансовых рынках в течение будущих недель, вероятно, останется высокой. Увеличение рисков для российской экономики обусловлено и тем, что многие российские банки и компании работают в Украине. Moody’s ожидает, что увеличение потерь крупных российских банков от деятельности в Украине ослабит их кредитные профили. Общие активы российских банков в Украине, по оценке агентства Fitch, составляют 28 млрд. USD. В основном они принадлежат Внешэкономбанку, Газпромбанку и ВТБ, несколько меньше активов в Украине у Сбербанка и Альфа-банка. ВТБ и Сбербанк также могут пострадать напрямую на 3–3,5 млрд. USD из-за кредитных рисков своих украинских филиалов.

Определенная часть этих рисков ложится и на нашу страну. Проблемы упомянутых российских банков затронут их белорусских «дочек» только косвенно, однако на объемах кредитования проектов в РБ могут сказаться. Девальвация российского рубля тянет за собой и без того шаткие белорусского тезку и тенге. Учитывая, что Беларусь до сих пор не оправилась от гиперинфляции 2011 г., такая перспектива выглядит тревожно.

Не улучшит отечественный экспорт реальная угроза сворачивания внешней торговли с Украиной по требованию Москвы. На встрече глав государств Таможенного союза президент РФ В.Путин заявил белорусскому и казахстанскому коллегам, что «экстраординарная ситуация, сложившаяся на Украине, вызывает серьезное беспокойство. Украинская экономика находится в тяжелом, если не сказать тяжелейшем кризисе. Возможны негативные последствия и для рынка Таможенного союза». Поэтому российский президент предложил «подумать над тем, что бы предпринять в целях защиты наших производителей и экспортеров, а также проработать параметры дальнейшего взаимодействия с Украиной». Речь идет о том, чтобы «помочь нашим партнерам выйти из той сложной ситуации, в которой они сегодня находятся». Образцом этой помощи, вероятно, следует считать заявление «Газпрома» об аннулировании скидки на газ и требование без проволочек оплатить накопившуюся задолженность. А вслед за призывом о защите отечественного производителя обычно следует ряд таможенных, ветеринарных и финансовых атак по хорошо знакомому сценарию. До сих пор Россия, запрещая ввоз чьих-либо товаров или устраивая сплошные таможенные проверки, не принуждала партнеров по ТС следовать своему примеру. Но и до конфронтаций, подобных нынешней, дело раньше не доходило. Тот факт, что Украина является членом зоны свободной торговли СНГ, вряд ли теперь имеет значение — ведь после смены власти это, по мнению Путина, «другое государство».

Украина действительно может стать совершенно другой. Если до недавнего времени она не была избалована вниманием инвесторов, то теперь МВФ, США и Евросоюз в экстренном порядке намереваются предоставить Киеву значительные финансовые вливания и приложить все усилия для восстановления экономики. Еврокомиссия планирует подготовить проект законодательства ЕС об автономных торговых мерах в отношении Украины. Дело не в сантиментах — страна превращается в форпост противостояния с Россией. Страшилка времен холодной войны «русские идут» становится важным фактором переориентации финансовых потоков. И если раньше членство в НАТО выглядело для наших южных соседей скорее блажью, то теперь оно способно стать национальной идеей как минимум для половины страны.

ПОКА Минск и Астану, кажется, больше волнует не открытие «украинского фронта», а внутрисоюзные проблемы. На встрече в Москве президенты Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев обратили внимание В.Путина на изъяны в проекте договора о Едином экономическом пространстве, который планируется подписать в мае. Так, по мнению белорусского Президента, сближения по наиболее чувствительным позициям для каждой из сторон практически не произошло. Остаются спорными вопросы формирования общего энергетического рынка, либерализации автомобильного транспортного рынка, доступа к газотранспортной системе и правил субсидирования сельского хозяйства. Не решены проблемы с ограничениями и изъятиями по таким чувствительным позициям, как алкоголь, табак, лекарства, нефть и газ. Тем не менее президент РФ требует уже теперь наделить Евразийский экономический союз «широким набором полномочий в сфере экономического регулирования», сделав его самостоятельным субъектом международного права, способным заключать от своего имени обязательные для своих членов международные договоры. По мнению В.Путина, это позволит проводить согласованную политику в ключевых отраслях, повысит устойчивость и потенциал развития национальных экономик, обеспечит емкий единый рынок и приток дополнительных инвестиций. Однако Н.Назарбаев предлагает ограничиться лишь созданием экономического союза, не ввязываясь пока в вопросы, «вызывающие какие-то непонимания внутри наших стран».

Последствия подобного непонимания теперь могут быть всякими — например, в случае дальнейшего затягивания ряда инвестпроектов, в которых собирается участвовать российский бизнес. Пока идут споры об условиях продажи белорусских предприятий, невольно задумаешься — вдруг партнеры обидятся или заподозрят угрозу своим интересам? Не появятся ли тогда у проходной интересующего россиян завода неизвестные лица в форме без опознавательных знаков (которую, как заверял на пресс-конференции 4 марта В.Путин, можно легко купить в магазине) с пулеметами наперевес и броневиками «Тигр», которые, кажется, в автосалонах и супермаркетах не продаются…

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях