Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №3 (2500) от 14.01.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.5678
EUR:
2.9445
RUB:
3.3944
Золото:
Серебро:
Платина:
Палладий:
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Кто с деньгами к нам идет?

За последние 7 лет "плавания" в интеграционном "котле" белорусско-российского содружества в ходе визитов чиновников самых разных рангов много сказано о сотрудничестве, интеграции...
За последние 7 лет "плавания" в интеграционном "котле" белорусско-российского содружества в ходе визитов чиновников самых разных рангов много сказано о сотрудничестве, интеграции. Однако не нужно забывать, что все это время мы жили в разных измерениях, поэтому настала пора разобраться: кто мы такие на самом деле?

Вскоре появятся наш общий флаг и гимн, подходящие слова для которого уже есть: "Вышли мы все из народа..." И завлаб, и инженер стали разными путями министрами и парламентариями. Такими же народными стали и лидеры бизнеса -- наши богатые, которых, кстати, в Беларуси вроде как бы и нет: самые богатые 10% белорусов получают всего 20% общих доходов в стране. Это один из самых низких показателей в мире.

И если о своих богатых мы почти ничего не знаем, то о российских богатых, а заодно и бедных уже сегодня могут рассказать российские социологи. Исследование, проведенное московским профессором А.Андреевым, для нас, "встречающих" российских (естественно, богатых) инвесторов на инвестиционном вокзале будет весьма интересно. Что у них в карманах, мы примерно уже знаем. А что у них в сердце и голове, что на уме?

Портрет среднего богатого в России примерно таков. Это россиянин, который отождествляет себя с понятием "гражданин России" только на 5%. В среде российских "новых" богатых слабо работает такой критерий, как идентификация себя с гражданским обществом. Хотя, впрочем, кто в России особенно настаивает на своем гражданстве, гордится им? На первом месте находятся друзья и семья.

Обратите внимание, что друзья приоритетны по отношению к семье. Как говорится, не имей 100 рублей, а имей 100 друзей. А вот среди российских бедных на первом месте среди жизненных ценностей находится семья. Друзья -- потом. Тем не менее и богатые, и бедные россияне ориентируются прежде всего на друзей и семью. Имеет ли это для нас какое-то практическое значение? Означает ли это, что если вы поставите на первое место семью, то станете бедным (по российскому образцу), а если сконцентрируетесь на друзьях и связях, то вам путь -- на денежный Олимп? Конечно, в обществе, где можно добиться успеха благодаря связям. По этой причине не будем отказываться от российского опыта. С другой стороны, если для бизнесменов соседней страны принципы гражданственности, ценности нации не на первых местах, то что будет с нашими идеалами о справедливом обществе и национальном развитии?..

Еще один парадокс заключается в следующем. Богатые люди в России не отождествляют себя с людьми такого же достатка. Мораль и этика бизнеса соседней страны вызывают неприятие даже у тех, кто находится с ними на одной ступени социальной лестницы: видно, приходится делать далеко не самые безукоризненные вещи -- такова новая мораль экономического постмодерна, захватывающего наше общее деловое пространство.

При оценке человеческих качеств российские богатые считают, что "деловая хватка" важна (22% опрошенных -- это 5-я позиция в оценках), но образование -- важнее. По этой причине они в 70% случаев, проецируя свои ценности в будущее, для своих детей в их развитии ставят образование на 1-е место, затем следует "самоорганизация" -- необходимое для эффективной деятельности качество. Но какая неистребимая вера в образование! Даже с деньгами, которых хватит и на внуков, для своих детей они видят перспективу в том, чтобы те стали образованными. Парадокс, да и только.

Если кто-то думает, что на плечах российского бизнеса в Беларусь придет демократия, то он глубоко ошибается. Социологическое исследование показало, что лишь 1% российских богатых называют демократические ценности в качестве важнейших жизненных ценностей. При этом 4% считают необходимым воспитывать терпимость в людях, а 6% придают значение вере в бога как важному факту формирования личности. Ни с богом, ни с демократией, но образованными придут они к нам как лидеры новой экономической Беларуси.

И последнее. Правительство уже решилось продавать российскому бизнесу наши предприятия. Но что может быть затем, когда наши социальные ожидания не совпадут с их деловыми ценностями? Обращаю особое внимание на то, как сейчас воспринимают конфискацию собственности, то есть отнятие "неправедно нажитого добра" в России. 50% бедных и богатых россиян считают, что конфисковывать такую собственность надо. Другая половина против этого. Изюминка заключается в следующем: 83% богатых являются противниками конфискации, и всего 14% из них -- сторонники этого справедливого возмездия со стороны общества. Скорее, эти 14% и есть инициативные и деловые люди, своими талантами сделавшие свою жизнь состоятельной. Наверное, они и как граждане состоялись. Среди бедных ситуация такова: 2/3 считают что конфискация нужна, а 1/3 -- против. Собственность дифференцировала людей, и их жизненная позиция четко отражает то, что произошло в России.

Итак, к нам приходит российский капитал. Карл Маркс всегда подчеркивал свой методологический подход: капитал, это не деньги, а производственные отношения. Отношения между людьми по поводу производства, распределения и потребления. Себя мы вроде знаем. Второй субъект становится более зримым. Нравится он или нет, но пора прекратить вести себя как "ежики в тумане". Пора готовить себя к тому, что 10% населения будет получать 38,7% всех доходов нашей страны. Самые бедные 10% получат свои 1,7%. Как сейчас в России. Но не как в нынешней Беларуси -- 5,1%. Мало, но будет еще меньше.