Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №35 (2532) от 17.05.2022 Смотреть архивы

USD:
2.51
EUR:
2.6141
RUB:
3.9482
Золото:
145.73
Серебро:
1.71
Платина:
75.7
Палладий:
156.07
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Кто кому должен?

В минувшую пятницу Президент Беларуси Александр ЛУКАШЕНКО ответил на вопросы отечественных и зарубежных журналистов, касающиеся актуальных проблем белорусско-российских отношений...
В минувшую пятницу Президент Беларуси Александр ЛУКАШЕНКО ответил на вопросы отечественных и зарубежных журналистов, касающиеся актуальных проблем белорусско-российских отношений.

"Там, где двери закрываются, всегда остается место для недомолвок и ошибок", для рассказов о "патовых ситуациях", которых не было, -- такими словами начал белорусский Президент разговор о недавних переговорах в Москве на заседании Высшего госсовета, обсуждавшего ход строительства Союзного государства. В пику "анонимным источникам в Кремле", посеявшим, по словам А.Лукашенко, недостоверную информацию в обществе, он решил приоткрыть двери того важного совещания, пригласив на "Час с Президентом" (так назвали эту пресс-конференцию, включившую в себя прямой телемост и общение через Интернет) 90 журналистов от 60 отечественных и зарубежных СМИ. На том, как проходило заседание Высшего госсовета и в чем принципиально разошлись позиции двух стран, Президент подробно остановился в своем вступительном слове к журналистам.

Оказалось, что если белорусская сторона поддержала повестку дня с обсуждением проекта Конституционного акта Союзного государства и введения единой валюты, то россияне попросили вынести эти вопросы за рамки повестки дня. Белорусская сторона, по словам Президента, предложила определиться: на что мы готовы пойти, и на что никогда не пойдем в решении кардинальных вопросов нашего с Россией совместного будущего. Позиция Беларуси -- равноправный союз, каждый участник которого -- государство. При этом необходимы наднациональные органы с решениями прямого действия, что делало бы Союз эффективным, а его экономическое пространство единым. Российская сторона, напротив, опасается давать столь широкие полномочия наднациональным органам.

Принципиальный момент -- единая валюта. Напомним, эпопея с переходом Беларуси на российский рубль тянется еще с 1994 года. В 1999 году Москва и Минск договорились о введении с 1 января 2008г. некой единой валюты Союзного государства, а также о том, что на промежуточном этапе -- с 1 января 2005г. -- роль такой валюты будет выполнять российский рубль. И вот уже четыре года выясняется, как это сделать, кто будет стоять у печатного станка, каким должен быть статус единого эмиссионного центра? И если, к примеру, в ЕС при переходе на евро голоса государств-участников в Европейском центральном банке распределяются пропорционально объему ВВП, то в случае, когда участников всего два, этот принцип явно не годится, поскольку одна страна получает тогда полную монополию на принятие решений.

И проблема не только в том, что масштабы российской и белорусской экономик слишком различны. Равенство в двустороннем валютном союзе чревато патовыми ситуациями, когда уступить не может ни одна сторона. Дело осложняется тем, что соглашение о переходе на российскую валюту требует внесения поправок в белорусскую Конституцию и последующей его ратификации. В силу сложности всей процедуры данный процесс должен стартовать не позже декабря текущего года. Как же быть? Осенние встречи и переговоры глав государств и правительств не прояснили ситуации.

Тем не менее Россия торопит определиться. Ее мотивация в интерпретации белорусского Президента выглядит так: "Нас убеждают: возьмите российский рубль -- будете богаче". Но "не хочет ли Россия мягко, но намертво привязать нас к себе, зацепив на крючок?", спрашивает он. Валюта, по его словам, "важнейший элемент государственности и независимости". Вводя ее, Беларусь должна иметь гарантии и экономические, и политические, закрепленные в Конституционном акте. Российское же руководство, как заявил глава государства Беларуси на пресс-конференции, не хочет говорить о Конституционном акте, но "насильно проталкивает валютное соглашение", не давая никаких гарантий. Переход с 2005 года на российский рубль может быть, по его словам, только завершающим этапом, венчающим интеграцию двух стран. Прежде необходимо выполнить соглашение о создании единого экономического пространства, убрать с российской стороны таможенные барьеры, решить проблему косвенных налогов. В связи с последней А.Лукашенко заметил: "170--180 млн.USD в год теряет наш бюджет из-за принципа взимания НДС, у нас с Россией тут ситуация хуже, чем у России с Латвией". Только после принятия Конституционного акта, только после того, как будут предоставлены равные права гражданам и предприятиям, можно будет перейти к единой валюте, подчеркнул белорусский Президент. (Напомним, 28 августа нынешнего года Президент России В.Путин направил А.Лукашенко послание с предложением ускорить процесс интеграции России и Беларуси. В частности, В.Путин предложил как можно скорее подписать соглашение об использовании российского рубля в качестве единственного платежного средства на территории Беларуси. "Мы подошли к той черте, -- заявил тогда В.Путин, -- когда надо принимать окончательное решение -- либо так, либо иначе").

Ни так, ни иначе пока не получается. И не только с введением российского рубля. И в газовой сфере, и в области ценовой и налоговой политик, по мнению белорусского Президента, все сильнее ощущается давление на Минск Кремля. Красноречивый пример, по его словам -- последнее предложение Минска, озвученное на пресс-конференции: отдать контрольный пакет акций "Белтранс-газа" в обмен на концессию по добыче природного газа в РФ. "Дайте добыть у вас 10 млрд. кубометров газа, а мы вам -- половину "Белтрансгаза", сказал он, не пояснив при этом, о каких конкретно месторождениях идет речь. Вместо этого, заявил Президент, "Газпром" выступает в роли "второго МИДа" и "выкручивает руки независимым поставщикам, предостерегая их от поставок газа в Беларусь по цене ниже газпромовской".

Особенно много вопросов было к Президенту по поводу долгов. Действительно, кто же кому больше должен: мы -- России или Россия нам. В одном случае фигурируют миллионы, в другом -- миллиарды. Откуда такая разница в цифрах?

Журналистов ознакомили с графиками, которые отражают следующую картину.

В 5 млрд.USD оценивается вывезенное в Россию ядерное оружие. В 21 млрд.USD обошлось бы России создание с нуля пограничной, таможенной и военной инфраструктуры взамен той, что существует в Беларуси (с 1996г. на нее расходуется ежегодно 355 млн.USD). Мы не взимаем платы с россиян за транзит грузов, хотя на этом могли бы иметь до 1 млрд.USD в год. Но, пожалуй, самая впечатляющая картина -- с нефтяным и газовым транзитом. Беларусь берет за транзит газа более чем вдвое меньше, нежели Украина (по представленному графику путь газопровода до Германии через Беларусь -- всего 576 км, а через Украину -- 1140 км!). Таким образом, по оценкам экспертов, заметил А.Лукашенко, выгода россиян от белорусского газового транзита достигает 560 млн.USD. С вводом второй очереди газопровода Ямал-Европа можно будет поставлять 34 млрд. кубометров газа в год. А если иметь в виду, добавил А.Лукашенко, что Беларусь покупает российскую нефть по мировым ценам, россияне на нефтяном транзите выигрывают 70 млн.USD в год (по нефтепродуктопроводу до Венспилса прокачка по территории Беларуси обходится в 0,4 USD, а через страны Балтии -- 0,94 USD за тонну).

На пресс-конференции А.Лукашенко коснулся и других экономических проблем страны. Он подтвердил свои взгляды на приватизацию, и в частности "Белтрансгаза". Не согласился с мнением, что экономики Беларуси и России развиваются в разных направлениях и это затрудняет движение двух стран навстречу друг другу. Коснулся проблем гражданства и социальных гарантий граждан будущего Союзного государства. Прокомментировал ситуацию с компанией "Vеlсоm", заверив, что государство будет поддерживать первого оператора цифровой сотовой связи в стране, который только в этом году принес в государственную казну 36 млн.USD.

В основе экономических разногласий с российской стороной, по мысли главы государства, лежат преимущественно политические мотивы. В Беларуси, подчеркнул он, анализируют тенденции развития политической ситуации в России как до, так и после президентских выборов, и просчитывают ее на будущее, которое по-прежнему связывают с Союзом двух независимых государств.