$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Банки и расчеты

КОРПОРАЦИЯ ДОЛЖНИКОВ©

13.06.2014

В последнее время многие белорусские предприятия столкнулись с проблемой роста долговой нагрузки и неплатежей. Эти явления усугубляются высокой стоимостью кредитов и нехваткой обеспечения для них. Рассмотрим, насколько серьезно выглядит ситуация с расчетами и как она влияет на финансовую устойчивость отечественных предприятий.

Плохая конъюнктура рынка и низкая платежеспособность партнеров заставляет производителей соглашаться на довольно значительные отсрочки оплаты при поставке товаров. Для финансирования таких операций самим поставщикам приходится искать заемные ресурсы и нести немалые издержки на их обслуживание. В результате долговая нагрузка в экономике постоянно растет (см. график).

Так, на 1.04.2014 г. кредиторская задолженность организаций, по данным Белстата, достигла 257,6 трлн. Br, увеличившись по сравнению с аналогичной датой 2013 г. на 34,3%, в т.ч. за I квартал т.г. — на 6,8%. За это же время кредиторская задолженность по займам достигла 315,5 трлн. (рост на 38,5% и 9,2%), а дебиторская задолженность увеличилась до 204,8 трлн. (рост на 28,1% и 4,9% соответственно). Отметим, что в долларовом исчислении с начала 2011 г. по начало 2014 г. кредиторская задолженность выросла на 32%, превысив 25,3 млрд. USD, а дебиторская — на 24,7%, до 20,6 млрд. (по курсу Нацбанка).

Уровень долговой нагрузки можно оценить по ряду различных показателей. Один из них — отношение суммы обязательств к активам. По имеющимся данным (если брать только кредиторскую задолженность перед контрагентами и по кредитам и займам), этот показатель вырос с 0,3 в 2010 г. до 0,324 в 2013-м и 0,34 в I квартале т.г. Таким образом, зависимость предприятий от кредиторов растет, а риск банкротства увеличивается. Это заметно и по другим показателям. Так, коэффициент обеспеченности оборотными средствами снизился с 25 на начало 2012 г. до 17,7 на 1 января т.г. и 16,6 на 1 апреля, а коэффициент текущей ликвидности — со 133 до 121,4 и 120 соответственно.

ДАННЫЕ статистики свидетельствуют, что давняя проблема дефицита оборотных средств и ликвидности только усугубляется. Доля предприятий, не имеющих собственных оборотных средств, выросла с 24,4% в общем количестве на 1.01.2013 г. до 27,1% на 1 января т.г. и 27,5% — на 1 апреля, хотя доля организаций, имеющих обеспеченность собственными оборотными средствами ниже норматива, сократилась за это время с 15,8% до 15,6% и 15,1% соответственно. В частности, на конец I квартала т.г. в сельском хозяйстве первых насчитывалось 28,3% и 18,3%, в промышленности — 27,1% и 13,7%, строительстве — 23,6% и 18,1%, торговле — 38,7% и 18,4%. В то же время если на 1 апреля прошлого года в республике 2924 организации, или 34,9% от общего количества организаций, учитываемых в текущем порядке, были неплатежеспособными (имели одновременно коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами и коэффициент текущей ликвидности ниже утвержденных нормативов), то на 1.01.2014 г. их число достигло 3164, а удельный вес — 38,7%, а на 1 апреля т.г. — уже 3172 и 38,8%, в т.ч. в сельском хозяйстве — 46,2%, промышленности — 39,9%, строительстве — 41,5%, торговле — 38%, транспорте — 36,7%.

Интересно, что по данным мониторинга реального сектора, проводимого Нацбанком в декабре 2013 г., достаточным уровень своих оборотных средств считали 38,3% опрошенных, а в апреле — всего 34,9%. При этом число признавших сильное влияние обеспеченности оборотными средствами на свою хозяйственную деятельность выросло за 4 месяца с 45,3% до 47,4%, слабым — с 4,5% до 5,1%, а умеренным — сократилось с 50,2% до 47,5% респондентов. В то же время если в декабре 2013 г. рост остатка денежных средств на счетах отметили 10,4% предприятий, то в апреле — лишь 9,7%, тогда как почти прежней осталась доля респондентов, отмечавших его снижение (44,1% и 44,4%) или неизменность (45,4% и 46%).

В таких условиях не могло обойтись без ухудшения платежной дисциплины. Так, если просроченную кредиторскую задолженность на 1.01.2013 г. имели 59% организаций, а просроченную дебиторскую — 68%, то на 1 января т.г. — уже 60,9% и 70%, а на 1 апреля — 62% и 70,8%. Однако беспокоит это далеко не всех. Так, по данным мониторинга, в апреле 2014 г. на рост величины просроченной дебиторской задолженности указали 37% опрошенных предприятий, кредиторской — 37%, на снижение — 20,1% и 18,1%, а на неизменность — 42,9% и 44,9% респондентов. Сильное влияние просроченной дебиторской задолженности отметили 40,2% предприятий, слабое — 13,4% опрошенных, а 46,4% — умеренное.

О КАЧЕСТВЕ взыскания долгов можно в известной степени судить по динамике коэффициентов оборачиваемости дебиторской и кредиторской задолженности, которые показывают, сколько раз за период организация получила от покупателей оплату в размере среднего остатка неоплаченной задолженности и сама произвела платежи. Это позволяет оценить эффективность работы с контрагентами по взысканию дебиторской задолженности и политику продаж в кредит. Коэффициенты определяются как отношение выручки к среднему остатку дебиторской и кредиторской задолженности. Нетрудно подсчитать, что коэффициенты оборачиваемости кредиторской и дебиторской задолженности выросли с 1,55 и 1,81 в 2010 г. до 1,78 и 2,2 в 2012-м, а в прошлом году сократились до 1,5 и 1,81. Можно попенять менеджерам компаний за плохое управление долгами, но надо иметь в виду, что поле для маневра у них существенно сузилось. С одной стороны, власти ради упрощения работы бухгалтерий ввели в прошлом году метод начисления для целей налогообложения. В результате предприятиям приходится платить налоги даже в том случае, если они не получили деньги за поставленную продукцию (выполненные работы), и кредитовать не только партнеров, но и государство. Если же оплата так и не поступила, то выигрыш дела не гарантирует исполнения судебного решения. Более того, с присужденной неустойки тоже приходится платить налог на прибыль, даже если ответчик сидит на «картотеке» и не собирается рассчитываться с истцом. В ряде случаев должники столь глубоко увязли в неплатежах, что для снятия проблемы понадобятся кардинальные решения. Менеджеры все чаще вспоминают конец 90-х, когда многие компании были не в силах ни гасить, ни рефинансировать свои долги. Тогда одни придумывали многоходовые схемы бартера и взаимозачетов (на которых кое-кто неплохо заработал), а другие ждали, когда на помощь придет государство и спишет или реструктуризирует их задолженность. Особенно это заметно по сельхозпредприятиям, взыскать с которых долги зачастую просто нереально.

СКОРЕЕ ВСЕГО, эти ожидания, хотя бы частично, оправдаются. Как стало известно «ЭГ», подготовлен проект указа, согласно которому «в целях создания условий для повышения эффективности работы организаций и развития интеграционных процессов» в АПК банкам и ОАО «Банк развития Республики Беларусь» будет предложено предоставить отсрочку до 5 лет исполнения обязательств по основному долгу юрлицам, приобретшим неплатежеспособные сельхозорганизации и взявшим на себя их долги, а также организациям, закупающим сельхозтехнику для передачи в лизинг в рамках Указа от 22.04.2011 № 170. Кроме того, планируется провести 3-летнюю реструктуризацию долгов АПК по ранее выданным бюджетным ссудам и гарантиям. Это на время уменьшит кризис неплатежей и перекредитованности села, но не улучшит его операционную эффективность и не изменит бизнес-модель, регулярно возвращающуюся к одним и тем же проблемам.

Роман КУНИЦКИЙ


Финансы: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях