$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Инвестиции

Корпоративное управление: новые задачи и эталоны

12.02.2016

(Начало в «ЭГ» № 10)

Продолжим рассмотрение изменений в Принципах корпоративного управления ОЭСР, начатое в предыдущем номере «ЭГ».

Вознаграждения руководителей

Проблематика политики вознаграждений директоров и менеджмента всегда была одной из самых сложных частей Принципов корпоративного управления. Такие выплаты, по мнению ОЭСР, должны зависеть, прежде всего, от долгосрочных интересов компании и ее акционеров. Поэтому последним при оценке эффективности деятельности органов управления необходимо знать конкретную связь между вознаграждением и результатами деятельности компании. В новой редакции Принципов также указано, что у акционеров должна быть возможность участвовать как в выработке политики вознаграждений, применяемой в компании, так и в ее корректировке.

В Беларуси неоднократно обсуждался вопрос выплаты вознаграждений топ-менеджерам в зависимости от финансовых результатов. Возможно, здесь следовало бы учесть подходы ОЭСР, в т.ч. подп. VI.D.4 Принципов – «Обеспечение соответствия вознаграждений ключевых менеджеров и членов совета директоров долгосрочным интересам компании и акционеров». Кстати, в новой редакции в этом разделе предлагается считать «хорошей практикой» включение в контракты положений о возможности снижения вознаграждений и даже частичного возврата уже выплаченных сумм в случае причинения вреда компании по вине менеджмента.

Акционер

акционеру – партнер

Принцип D раздела II посвящен вопросам взаимодействия акционеров между собой при осуществлении своих корпоративных прав (с точки зрения Принципов это должно быть позволено, кроме случаев, когда такое взаимодействие может повредить интересам других акционеров или стейкхолдеров). В развитие этой проблематики новая редакция Принципов вводит идею, согласно которой регуляторы для повышения определенности могут давать разъяснения о том, какие формы координации или соглашений между акционерами могут рассматриваться как неправомерные (например, для целей регулирования поглощений), а какие формы, наоборот, заведомо не будут рассматриваться таковыми (аннотация к принципу II.D).

В разделе II предлагается использовать в управлении компаниями современные технологии, в т.ч. развивать «электронное голосование» (при соблюдении достаточного уровня защиты от несанкционированного доступа), а также предоставление информации в электронном виде акционерам при подготовке общего собрания, и т. п.

Институциональные инвесторы, биржи

и посредники

Появление в Принципах нового раздела III «Институциональные инвесторы, фондовые рынки и иные посредники» объясняется признанием различных финансовых институтов в качестве еще одной категории стейкхолдеров, а также их растущей роли в системе корпоративного управления.

Между эмитентом и конечным бенефициарным владельцем ценных бумаг в современной экономике может стоять целая цепочка разного рода посредников, цели и действия которых так или иначе влияют и на конечный результат для инвестора, и на всю систему корпоративного управления в целом. При этом возможны разные бизнес-модели участия институциональных инвесторов и управляющих активами. Для одних инвестиционных посредников свойственно активное участие в корпоративных процедурах, включая голосование, другие могут считать его неоправданным из-за дополнительных затрат (например, на сбор и анализ информации для рационального голосования), что не всегда позволяет повысить отдачу от инвестиций. При этом в Принципах выдвигается парадоксальный тезис: законодательное обязывание институциональных инвесторов голосовать по принадлежащим им акциям не всегда эффективно, т.к. голосование легко может стать формальным.

Считается правильным, чтобы институциональные инвесторы раскрывали свою политику корпоративного управления в отношении своих инвестиций, в т.ч. политику голосования, и даже результаты такого голосования. Эта информация должна быть доступна клиентам. Кроме того, институциональные инвесторы должны раскрывать информацию о том, каким образом они разрешают существенные конфликты интересов. Добавлено новое положение, согласно которому структура вознаграждений за управление активами и иные посреднические услуги должна быть прозрачна.

Дополнительно отмечается, что в некоторых юрисдикциях приняты так называемые Stewardship Codes («Кодексы служения»), где сформулированы принципы лучшей практики институциональных инвесторов в сфере корпоративного управления. Возможно, такая практика была бы уместна в Беларуси в случае развития инвестиционных фондов и иных подобных структур.

В разделе III есть ряд замечаний, касающихся деятельности различных агентов фондового рынка. Здесь отмечается, что, если кастодианы (финансовые агенты, по поручению клиента принимающие в доверительное хранение ценные бумаги) или номинальные держатели акций голосуют, они должны это делать в соответствии с указаниями конечных владельцев акций (а не просто «исходя из их интересов», как говорилось в старой редакции.

Консультанты по голосованию, аналитики, брокеры, рейтинговые агентства и другие лица, которые предоставляют анализ или рекомендации для принятия решений инвесторами, должны раскрывать конфликты интересов в своей деятельности и минимизировать их.

Для компаний, получивших листинг в иной юрисдикции, чем та, где они созданы, должны быть раскрыты применимые корпоративные законы и регулирование (в части прав акционеров, функций органов управления, корпоративных процедур и т.д.), чтобы не создавалась неопределенность для инвесторов. В случае листинга на нескольких биржах («кросс-листинг») необходима прозрачность критериев и процедур признания листинговых требований первичного листинга. Для принятия обоснованных инвестиционных решений инвесторы нуждаются в качественной и справедливой рыночной информации, прежде всего о ценах на торгуемые инструменты; поэтому структура и порядок функционирования фондовых бирж и торговых систем должны обеспечивать эффективное и справедливое ценообразование как основу для эффективного корпоративного управления (Принцип III.G и аннотация к нему).

Раскрытие

информации

В разделе V «Раскрытие информации и прозрачность» подчеркивается целесообразность раскрытия важной нефинансовой информации, включая бизнес-этику, социальные вопросы, отношение к защите окружающей среды, соблюдение прав человека, пожертвования на политические цели и т.д. Отмечается, что во многих странах для крупных компаний раскрытие такой информации обязательно, в других – проводится добровольно. Кроме того, в подп. V.A.3 усилены формулировки о важности информации не только о формальных акционерах, но и о конечных бенефициарах в целях предотвращения конфликтов интересов и инсайдерской торговли, регулирования сделок со связанными сторонами, эффективного энфорсмента. Отмечается, что такая информация должна быть во всяком случае доступна регуляторам и судам, а также раскрываться в той мере, в какой это возможно. Редакционные поправки внесены в аннотацию к принципу V.C, который касается требований к внешним аудиторам, и в аннотацию к принципу V.E, который посвящен каналам распространения информации, в частности, там появляется прямое указание на важность предоставления значимой и актуальной информации о компании через ее собственный сайт.

Совет директоров

Раздел VI «Обязанности совета директоров» может представлять для Беларуси особый интерес, учитывая недавние дискуссии о целесообразности существования и подходах к функционированию этого органа управления. В разделе появились новые нормы, посвященные составу и оценке результатов работы совета директоров. В частности, согласно п. VI.G, если в компании предусмотрено обязательное представительство работников в совете директоров, то должны быть развиты механизмы, облегчающие повышение их квалификации и доступ к информации, чтобы такое представительство было эффективным и способствовало повышению компетентности, информированности и независимости совета.

Советам директоров рекомендуется регулярно проводить оценку своей работы с точки зрения ее эффективности, определять, достигается ли правильное соотношение опыта и компетенций (подп. VI.Е.4). Здесь могут использоваться различные способы. Например, проведение компаниями тренингов для членов советов директоров и добровольная оценка качества их работы, а в крупных компаниях – внешняя оценка для повышения объективности. По мнению авторов Принципов, в национальных законодательствах могут вводиться такие меры, как добровольная постановка целей для членов совета директоров, повышенный уровень прозрачности, повышение гендерной диверсификации органов управления компаниями или введение иных квот. При этом необходимо отслеживать и анализировать соотношение затрат и результатов на реализацию таких инициатив.

Кроме того, рекомендуется рассмотреть вопрос о создании специализированных комитетов, которые облегчают совету директоров выполнение его функций, прежде всего по аудиту, а также (в зависимости от размера компании и ее риск-профиля) по риск-менеджменту и по вознаграждениям (подп. VI.E.2).

ОЭСР призывает советы директоров соблюдать высокие этические стандарты и учитывать интересы стейкхолдеров (п. VI.C). Здесь также рекомендуется обратить внимание на практику некоторых стран, где советы директоров обязывают осуществлять надзор за разрешенными для менеджмента стратегиями по финансам и налоговому планированию. Это должно предотвращать практики, не соответствующие долгосрочным интересам компаний и акционеров, способные вызвать правовые и репутационные риски.

Теме рисков и роли риск-менеджмента в Принципах уделяется особое внимание. Ключевое значение в обеспечении эффективной системы надзора за рисками должен играть совет директоров (подп. VI.D.7), а в компаниях с крупными или комплексными (финансовыми и нефинансовыми) рисками – специальные подразделения.

* * *

Принципы корпоративного управления G20/ОЭСР были модифицированы с учетом изменений, произошедших в последние годы в этой сфере в развитых и развивающихся странах. Некоторые новшества вполне применимы и в Беларуси, как в рамках норм действующего законодательства, так и с точки зрения дальнейшего совершенствования корпоративного законодательства и практики корпоративного управления. Кроме того, для нашей страны могли бы оказаться полезными нормы Руководящих принципов ОЭСР по корпоративному управлению на государственных предприятиях – если планы внедрения лучших мировых практик в этой сфере действительно будут воплощаться в жизнь.

Отдел финансов «ЭГ»