$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Инвестиции

Корпоративное управление: новые задачи и эталоны

09.02.2016

В комплексе мер по решению задач социально-экономического развития Республики Беларусь в 2016 году и обеспечению макроэкономической сбалансированности, утв. постановлением Совмина и Нацбанка от 18.01.2016 № 28/2, значится совершенствование корпоративного управления. Внедрять его передовую практику должно Госкомимущество, которому для этого планируется передать принадлежащие государству акции акционерных обществ.

Заняться данным вопросом сейчас самое время. Принятый более 8 лет назад Свод правил корпоративного поведения, утв. приказом Минфина от 18.08.2007 № 293, заметно устарел. Местами он не соответствует ни нынешней редакции Закона от 9.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах», ни мировой практике. Теперь Принципы корпоративного управления ОЭСР (далее – Принципы), положенные в основу нашего свода, изложены в новой редакции, которая официально одобрена 8.07.2015 г. Советом ОЭСР, а 4 сентября – на встрече министров финансов и руководителей центробанков стран G20.

В Принципах корпоративное управление определяется как система взаимоотношений между руководством компании, ее советом директоров, акционерами и другими заинтересованными сторонами (стейкхолдерами). Корпоративное управление является основой для определения целей компании, а также средств их достижения и путей контроля за ее деятельностью.

Обновленный документ – «Принципы корпоративного управления G20/ОЭСР», – как и предыдущий, носит рекомендательный характер. Его отличает особая осторожность – авторы старались избежать любых резких формулировок, которые могут не вписаться в сложившуюся практику отдельных стран.

Структура

Принципы, как и ранее, состоят из 6 разделов:

I. Обеспечение основы для эффективной системы корпоративного управления.

II. Права акционеров, равное отношение к акционерам и основные функции собственности (здесь объединены разделы II и III старой редакции).

III. Институциональные инвесторы, фондовые рынки и иные посредники (новый раздел).

IV. Роль заинтересованных сторон (стейкхолдеров) в корпоративном управлении.

V. Раскрытие информации и прозрачность.

VI. Обязанности совета директоров.

Таким образом, в новой редакции названия IV, V, VI разделов не изменились, а IV и V практически сохранили и содержание. Разделы II и III объединены в один. Также появился новый раздел III, в который были перенесены отдельные принципы из других разделов и добавлен ряд новых принципов.

В преамбуле Принципов акцентируется мысль, что хорошее корпоративное управление (КУ) способствует экономической эффективности, устойчивому росту и финансовой стабильности; оно снижает стоимость капитала для компаний и обеспечивает доверие населения, благодаря которому и происходит превращение сбережений в инвестиции для реальной экономики. Главным средством достижения этих целей провозглашается создание правильных стимулов для всех участников отношений в сфере КУ (акционеров, финансовых посредников, сервисных структур, членов советов директоров, менеджмента) выполнять свою роль в этой системе сдержек и противовесов. Тем самым финансовые посредники (биржи, брокеры, институциональные инвесторы), а также сервисные организации (регистраторы, аудиторы, «советники по голосованию», консультанты и т.п.) включаются в состав стейкхолдеров.

Как и ранее, указано, что Принципы ориентированы, прежде всего, на публичные компании, однако и для непубличных компаний следование им может быть полезным. При этом для каждой конкретной страны государство, «квазигосударственные» структуры и частный сектор должны выработать наиболее подходящую систему обязательных требований и добровольных для исполнения рекомендаций с учетом экономических, правовых и культурных особенностей. Однако Принципы не претендуют на то, чтобы предрешать выбор конкретного бизнес-решения конкретным участником рынка: то, что работает в одной стране или в какой-то конкретной ситуации, может не сработать в другой. Тем не менее акцентируется особая важность единства подходов в сфере корпоративного управления в разных странах с учетом современной глобализации рынков и интернационализации потоков капитала.

Основы корпоративного управления

В разделе I «Обеспечение основы для эффективной системы корпоративного управления» наряду с некоторыми редакционными поправками появились два новых принципа:

Принцип I.D «Фондовые рынки должны поддерживать эффективное корпоративное управление». В аннотации к нему отмечается, что фондовые рынки (организаторы торговли) могут играть важную роль в продвижении КУ, устанавливая соответствующие требования в правилах листинга и обеспечивая контроль за их соблюдением. Фондовые рынки также создают для инвесторов возможность выразить свое мнение о качестве КУ в компании через покупку или продажу ее акций. Поэтому качество правил и регуляций фондовой биржи становится важным элементом системы корпоративного управления.

Фондовые биржи и торговые системы существуют сегодня в разных формах. Большинство крупных бирж являются коммерческими публично торгуемыми корпорациями, которые конкурируют с другими биржами. Поэтому регуляторам необходимо оценивать роль, которую играют биржи и торговые площадки в плане установления стандартов КУ и надзора за их соблюдением. Это требует анализа влияния конкретных бизнес-моделей фондовых бирж на их способность выполнять соответствующие функции. Впрочем, в Принципах не требуется безусловно возлагать на биржи подобные функции и позволять им навязывать свои стандарты КУ.

Принцип I.F «Должно быть обеспечено транс- граничное сотрудничество, включая двусторонние и многосторонние соглашения об обмене информацией [между регуляторами]». Здесь в аннотации отмечается, что многие компании ведут свой бизнес одновременно в нескольких юрисдикциях, в т.ч. получают листинг на биржах разных стран, поэтому такое сотрудничество между регуляторами приобретает особую значимость.

В разделе I также появились новые формулировки о важности эффективного регулятора в сфере КУ, в т.ч. о положительном опыте возложения таких функций на независимых регуляторов рынка ценных бумаг. При этом во избежание внутренних конфликтов желательно не возлагать на один государственный орган такие цели, как привлечение бизнеса и возложение санкций за нарушения (п. I.С). Предлагается искать баланс между публичным и частным принуждением к соблюдению определенных условий в сфере КУ (п. I.В).

Права

акционеров

В разделе II «Права акционеров, равное отношение к акционерам и основные функции собственности» наиболее важное новшество – пункт II.F о сделках со связанными сторонами (related-party transactions – RPT), являющийся аналогом главы 5 «Аффилированные лица и сделки хозяйственного общества» Закона № 2020-XII). Это понятие использовалось и в старой редакции Принципов, но только в разделе о раскрытии информации.

В п. II.F прямо указывается, что сделки со связанными сторонами должны одобряться и заключаться так, чтобы обеспечить надлежащий контроль за конфликтом интересов и защитить компанию и акционеров. В подп. II.F.1 отмечается, что RPT – серьезная проблема на любом рынке, особенно – с высокой концентрацией акционерной собственности и преобладанием бизнес-групп (что явно относится и к Беларуси). Это не значит, что такие сделки надо запрещать, но необходимо выстроить систему грамотного управления возникающими конфликтами интересов.

Принципы не устанавливают однозначных требований к регулированию сделок со связанными сторонами, но указывают (подп. II.F.1 и II.F.2), что для эффективного решения возникающих проблем с RРТ целесообразно:

– четко определить, какие стороны являются связанными (заинтересованными). Как вариант, здесь предлагается использовать подходы международных стандартов финансовой отчетности (которые несколько отличаются от норм ст. 57 Закона № 2020-XII);

– определить круг изъятий, при которых сделки со связанными сторонами не требуют специального регулирования (например, установить «критерий материальности» и исключить из-под специального одобрения сделки на незначительные суммы);

– установить четкие процедуры одобрения таких сделок, если конфликт интересов по ним является значимым: например, одобрение советом директоров, или только независимыми директорами, в некоторых случаях – общим собранием акционеров, за исключением заинтересованных;

– обязать ключевых менеджеров и членов совета директоров уведомлять этот орган о наличии у них прямой или косвенной заинтересованности (в т.ч. при действиях в интересах третьих лиц) в каких-либо сделках или иных вопросах, затрагивающих компанию (см., например, ст. 84 Закона № 2020-XII).

На первый взгляд, в нашей стране эти сделки давно регулируются, причем достаточно жестко. Вопрос лишь в том, насколько эффективно на практике эти нормы способны воспрепятствовать выводу активов и защите интересов разных групп стейкхолдеров – мажоритарных и миноритарных акционеров, в т.ч. частных, менеджмента и кредиторов. Здесь было бы полезно применить некоторые положения новой редакции Принципов.

В разделе V Принципов отдельно рассмотрен вопрос раскрытия информации о сделках со связанными сторонами. В частности, отмечается, что информация о значимых («материальных») RРТ и об их условиях должна раскрываться рынку. Если критерии «материальности» не установлены законодательно (у нас это не менее 2% балансовой стоимости активов, если иное не предусмотрено уставом, а по крупным сделкам – свыше 20%), они или политика их определения должны раскрываться компаниям. Хорошей практикой признается раскрытие «материальных» RРТ сразу при их совершении, с возможным исключением регулярных и повторяющихся сделок на рыночных условиях, которые могут раскрываться в периодических отчетах. Если имеются количественные критерии «материальности», необходимо также установить правила, препятствующие сокрытию информации о «материальных» RРТ путем их дробления на несколько меньших по объему сделок.

Отдел финансов «ЭГ»

(Окончание следует)