Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №5 (2502) от 21.01.2022 Смотреть архивы
USD:
2.5752
EUR:
2.9187
RUB:
3.3594
Золото:
Серебро:
Платина:
Палладий:
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Конституционный суд вынес решение...

Статус Конституционного суда обязывает его охранять Конституцию, закрепленные в ней права и свободы, содействовать исполнению гражданами своих обязанностей...
Статус Конституционного суда обязывает его охранять Конституцию, закрепленные в ней права и свободы, содействовать исполнению гражданами своих обязанностей. В силу специфики работы Конституционного суда (далее - КС) можно утверждать, что практически каждое его решение нацелено на углубление правовых отношений,  совершенствование законодательства во имя интересов граждан и всего общества.

2 ноября 2004 г. КС внес в правительство предложение, касающееся порядка выплаты ежемесячного государственного пособия, в соответствии с ч.3 ст.131 УПК при отстранении работника от должности. В Трудовом кодексе предусмотрено, не только право нанимателя отстранять работника от должности, но и его обязанность это делать по требованию уполномоченных государственных органов в случаях, прямо предусмотренных законодательством. При этом за период отстранения от работы заработная плата не начисляется. В статье 131 УПК сказано, что прокурор, его заместитель, а также орган дознания и следователь с санкции прокурора или его заместителя либо суд вправе отстранить от должности подозреваемого или обвиняемого, если есть достаточные основания полагать, что, оставаясь на работе, они будут препятствовать предварительному расследованию и судебному разбирательству уголовного дела, возмещению причиненного преступлением вреда или продолжать заниматься преступной деятельностью, связанной с пребыванием в этой должности. Когда подозреваемый или обвиняемый отстраняется от должности, то согласно указанной статье УПК они имеют право на ежемесячное государственное пособие в порядке, установленном законодательством, если они не могли поступить на другую работу по не зависящим от них обстоятельствам.

Один из обратившихся в КС граждан отметил, что как раз указанный порядок и не установлен законодательством. То есть, в законодательстве не определены размеры ежемесячного государственного пособия, как долго оно может выплачиваться и т.д. Можно поставить вопрос: почему необходимо выплачивать пособие подозреваемому или обвиняемому? Ответ простой: в Конституции закреплен принцип презумпции невиновности в совершении преступления. Согласно ст.26 Основного Закона никто не может быть признан виновным в преступлении, если его вина не будет в предусмотренном законом порядке доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

Гражданин был отстранен от работы следователем, однако пособие ему не выплачивалось в силу пробела в законодательстве. Конечно, в данной ситуации можно было бы воспользоваться аналогией законодательства и применять те нормы, которыми предусматривается выплата пособий безработным. К сожалению, органы, разрешавшие данный спор, не посчитали это возможным сделать. В этой связи КС  предложил правительству устранить имеющийся пробел в законодательстве, тем более что законом от 16 октября 2000 г. N430-З, которым был введен в действие УПК, правительству предписывалось принять меры по приведению законодательства в соответствие с новым УПК. В своем решении КС обратил также внимание на то, что выплата ежемесячного государственного пособия увязана лишь с невозможностью подозреваемого или обвиняемого по не зависящим от них обстоятельствам поступить на другую работу, что не согласуется с нормами трудового законодательства. Ведь в результате отстранения работник остается в штате данного нанимателя, трудовые отношения с ним не прекращаются. В Трудовом кодексе не решен вопрос о временном переводе на работу к другому нанимателю в указанных случаях.

КС полагает, что его позиция, изложенная в решении, будет реализована. Кстати, опыт сотрудничества КС с другими нормотворческими органами убеждает в эффективности такой деятельности.

Так, КС 26 марта 2003 г. предложил Министерству труда и социальной защиты решить вопрос об исключении нормы из Положения о порядке исчисления стажа работы по специальности (в отрасли) и повышения тарифных ставок работников организаций, финансируемых из бюджета, и пользующихся государственными дотациями, за стаж работы по специальности (в отрасли), утв. постановлением Минтруда от 12 января 2000 г. N 4, которая запрещала учитывать время работы в учебных заведениях негосударственной формы собственности в педагогический стаж. КС обратил внимание на то, что эта норма противоречит предусмотренным в Конституции принципам и нормам и, в частности, закрепленному в ст.13 Основного Закона равенству прав для осуществления хозяйственной и иной деятельности, гарантированности равной защиты и равных условий для развития всех форм собственности. Хотя потребовалось некоторое время для подготовки и согласования нормативного акта, регистрации его в Министерстве юстиции, однако этот вопрос все же был решен: постановлением  от 4 октября 2004 г. N 109 в указанное Положение были внесены соответствующие изменения. В настоящее время согласно п.17 Положения по решению нанимателя в стаж работы по специальности может быть засчитан период работы в коммерческих организациях или их структурных подразделениях, характер работы в которых аналогичен работе, выполняемой в бюджетной организации на соответствующих должностях. Норма о том, что в стаж работы по специальности (в отрасли) не  включается работа в организациях негосударственной формы собственности, исключена . Конечно, в некоторой степени в Положении сохранен половинчатый подход: для включения в стаж работы по специальности необходимо решение нанимателя. На наш взгляд, это должно происходить автоматически. Однако разумный наниматель, заинтересованный в приеме данного работника, будет именно так и поступать.

В конце сентября 2004г. КС вносил предложения, направленные на совершенствование условий договора личного страхования. Речь шла о том, что гражданам, достигшим 70-летнего возраста, страховые организации отказывали в заключении договоров личного страхования. Высказанные КС аргументы правильно восприняты Министерством финансов, которое обязало страховые организации исключить из правил ограничения, связанные с заключением договоров личного страхования с гражданами, достигшими определенного возраста.

В мае 2004 г. КС выносил решение относительно практики применения Закона "О социальной защите граждан, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС". Проблема заключалась в том, что некоторые лица, проживавшие в зонах радиоактивного загрязнения и выполнявшие работы по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, вопреки указанному закону не признавались ликвидаторами, а относились к категории пострадавших от аварии. КС увидел в этом несправедливость, так как законом получение статуса ликвидатора увязывается с характером выполняемой работы. Надо сказать, что исполнительные органы очень оперативно отреагировали на позицию КС. Были отменены ранее принятые неправовые решения и признано право соответствующих категорий граждан (независимо от их места жительства) получать статус ликвидатора. Однако  на практике возникли сомнения в правомерности инструктивного письма Комчернобыля при Совете Министров от 4 июня 2004 г. N 08/877 (принятого уже после решения КС), в котором указывалось, что граждане, которые постоянно проживали (проживают) на территории радиоактивного загрязнения и принимали участие в работах в зонах первоочередного отселения или последующего отселения, могут быть признаны участниками ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС в случае, если они не являются потерпевшими от катастрофы и не пользуются соответствующими льготами. КС, вернувшись к данной проблеме, в обращении в адрес Комчернобыля указал, что при такой редакции письма можно сделать вывод, что гражданин, являющийся потерпевшим от катастрофы, не может быть признан участником ликвидации, включая те случаи, когда ранее ему необоснованно было отказано в отнесении к категории ликвидаторов последствий аварии. Как отметил КС, при решении вопросов об отнесении граждан к той или иной категории следует строго руководствоваться соответствующими нормами закона (ст.ст.12, 13, 14).