$

2.1134 руб.

2.3388 руб.

Р (100)

3.3230 руб.

Ставка рефинансирования

9.00%

Интеграция

Кто есть кто на "котлетном" поле?

17.09.2002
Чтобы преодолеть препятствия, возникшие в белорусско-российских отношениях, надо вернуться немного назад, посмотреть на ситуацию как бы со стороны и потом уже решать, что можно сделать на благо национальных экономических интересов обеих стран. "Советский" подход здесь не будет продуктивным, стереотипы прошлого уже сыграли свою злую шутку, стоившую, видно, всем нам довольно-таки дорого.
 
Так что же представляет собой Россия и Беларусь в международных сопоставлениях, какие общие и специфические черты имеют экономики двух стран?

СОПОСТАВЛЕНИЕ необходимо для политиков и экономистов, ибо любой союз, интеграция, партнерство имеют свои корни.

Начнем с того, что с Россией мы имели общее экономическое пространство, но части единого целого оказались неравны. Это принципиальное различие. Россия может проводить собственную ценовую и тарифную политику, устанавливать свои внутренние цены на энергоресурсы, сырье и продукцию, которые могут значительно отличаться от региональных и мировых. Не случайно именно эти вопросы являются ключевыми на переговорах о вступлении в ВТО.

Беларусь принципиально отличается этим от России. Наши цены и тарифы, по существу, должны быть на уровне региональных и мировых, как в любой иной малой открытой экономике. И чем быстрее будет движение к мировым ценам, тем скорее мы станем частью мировой экономики. Кстати, теоретически наша страна могла бы влиться в нее даже раньше, чем Россия. Эту возможность полисимейкеры 90-х годов не использовали, хотя соседние Литва, Латвия и Эстония поступили именно таким образом.

Конечно, можно представить такой вариант: интегрируемся с Россией (или в Россию) и затем вместе идем в Европу и мировую экономику. Россия при этом становится для нас посредником или локомотивом, понимайте, как хотите. Вопрос в том, что лучше: сами или не сами? Однако и в совместном варианте есть свои подводные камни. По существу, придется поступиться частью собственных экономических интересов, заложенных спецификой нашей экономики.

У нас эти интересы сегодня одни, в России -- другие, так что тезис о взаимодополнении уже не актуален. В наших странах сложились свои деловые элиты, которые с разной эффективностью лоббируют секторальные и корпоративные интересы. Российские механизмы лоббирования и стартовали раньше, и работают эффективнее наших. Это и понятно, большие частные корпорации имеют большие деньги, несопоставимые с капиталами наших государственных предприятий, которым снижены разного рода "накладные расходы".

РАЗНЫЕ масштабы экономики сказываются во всем. Самое чувствительное -- сопоставимость размеров стран. Не может быть равным и паритетным взаимодействие, когда страны отличаются на порядок. Это отметили и политики, выражая свое отношение к данным вопросам. Конечно, можно сказать, что наш ВВП составляет всего 3% от российского, но это как посчитать.

Существует несколько методов подсчетов валового внутреннего продукта, но мы используем методологию ООН, поскольку она наиболее подходит большинству развитых и не очень стран. По оценкам этой международной организации, ВВП Российской Федерации составлял к началу ХХI столетия 401,4 млрд.USD, а белорусский -- 26,8 миллиардов. Это с учетом сопоставимости цен, тарифов, реальных благ, получаемых населением страны. Таким образом, соотношение объемов ВВП составляет 1:15.

Т.е. мы производим конечной продукции примерно 6,6% от выпуска всей российской экономики. И это с учетом гигантской сырьевой базы России и отсутствия таковой в Беларуси. Экспортируя сырье, Россия зарабатывает деньги на своих природных богатствах, торгует "собственным телом". Мы же никогда не имели и не будем иметь такой возможности, страна должна жить за счет труда и интеллекта -- это наша экономическая судьба на все века (да и значительной части стран мирового сообщества). Однако 6,6% это не 3%, о которых говорил пару месяцев назад российский президент, оценивая нынешнюю ситуацию и перспективы развития двух стран.

Если расчеты проводить по паритету покупательной способности, то российский ВВП равен 1092 млрд.USD, а белорусский -- 69 миллиардов. Соотношение в пользу России 15.8:1, что примерно соответствует приведенным ранее цифрам.

Формально, российское население богаче белорусского. Конечно, такая констатация не очень-то импонирует, да и определение "богаче" весьма упрощено. По основному экономическому показателю ВВП на душу населения Россия "имеет" 7473 USD в год, а в Беларуси он равен 6876 USD с учетом паритета покупательной способности. Возможно, разговоры о том, кто кого содержит, имеют и такую подоплеку. Но надо вспомнить и про внешние долги. Сейчас каждый россиянин, только родившись, уже должен 1000 USD внешних заимствований. Для семьи из 4 человек сумма -- 4000. Интересно, каково было бы самочувствие нашего населения, если бы оно имело такую задолженность?

Пусть наши доходы несколько меньше, но мы пока имеем чуть лучшие параметры по ожидаемой продолжительности жизни при рождении (68,5 лет), тогда как в Российской Федерации она составляет 66,1 года. При равном уровне грамотности взрослого населения в 99,5% показатель индекса уровня образования также равный (0,92). Общий вывод прост: у Беларуси небольшие преимущества по продолжительности жизни, причем надо иметь в виду, что данный показатель меняется весьма медленно и это преимущество будет определенное время сохраняться.

НУ А СЕЙЧАС обратимся к фундаментальным характеристикам экономики. Начнем со структуры секторов и их соотношения.

Несомненно, экономика России более "продвинута", как свидетельствует статистика международных сопоставлений. Это видно уже на примере общепризнанного показателя-критерия развития инфраструктуры -- сервиса. Доля его в России на 17% выше, чем в Беларуси, что весьма существенно. Да, у нас выше удельный вес промышленности, но это уже критерий вчерашнего дня. Общество нового столетия -- это общество с информационной экономикой, где сервис является ведущим сектором. В этом россияне заметно опережают нас.

Если рассматривать структуру экономики как фактор интеграционных процессов, то обратим внимание и на аграрный сектор. Для многих будет поразительным тот факт, что мы в 2 раза более "крестьянско-колхозная" страна, чем Россия. Тем не менее в последние годы она забросала нас своими продуктами питания, чего вообще никогда не было на памяти нынешнего поколения. Более того, в этом году высокий урожай зерна в России привел к перепроизводству и кризису нового типа -- падению цен на хлебные культуры. Россия переполнена зерновыми, излишек -- больше того, что вообще производится в Беларуси в данном подсекторе сельского хозяйства.

Парадокс состоит и в том, что имея почти в 2 раза меньший удельный вес сельского хозяйства в экономике по сравнению с нами, Россия уже перенасытила свой рынок продовольствия, хотя и не везде. Мы же, обладая 13-процентным удельным весом аграрного сектора, рады даже тому, что сможем просто "заполнить закрома". Это говорит о различиях общей эффективности экономики, ее результативности.

Пора делать выводы. Если мы уйдем от традиционных представлений об экономике Беларуси и России, то будем вынуждены признать, что наша экономика по структурным признакам уступает российской. Скорее всего, мы просто не понимаем, какие последствия могут наступить от действия общего экономического пространства в различных секторах. Даже простейшая логика подсказывает, что и промышленность, и сельское хозяйство могут стать секторами подавления, высокой конкуренции в некоей "союзной экономике". При любой форме интеграции -- европейской или инкорпорации -- наша экономика будет находиться в стрессовом состоянии, что называется, по определению. Речь может идти о реальном поглощении именно на данном отрезке времени.

Мы не использовали свои шансы по реструктуризации экономики, не сделали ее действительно открытой и многовекторной, ориентированной на конкуренцию на Востоке и Западе, что резко сокращает возможности развития страны в будущем. Практический же вывод таков: больше экономической самостоятельности, больше национального экономического эгоизма. Структурные изменения -- и есть наш шанс в новой экономике. Ну, а после этого можно говорить и о паритете, партнерстве, интеграции, торговать и торговаться с кем угодно и когда угодно.

Автор публикации: Леонид ЗАИКО,экономический обозреватель "НЭГ"