$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Контроль

Криминальный талант. В особо крупном размере

06.02.2007

В отделах сбыта он говорил то, что люди хотели слышать

Более 100 эпизодов мошенничества числится за Владиславом Г., в отношении которого завершено расследование уголовного дела сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса. «Очень способный мошенник» — так охарактеризовала его Надежда ШИХАНЦОВА, старший следователь по особо важным делам управления предварительного расследования УВД Миноблисполкома.

Родившись в 1952 г., гражданин Г. успел получить высшее образование, застать времена комсомольско-партийной романтики и обзавестись нужными знакомствами. Поэтому неудивительно, что он был директором и учредителем двух собственных фирм и подвизался в качестве заместителя руководителя на третьем предприятии (до суда мы не станем оглашать их названия). Специализируясь с 2003 г. на перепродаже продуктов питания и продовольственного сырья, он постепенно отточил мастерство, расширил ассортимент и уже через пару лет начал получать с отсрочкой платежа высоколиквидные стройматериалы и оргтехнику.

Пути бизнеса, как известно, тернисты: сегодня ты в большом плюсе, завтра — в катастрофическом минусе. Так случилось и с Г., однако он не терял оптимизма. Как заработать с пустым карманом? А очень просто, надо только изучить рынок. Например, белорусская перерабатывающая промышленность имеет большие трудности со сбытом своей муки, крупы, солений-варений. Именно на такие предприятия и зачастил гражданин Г. В отделах сбыта он говорил то, что работники хотели слышать. Сообщал, что имеет давних и надежных партнеров в России, которые легко «скушают» вагон-другой муки или пару фур с консервами. Согласны? Заключаем договор: продукция сегодня — деньги после реализации. Рискованная схема бизнеса! Но что было делать службам маркетинга, если единственным покупателем, откликнувшимся на их рекламные объявления в местных СМИ, был пробивной Г.? К тому же Владислав внушал несомненное доверие: блестяще знал ситуацию на продовольственном рынке, ссылался на знакомства с уважаемыми людьми. Причем без спешки и суеты, типичной для начинающих мошенников.

Правда, когда приходило время платить, Г. сетовал на трудности, но исправно отвечал на претензии поставщиков, подписывал графики погашения задолженностей. И первое время частично проблемы решал. К примеру, получив соления-варения, продал их в Санкт-Петербурге, других городах России, и деньги небольшими суммами перечислил на несколько предприятий. На время успокоив кредиторов, спешил искать новых поставщиков. Затем история повторялась.

Развивал Г. и внешнеэкономические связи. К примеру, заключив по факсу (!) договор и перечислив, кстати сказать, через российскую фирму-однодневку всего-то 10% предоплаты, получил из Новгорода муку.

«Выручил» ловкач и липецкую фирму, которой задолжал один из белорусских перерабатывающих комбинатов. Заключив трехсторонний договор, Владислав Г. прямо на складе отсчитал предоплату в размере 700 USD представителю российского бизнеса и получил товар, хотя впоследствии его не оплатил. Партнерам из Польши и Прибалтики повезло больше — с ними Г. рассчитался хотя бы частично. А вот американскую фирму, поставившую три комплекта оборудования по переработке сельхозпродукции, Владислав Г. банально «кинул». Оборудование, к слову сказать, некоторые из предприятий-кредиторов получили в счет погашения долга.

— Разумеется, все белорусские предприятия, попавшие по несчастью в сферу интересов гражданина Г., активно пытались вернуть свои средства, — рассказывает Надежда Шиханцова. — Они выигрывали иски в хозяйственных судах, но ответчик запутывал следы, а для отвода глаз и отчетности перед контрольными органами купил фирму у приятеля и назначил в ней директором свою жену, продолжая заключать все новые договора.

Отбиваясь от претензий поставщиков, Г. подал документы на проведение процедуры банкротства одной из своих фирм. Вот тогда-то выяснилась любопытная деталь: дебиторская задолженность лишь на 100 тыс. Br уступала кредиторской. Но в итоге все встало на свои места: дебиторы оказались пустышками. Что касается УП «Люсарт», ООО «Оперативная полиграфия», УП «Дагвест», УП «Акваальбион», УП «Минерал-плюс», ООО «Пурпур-техно», то эти предприятия до определенного времени осуществляли законную финансово-хозяйственную деятельность и лишь со сменой учредителей и руководителей они превратились в т.н. «финки». И сейчас лучше отказаться от сделки, если к вам с деловым предложением пожалуют люди с упомянутыми реквизитами.

Пока в хозяйственном суде изучались документы, предоставленные гражданином Г., в милицию начали поступать заявления от обманутых им партнеров, в т.ч. из России. В общем, были все основания для выемки документов в офисе мошенника. Когда следователь их изучила, то потянулся клубок преступлений, материальный ущерб по которым превысил 3 млрд. Br. Бизнес гражданина Г. в переводе на язык Уголовного кодекса звучит так: хищение путем злоупотребления служебными полномочиями, совершенное в особо крупном размере; мошенничество, совершенное в особо крупном размере; уклонение от уплаты сумм налогов, сборов, повлекшее причинение ущерба в особо крупном размере; служебный подлог.

В ходе предварительного расследования свою вину он признал только частично. Никого, мол, не хотел обманывать, со всеми бы рассчитался, но помешало… следствие. Оказывается, арестовали гражданина Г. как раз накануне его визита в одну восточную страну, входящую в состав СНГ. Там он намеревался получить от министра юстиции добро на открытие совместного предприятия по добыче золота. При этом его «доля» в грандиозном проекте составила бы сумму, достаточную для погашения всех долгов и безбедной жизни. По его подсчетам, обработка 200 кг золота дала бы прибыль в размере нескольких миллионов долларов. Из чего будет складываться прибыль, новоявленный комбинатор не стал пояснять следствию, лишь досадно вздохнул: «Вы все равно не поймете».

Впрочем, следствию не до разгадок сомнительных затей. Несмотря на то, что уголовное дело передано в суд, поиск счетов, на которых осели нешуточные суммы, продолжается. Установлено, что из трех млрд. Br только 600 млн. потрачено на покрытие долгов, да и то переводом одного похищенного товара в счет погашения долга другому кредитору. Остальные деньги как в трубу улетели…

Почему же на удочку афериста попались солидные предприятия? Причин, наверное, много, но я бы особо выделила одну, хотя и далеко не оригинальную. Сегодня наши предприятия вынуждены жить по принципу: пусть сгниет на складе, но даже рубля не уступим. Бюджет на рекламу и командировки ограничен. Поэтому отделы маркетинга отечественных предприятий вынуждены думать не столько о товарном виде продукции и эффективности ее продвижения на рынки сбыта, сколько о том, чтобы не выйти за рамки сметы. Если белорусские салатики да варенья положить в банки с симпатичными крышками и нарядными этикетками (проблема давняя!), так их бы и дома покупали с удовольствием. Вот ведь и гражданин Г. догадался соблазнить одно из предприятий заманчивой сделкой: я вам — красивую этикетку, вы мне — свою продукцию на реализацию.

Очевидно, что у производителя должна быть возможность маневра, право на коммерческий риск. Тогда по предприятиям будут меньше рыскать любители легкой наживы.

Оксана ЯНОВСКАЯ