$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Банки и расчеты

Кредиты: плохие и дорогие

22.03.2016

Усугубляется дисбаланс рублевых и валютных активов белорусских банков и соответствующих частей кредитного портфеля.

Пока власти обещают сделать кредитование более доступным для реального сектора, предприятия по мере возможности сами решают эту проблему. Такая стихия порождает и усугубляет дисбаланс между рублевыми и валютными заимствованиями. В этом году к нему добавилось опережающее сжатие межбанковского кредитования, особенно в рублях.

Активы белорусских банков за январь выросли на 8% (или на 50,2 трлн. Br), до 680,7 трлн. Br. При этом рублевая их часть сократилась на 3%, до 231,6 трлн. Br, а валютная – увеличилась на 14,6%, до 449,1 трлн. (21,6 млрд. USD) при росте курса доллара на 12,1%.

В то же время кредитование секторов экономики в январе возросло на 8,1%, до 408,5 трлн. Br, хотя в долларовом эквиваленте наблюдалось сокращение почти на 0,7 млрд. до 19,6 млрд. USD. Кредитный портфель банков увеличился за январь на 7,7% и составил на 1 февраля 443,9 трлн. Br (21,3 млрд. USD). При этом за месяц объем предоставленных банками рублевых ресурсов сократился на 0,2%, до 166,7 трлн. Br, а валютных – вырос на 13,1%, до эквивалента 277,2 трлн. Br (13,3 млрд. USD).

Кредитование частных компаний выросло на 10,8%, до 146,2 трлн. Br (7 млрд. USD), госпредприятий – увеличилось на 8,9%, до 185,1 трлн. Br (8,9 млрд. USD), населения – только на 0,3%, до 69 трлн. Br (3,3 млрд. USD). Активнее всего росли кредиты небанковским финансовым организациям – на 15,5%, до 8,2 трлн. Br (390 млн. USD).

Требования банков к экономике увеличились за январь на 8,2% и составили в эквиваленте 420,6 трлн. Br. В частности, требования к юрлицам выросли на 9,7%, до 331,3 трлн. Br, в т.ч. к частным субъектам хозяйствования в рублях – на 2,8%, до 38,3 трлн. Br, а в валюте (в эквиваленте) – на 14% (на 80 млн. USD, или 13,2 трлн. Br), до 107,9 трлн. Br (5,2 млрд. USD).

Кредитная задолженность государственных предприятий в рублях, напротив, уменьшилась за январь на 0,1% и составила 55,7 трлн. Br, а в валюте выросла на 13,4% в рублевом эквиваленте (до 15,2 трлн. Br) и почти на 1% в валютном – до 6,2 млрд. USD (129,4 трлн. Br).

Требования банков к физлицам увеличились всего на 0,3% и на 1 февраля т.г. составили 69 трлн. Br. При этом остаток задолженности по валютным кредитам сократился в долларах на 1,7%, хотя в рублевом эквиваленте вырос на 107,9 млрд. Br (из-за девальвации) до 984,2 млрд. Br. Основную долю в кредитном портфеле физлиц (76%) составляют заимствования на финансирование недвижимости.

Январское ослабление рубля технически значительно нарастило объем рублевого эквивалента валютного кредитования – на 13,6%, хотя в пересчете на доллары рост был минимальным. В свою очередь, рублевое кредитование сократилось из-за межбанковского сегмента. Небольшой прирост продемонстрировали физлица и НКФО (почти поровну и в 8 (!) раз меньше частных предприятий), зато кредитование в валюте выросло за январь на 13,6% (из-за роста курса на 12,1% – прирост на 150 млн. USD в эквиваленте) после повышения на 1,5% в декабре, до 237,3 млрд. Br в эквиваленте. Здесь субъекты, кроме физлиц, нарастили портфель (в эквиваленте USD).

В общем объеме заимствований доля краткосрочных кредитов за январь сократилась на 0,1 п.п. до 26,8%, а долгосрочных, соответственно, выросла до 73,2%. В том числе кредиты физлицам составили 16,9% (–1,3 п.п. за месяц) в общем объеме выданных кредитов, частным предприятиям – 35,8% (+0,9 п.п.), государственным предприятиям – 45,3% (+0,3 п.п.), небанковским финансовым организациям – 2% (+0,1 п.п.).

Доля проблемных кредитов в кредитном портфеле возросла на 0,5 п.п. и на 1 февраля составила 2,6%, а их сумма увеличилась за месяц на 31,6%, до 11,5 трлн. Br (550 млн. USD). При этом доля пролонгированной задолженности в общем объеме проблемной задолженности на 1 февраля т.г. сократилась за месяц с 32,4% до 30,6%, а просроченной – выросла с 67,6 до 69,4%. В частности, проблемные рублевые кредиты составили 3,1 трлн. Br, что на 116,2% больше, чем годом ранее, причем только за январь т.г. рост составил 27,8%. Проблемная валютная задолженность юрлиц составила 368 млн. USD, что на 34,8% (в эквиваленте) больше, чем на 1 января.

Проблемная задолженность физлиц в рублях выросла за год на 1,8% (в т.ч. на 1,5% за январь), до 352,6 млрд. Br, а валютная задолженность составила 8,3 млн. USD, снизившись за год на 17,7% (за январь – рост на 1,3%).

Резкий скачок курса ударил по проблемной задолженности, столь значительный всплеск которой уже давно не фиксировался. Ее размер достиг нового абсолютного рекорда, а качество существенно ухудшилось: если в течение прошлого года пропорция пролонгаций и просрочек балансировала примерно на уровне 50% на 50%, то в январе диспропорция достигла 30% на 70% – платежеспособность предприятий ухудшилась еще более резко, чем ослаб рубль. Причем если в рублевом эквиваленте проблемные долги субъектов хозяйствования за месяц возросли на сопоставимую величину (30–35%), то в долларовом эквиваленте они выросли на 30 млн.  USD. А проблемные долги в валюте увеличились в два раза больше.

В январе практически все виды кредитов подорожали, а долгосрочные рублевые кредиты – даже значительно – на 20–40% значения на 1 января. Но здесь возможен и технический рост – снижение доли долгосрочных кредитов, взятых до 2012 г. по низким ставкам, а также уменьшение объемов нерыночных кредитов в банковской статистике (благодаря деятельности Банка развития). Но тенденция к росту ставок неизбежна на фоне достаточно жесткого монетарного регулирования. Например, долгосрочные валютные кредиты за месяц выросли почти на 10% по сравнению с декабрем прошлого года.

Такой «всплеск» ставок при сохранении понижательных тенденций на рынке депозитов однозначно сказался на средневзвешенном спрэде доходности кредитов. В начале прошлого года средний спрэд был отрицательным из-за некомпенсированного роста депозитных ставок, а к середине года банки его восстановили. Но курс регулятора на удешевление кредитов свел июльские достижения почти на нет: средний спрэд упал почти в 2,5 раза. И лишь январь резко выбился из понижательного тренда с трехкратным ростом к значениям декабря. К сожалению, эти достижения нивелировались резервами из-за плохого качества кредитов.

В январе курс рубля сдал позиции максимальными с августа 2015 г. темпами. Это непосредственно сказалось на усугублении дисбаланса рублевых и валютных активов банков и соответствующих частей кредитного портфеля. Причем рублевое кредитование, вопреки последним трендам, немного возросло, но в валютном эквиваленте оно потеряло почти 500 млн. USD, тогда как валютное продолжает расти и превосходит рублевую задолженность уже в 2,5 раза. Таким образом, пока рынок не демонстрирует сигналов даже к стабилизации сложившейся кредитной стагнации. Вопрос сдерживания дисбалансов остается открытым.

Автор публикации: Константин АЛЕХИН


Финансы: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях