$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Банки и расчеты

Кредитная разбалансировка: причины и последствия©

09.02.2016

Сегодня странно вспоминать параметры, которые власти Беларуси намеревались достичь в прошедшей пятилетке. Национальная валюта оказалась не свободно конвертируемой, а «свободно девальвируемой», столица республики вряд ли cможет претендовать на роль одного из мировых финансовых центров. Дефицит денежных ресурсов остро ощущается в реальном секторе экономики, и банки мало чем могут ему помочь.

Ситуацию в кредитной сфере по итогам прошедших 5 лет определяют несколько факторов. Первый из них – обесценивание рубля. Курс доллара вырос в 5,2 раза, к началу февраля 2016 г. – в 7,3 раза с 3000 до 21 800 Br, а средняя зарплата в республике, вместо обещанных 1000 USD в эквиваленте, опустилась с 500 менее чем до 350 USD. Одновременно стремительно таяли основные показатели деятельности банков в валютном эквиваленте.

В целом совокупные активы в рублевом выражении выросли в 2011–2015 гг. почти в 5 раз. Но если их рублевая часть увеличилась в 2,7 раза, то валютная – в 9,2, а их соотношение изменилось с 70 на 30% до 47 к 53% на конец 2014 г. и 38 к 62% – на начало текущего года.

В долларовом эквиваленте активы банков сократились с 42,5 млрд. USD до 34 млрд., т.е. на 20%, причем только за 2015 г. – на 16%, или на 6,5 млрд. USD. Валютная часть активов за 5 лет выросла в 1,65 раза с 12,8 до 21,1 млрд. USD, хотя за прошлый год она сократилась на 150 млн. USD. Это объясняется активной выдачей валютных кредитов, прежде всего «дочками» крупных российских банков с 2012 г. до середины 2014 г.

Рублевый аршин

и долларовый ярд

Кредитование белорусской экономики за 5 лет возросло в 4,3 раза, до 377,8 трлн. Br, но в долларовом эквиваленте оно сократилось с 29,6 млрд. до 20,3 млрд. USD, т.е. почти на треть. Основной спад наблюдался в 2015 г., когда банкам пришлось значительно сократить объемы кредитования из-за кризиса.

Динамика кредитования секторов экономики в 2014– 2015 гг. представлена на графике (млрд. Br). График смотрите по ссылке: https://neg.by/public_files/NEG_gg131.tif

Соотношение рублевой и валютной частей кредитного портфеля белорусских банков изменилось с 78 к 22% в начале 2011 г. до 49 к 51% на конец 2014 г. и 43 к 57% к началу 2016-го. При этом доля кредитов секторам экономики в совокупных активах банков снизилась за 5 лет с 70 до 60%, причем половина этого спада пришлась на прошлый год.

Кредитный портфель банков (включая межбанковские операции) за 5 лет вырос в 3,9 раза в рублях, но сократился на 38% в долларовом эквиваленте (с 35,7 млрд. до 22,2 млрд. USD). Только в прошлом году сокращение составило 8,2 млрд. При этом рублевая часть портфеля выросла в 2011–2015 гг. в 2,2 раза (в долларовом эквиваленте – до 15,8 млрд.), а валютная – в 7,5 раза. Объем валютных кредитов вырос за 5 лет на 2,4 млрд. (22%), несмотря на сокращение на 3,6 млрд. USD в прошлом году.

Требования банков к предприятиям в рублях за 2011–2015 гг. выросли в 4,7 раза, но сократились на 25% в долларовом эквиваленте – до 16,3 млрд. USD, причем более 4/5 этого спада пришлось на 2015 год. При этом рублевая часть таких кредитов сократилась за 5 лет с 15,8 млрд. USD до 5 млрд. в долларовом эквиваленте, хотя в рублях она возросла вдвое. Зато валютная часть выросла с 5,8 млрд. до 11,3 млрд. USD. Таким образом, их соотношение изменилось с 73 к 27% до 31 к 69%. Только за 2015 год рублевая часть портфеля в эквиваленте снизилась на 1/3, а валютная – на 17%.

Нельзя дать

всем все

Динамика кредитования в отдельных сегментах экономики существенно различалась – пропорционально доступности к ресурсам.

Так, объем задолженности частных компаний за 5 лет сократился в долларовом эквиваленте вдвое, с 14,7 млрд. до 7,1 млрд. USD, в т.ч. на 1,6 млрд. – в 2015-м, а в рублевом исчислении – вырос втрое. При этом его рублевая часть снизилась за 5 лет с 10,8 млрд. до 2 млрд. USD, в т.ч. на 0,8 млрд. – в 2015-м, а валютная, напротив, возросла: с 3,9 млрд. до 5,1 млрд. USD, причем за 2015 г. тоже на 0,8 млрд. USD. В результате доля рублевого эквивалента валютной задолженности в совокупной возросла с 27% в 2011 г. до 72% к началу 2016 г.

Гораздо интенсивнее росли долги по кредитам госпредприятий: с 6,9 млрд. USD в долларовом эквиваленте в 2011 г. до 9,2 млрд. к началу 2016 г., а в рублевом выражении – в 8,2 раза. Таким образом, госсектор, задолженность которого еще 5 лет назад была в 2,1 раза меньше, чем у частников, обогнал их к концу пятилетки в 1,3 раза. При этом в долларовом эквиваленте рублевая задолженность госпредприятий сократилась за 5 лет с 5,1 млрд. до 3 млрд. USD, а валютная – выросла с 1,9 млрд. до 6,2 млрд. USD. Достичь еще «лучших» результатов помешал прошлый год, в котором рублевый эквивалент сократился на 37,5%, а валютный – на 15,1%. Таким образом, в условиях регулярных девальваций рубля доля валютной задолженности за 5 лет выросла с 27% до 89%.

В дележе кредитного пирога мало участвовали небанковские финансовые организации: у них рублевый эквивалент долга вырос «всего» в 5,7 раза за 2011–2015 гг., в т.ч. его рублевая часть сократилась с 340 млн. USD в долларовом эквиваленте до 50 млн., а валютная – выросла с 70 млн. до 330 млн. USD, причем ее доля увеличилась с 18% в 2011 г. до 88% в 2015-м.

Аутсайдерами выглядят физические лица, еще в 2009 г. утратившие возможность брать кредиты в валюте. Поэтому в этом сегменте в долларовом эквиваленте задолженность сократилась с 7,6 млрд. USD в 2011 г. до 3,7 млрд. в 2015-м, причем ее валютная часть упала с 540 млн. до 50 млн. USD, а доля снизилась с 7 до 1% за 5 лет.

Объем кредитов на финансирование недвижимости физлицами также сократился в эквиваленте: с 5,3 млрд. до 2,8 млрд. USD, причем только за прошлый год – на 1,1 млрд. Зато в рублевом выражении кредитование выросло в 3,3 раза – здесь результаты в целом не искажены эффектом ослабления рубля в силу малой доли валютных кредитов на недвижимость в общем объеме задолженности. Доля кредитов на недвижимость возросла с 70% до 76% – за счет потребительского и автокредитования.

В итоге доля кредитов частным предприятиям в совокупном портфеле сократилась с 50% в 2011 г. до 35% к началу 2016 г., физлицам – с 26 до 18%, госпредприятиям – возросла с 23% до 45%, а НКФО – с 1 до 2%.

Почти неизменным осталось только соотношение краткосрочных и долгосрочных кредитов: доля первых за 5 лет выросла с 25 до 27% (при сокращении объема в долларовом эквиваленте с 7,4 млрд. до 5,5 млрд. USD), вторых – снизилась с 75 до 73% (объем упал с 22,2 млрд. до 14,9 млрд. USD).

Накопление

проблем

Едва ли не самым неприятным «достижением» прошлой пятилетки стал рост проблемных кредитов. Их объем вырос в рублевом измерении в 13 раз, а в долларовом эквиваленте – вдвое: с 0,23 млрд. до 0,47 млрд. USD. При этом объем пролонгированных кредитов за 5 лет сократился с 0,17 млрд. до 0,15 млрд. USD (а их доля – с 75% до 32%), а просроченных – вырос с 0,06 млрд. до 0,32 млрд. USD (т.е. с 25% до 68%).

Доля проблемных кредитов в кредитном портфеле за 5 лет возросла с 0,64% до 2,11%, или в 3,3 раза. При этом проблемная рублевая задолженность юрлиц взлетела за 5 лет в 14,6 раза, а в долларовом эквиваленте – в скромные 2 раза. Заметим, что если проблемный рублевый долг частных компаний увеличился «только» в 9,7 раза за пятилетку, то у госпредприятий – в 33 раза, что увеличило их долю в этом показателе с 21% до 47%.

Проблемный валютный долг вырос практически аналогично – в 14,9 раза, в т.ч. у госпредприятий – в 5,9 раза, а у частных компаний – в 52 раза, что увеличило их долю в проблемном долге с 20% в 2011 г. до 68% в 2015-м.

У физлиц проблемные долги за 5 лет выросли всего в 5 раз, что во многом связано с недоступностью валютного кредитования. Впрочем, собственно рублевая часть проблемных долгов граждан возросла в 10 раз, а валютная – в 2,3 раза, хотя в долларовом эквиваленте последняя сократилась с 22 млн. до 8 млн. USD за 5 лет, в т.ч. на 2 млн. – за прошлый год. Пропорция рубли/валюта за прошедшие 5 лет также зеркально изменилась: с 35% к 65% до 70% к 30%.

Как кусаются

ставки

Многие объемные показатели кредитного рынка существенно ухудшились только в 2015 г. из-за ужесточения денежно-кредитной политики, вызванного девальвацией рубля. Но стоимость кредитов выросла еще в 2012 г. С тех пор чередовались 3 цикла снижения и подъема ставок, однако в довольно узком диапазоне. Немного сдвинуть его вниз удалось только во второй половине 2015 г.

Ставки кредитного рынка в 2011–2015 гг. представлены в таблице.

Средние ставки, % годовых

 

1.01.

2011

 

1.01.

2015

 

1.01.

2016

 

Изменение

 

за год

за 5 лет

 Юридические лица

Краткосрочные рублевые кредиты

11,4

29,9

32,8

2,9

21,4

Долгосрочные рублевые кредиты

8,4

26,1

23,2

–2,9

14,8

Краткосрочные валютные кредиты

8,4

9,3

9,7

0,4

1,3

Долгосрочные валютные кредиты

7,8

9,2

9,2

0

1,4

Спрэд по длинным рублевым кредитам

–1,1

–0,8

–3,5

–2,7

–2,4

Спрэд по краткосрочным рублевым кредитам

2,4

–2,9

8,5

10,4

6,1

Спрэд по краткосрочным валютным кредитам

3,5

4,9

5,7

0,8

2,2

Спрэд по долгосрочным валютным кредитам

–0,3

2,6

3,6

1

3,9

Физические лица

Краткосрочные рублевые кредиты

18

26,9

26,3

–0,6

8,3

Долгосрочные рублевые кредиты

12,3

21,7

19,3

–2,4

7

Српэд по краткосрочным рублевым кредитам

2,7

24,4

2,2

–22,2

–0,5

Спрэд по долгосрочным рублевым кредитам

–3,7

–13,3

–7,5

5,8

–3,8

 

Рост ставок рублевых заимствований для юрлиц заставил их при любой возможности обращаться к валютным кредитам: за пятилетие ставки по ним выросли всего на 15–20% от уровня начала 2011 г. При этом за 2015 г. ставки по краткосрочным кредитам повысились на 5%, а по долгосрочным – не изменились.

Все это отразилось на доходности кредитования. Так, 5 лет назад спрэды по долгосрочным рублевым и валютным кредитам были отрицательными, а по краткосрочным – положительными, в абсолютном выражении вторые были намного выше. Впрочем из-за преобладания долгосрочных кредитов суммарный положительный результат был невысоким. Теперь же отрицательные спрэды сохранились только по долгосрочным рублевым кредитам, причем они выросли почти в 2 раза. Положительные спрэды тоже немного подросли, что улучшило общий финансовый результат  кредитных операций банков.

Кратный рост объемов кредитования в 2011–2015 гг. в рублевом эквиваленте в значительной степени объясняется девальвационным эффектом. В долларовом исчислении в большинстве сегментов финансового рынка, напротив, наблюдается падение объемных показателей и значительное ухудшение качества кредитного портфеля банков. Мощный рост валютного кредитования сделал финансовое состояние банков и предприятий чрезвычайно зависимым от курса рубля. Отчасти эту зависимость смягчило опережающее снижение ставок депозитов в прошлом году и улучшение спрэдов. Но основным фактором остается рецессия. Из-за падения доходов заемщикам (как предприятиям, так и физическим лицам) становится все труднее обслуживать кредиты. В особенно уязвимом положении оказались те, у кого входящие денежные потоки формируются в рублях, а задолженность по кредитам – в СКВ. Обесценение активов, которые могут служить залогом, еще больше затрудняет возможность перекредитования и делает особенно актуальным поиск путей реструктуризации долгов и снижения стоимости кредитов.

 

 

Автор публикации: Константин АЛЕХИН


Финансы: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях