$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Кто оплатит бурный рост©

16.04.2013

Первый квартал выглядит для отечественной экономики не слишком удачным: рост основных показателей отстает от запланированного, а некоторые другие создают новые дисбалансы.
ВВП Беларуси в январе–марте 2013 г. составил 123 310,2 млрд. Br, сообщает Белстат, — на 3,5% больше, чем в аналогичном периоде 2012 г., в котором рост составлял 3,4%. Впрочем, если по итогам 2012 г. ВВП вырос на 1,5% при прогнозе 5–5,5%, то в текущем году власти прогнозируют его увеличение на 8,5%. При этом ни провал прошлогодних планов, ни явное отставание в начале года не мешают отечественным чиновникам уверять в реальности очередного прогноза. Не мешают этой уверенности и вести из-за рубежа. Например, Минэкономразвития РФ на днях признало, что ВВП России в лучшем случае вырастет на 2,4%, понизив прежний прогноз сразу на треть. Наши соседи ожидают, что рост промышленности составит не более 2%, инвестиций — 4,6%, а в 2014–2015 гг. рост всех показателей также будет существенно ниже, чем предполагалось прежде.
Замедление экономики страны, чей рынок является основным для сбыта белорусских товаров, должно было бы стать веским основанием для пересмотра собственных прогнозов. Однако традиционно власти требуют их исполнения, а жизнь идет своим чередом.
Так и происходит: в I квартале т.г. выпуск промышленной продукции по сравнению с январем–мартом 2012 г. снизился на 1,1%, до 154 592,2 млрд. Br (в январе–феврале снижение составляло 0,4%). Правда, в марте т.г. по сравнению с февралем отмечен рост промпроизводства на 5,8%, но это достижение не впечатляет на фоне роста запасов готовой продукции с 18 377,7 млрд. Br на конец марта прошлого года до 32 335 млрд. на 1.04.2013 г., или с 46,4% среднемесячного объема промпроизводства до 79,7%. Похоже, что бурный рост доли инновационной продукции в общем объеме отгрузки (с 17,8 до 19,4 %) спросу мало способствует.
Стагнацию в промышленности не могут компенсировать другие отрасли. Выпуск сельскохозяйственной продукции увеличился на 2,5%, до 14 128,6 млрд. Br. Грузооборот сократился на 5,4%. Оптовый товарооборот увеличился на 8,8%, до 110 809,9 млрд. Br, а розничный — на 18,7%, до 57 423,6 млрд. Стимулом для розницы остается неуклонный рост зарплат: номинальная выросла в январе–феврале т.г. на 51,4% к январю–февралю 2012 г., а реальная — на 23,2%. Между тем производительность труда по ВВП за этот период увеличилась всего на 5,3%, т.е. более чем в 5 раз меньше, чем рост реальной зарплаты, и на 0,3 п.п. меньше, чем год назад. Такой перекос может иметь далеко идущие последствия.
Тем временем индекс потребительских цен на товары и услуги в марте 2013 г. по сравнению с февралем 2013 г. составил 101,1%, с декабрем 2012 г. — 105,4%, индекс цен производителей промышленной продукции — 100,6%, и 103% соответственно, в т.ч. на инвестиционные товары — 100,8% и 102,6%, промежуточные — 100,5% и 103,6%, потребительские — 100,6% и 102%. Базовый индекс потребительских цен, исключающий изменения цен на отдельные товары и услуги, регулируемые государством, а также на товары сезонного характера, в марте 2013 г. по сравнению с февралем 2013 г. составил 100,6%, с декабрем 2012 г. — 104%. Продовольственные товары подорожали за март на 0,6%, а с начала года — на 5,2%, а непродовольственные — на 0,4 и 1,8% соответственно. Таким образом, официально рассчитываемая инфляция растет несколько быстрее, чем запланировано, но замедление ее темпов позволяет надеяться на удержание в рамках прогноза.
К сожалению, этого нельзя сказать о внешнеэкономической деятельности. За первые 2 месяца т.г. экспорт товаров и услуг сократился по сравнению с январем–февралем 2012 г. на 15,4%, до 7030,8 млн. USD, а импорт — 6,2%, до 6839,3 млн., что особенно контрастирует с более чем 1,5-кратным ростом экспорта годом ранее.
Инвестиции в основной капитал выросли в январе–марте т.г. на 12,5% к январю–марту 2012 г. и составили 35 851,7 млрд. Br (после сокращения в I квартале 2012 г. на 15,9% к январю–марту 2011 г.), причем объем жилищного строительства снизился на 4,5%: за I квартал т.г. построено 1285,2 тыс. м2. По-видимому, наращиванию инвестиций поспособствовала помощь «повернувшихся лицом под дулом пулемета» к промышленности банков. По данным Нацбанка, ставки долгосрочных рублевых кредитов для юрлиц снизились с 33,5% в феврале и 35% в январе т.г. до 25,2%, по краткосрочным — с 39% в январе до 35,5%, по долгосрочным кредитам в СКВ выросли с 8,8% в январе до 9,1% в марте, а по краткосрочным снизились с 8% до 7,7%. Для сравнения: ставки по привлеченным от юрлиц долгосрочным рублевым депозитам составили 32,3% в марте против 33,8% в январе, по краткосрочным — 25,6% против 35,9%, по валютным долгосрочным снизились до 4,6% с 6,6%, а по краткосрочным, наоборот, выросли с 4,5% до 4,9%.
Как будут коммерческие банки латать такой разрыв, пока также неизвестно, как и пути окупаемости на предприятиях средств, полученных под указанные проценты. Период январь–февраль 2013 г. отметился существенным снижением эффективности экономики. Так, рентабельность продаж составила 6,8%, снизившись по сравнению с январем–февралем 2012 г. на 3,2 п.п., а рентабельность реализованной продукции, товаров, работ, услуг сократилась на 4,1 п.п., до 8,6%. В целом же чистая прибыль по итогам 2 месяцев т.г. снизилась на 34,3% по сравнению с аналогичным периодом 2012 г. Таким образом, надежды на собственные источники инвестиций могут оказаться столь же несбыточными, как и прогнозы по ряду показателей.
Роман КУНИЦКИЙ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях