$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

КОНКУРЕНЦИЯ БЕЗ ПОДГОТОВКИ

02.08.2011

Формирование Таможенного союза и Единого экономического пространства позиционируется властями трех стран как процесс, предоставляющий бизнесу новые возможности с равными конкурентными условиями от Бреста до Владивостока. Не столь однозначны в оценках сами бизнесмены. Помимо выгоды они видят и серьезные риски, о которых немало говорили участники недавней конференции ТС в Москве. О путях укрепления национальной конкурентоспособности и рисках на этом пути беседуем с председателем Белорусской научно-промышленной ассоциации Александром ШВЕЦОМ.

— Мы должны обсуждать два аспекта конкурентоспособности. Один — это высокий и слабо досягаемый для нас технологический уклад, достигнутый странами Запада. Второй, о котором стоит сейчас говорить и активно заниматься, — это укрепление конкурентоспособности наших предприятий в Таможенном союзе и ЕЭП. Подписав соответствующие соглашения, Беларусь взяла на себя целый ряд обязательств, которые оставляют меньше возможностей для административного управления экономикой в ручном режиме и господдержки тех или иных отраслей. Следовательно, надо выводить предприятия на такой уровень конкурентоспособности, который и без помощи государства в рыночных условиях обеспечил бы их развитие и модернизацию.

— Просматривается ли, на ваш взгляд, подобное движение в стране?

— Речь должна идти о программном, комплексном подходе. Что такое программа? Это комплекс мер, скоординированный по мероприятиям, средствам, времени и исполнителям. Однако хотя документы ТС и ЕЭП подписаны и их содержание известно, работа над будущими условиями не ведется. Лично я не вижу, чтобы у нас реализовывались какие-то программные меры. Аналогичные мнения высказывают и менеджеры наших предприятий. Пока мы больше сосредоточены на решении валютных проблем.

Специфическая черта белорусской экономики — доминирование госсобственности. Между тем мировой опыт показывает, что частная собственность эффективнее и конкурентоспособнее. Преимущества приватизации для страны очевидны — она позволяет привлечь средства в бюджет, повышается эффективность менеджмента, больший интерес к совместным проектам проявляют иностранные инвесторы. Пока в этих составляющих конкурентоспособности перевес не в пользу Беларуси и, судя по последним заявлениям руководства республики, серьезные изменения не предвидятся. Планируется некоторая продажа госсобственности, способная дать некий толчок, но стремления кардинально что-то менять я в действиях правительства не вижу.

— Александр Иосифович, позволит ли Директива № 4 повысить конкурентоспособность национальной экономики?

— Весь первый раздел этого документа посвящен уходу от жесткого ценового регулирования. В этом мы лишь приводим наш рынок в соответствие с нормами, которые должны быть в ЕЭП и которые уже есть в России и Казахстане. Поэтому вряд ли свободное ценообразование станет неким нашим преимуществом. Зато целый ряд отрицательных нюансов остается в налогообложении. У нас НДС — 20%, в РФ — 18%, в Казахстане и вовсе 12%. Разные ставки могут спровоцировать не только отток капитала из республики, но и перевод бизнеса в другие страны ТС. Ведь если есть общий рынок, белорусскому предпринимателю ничего не стоит пересечь границу и обосноваться где-нибудь в Брянской области. Чтобы не потерять в конкурентоспособности, мы, не имея той природной ренты, которая есть в России и Казахстане, должны создавать более либеральное налоговое законодательство, чем у них. Этого директива не предусматривает.

В целом, мне кажется, бизнес не связывает больших надежд с Директивой № 4, потому что она во многом декларативна. Для ее полноценной реализации явно не хватает политической воли чиновников на уровне республиканских органов госуправления и местных исполкомов. К примеру, Директива предполагает создание консультативных деловых советов при министерствах и других органах госуправления. Даже передовой в этом направлении орган — Минэкономики — сформировал такой совет только через полгода после издания Директивы. Что говорить о других? Еще один пример — наша ассоциация четыре раза приглашала на свои расширенные заседания представителей Нацбанка и правительства — ни разу они не откликнулись.

— В этом году благодаря стараниям предпринимательских ассоциаций ТС стартовала инициатива «Бизнес-диалог», предполагающая совместную выработку предложений по улучшению бизнес-климата трех стран. Насколько перспективно это движение и может ли, к примеру, БНПА подключиться к отстаиванию интересов белорусских предприятий?

— Обмен информацией между бизнес-объединениями — это очень важный аспект работы международного предпринимательского сообщества и он, безусловно, для нас интересен. Одним из инициаторов организации бизнес-диалога выступил Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). БНПА — партнерская ассоциация РСПП. Мы можем через эту структуру отстаивать интересы белорусского бизнеса. Есть и другой путь — через наше правительство. В ближайшее время должен заработать Экономический суд ТС, который сможет рассматривать иски, в т.ч. от субъектов хозяйствования. Правда, опыт показывает, что судебные разбирательства, как правило, растягиваются надолго и требуют значительных издержек. Поэтому мы надеемся на развитие досудебных механизмов ЕЭП.

— Участники недавней конференции ТС в Москве жаловались на то, что сложно достучаться до чиновников наднациональных органов. У вас нет опасения, что союзная бюрократия возьмет верх?

— Полагаю, что такие люди, как выступавший на упомянутой конференции г-н А.Мордашов (гендиректор ОАО «Северсталь») и некоторые другие российские бизнесмены), в состоянии достучаться до комиссии ТС. А вот нашему не столь крупному бизнесу, скорее всего, будет весьма трудно сделать это.

Замечу, что на предложения РСПП принять участие в конференции ТС премьер-министр РФ В.Путин откликнулся с первого раза. У нас даже после появления Директивы № 4 выше министра экономики Н.Снопкова (спасибо, кстати, ему за искреннее неформальное отношение к проблематике предпринимательства) никто не подключился к диалогу с бизнес-сообществом. И если бы не участие В.Путина, думаю, М. Мясниковича на московской конференции мы бы не увидели. К сожалению, внимание белорусского правительства по-прежнему сосредоточено преимущественно на крупных промышленных и сельскохозяйственных предприятиях, в которые государство вложило колоссальные суммы из бюджета. Хорошо, что конъюнктура рынка опять в нашу пользу, и мы можем успешно торговать сельхозпродукцией. Но я считаю, что надо еще раз трезво взглянуть на вложенное, отдачу и перспективы развития села. С одной стороны, укрепление АПК имеет не только экономический эффект, но и культурное, социальное значение. Удержать людей на селе, сделать жизнь там более привлекательной — это очень важно. С другой стороны, есть вопросы к экономической эффективности такой господдержки. Вот и чиновники из Минэкономики признают, что не менее половины сельхозпредприятий расходуют государственные средства неэффективно.

К сожалению, нельзя также сказать, что правительство ориентируется на развитие малого или среднего бизнеса в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Основные надежды связываются по-прежнему с крупными промышленными предприятиями, отраслями, которые могут дать быструю отдачу. А Директива № 4, декларирующая поддержку частного бизнеса, носит более долгосрочный, а значит, второстепенный характер для нынешнего правительства.

— Каков ваш прогноз развития экономической ситуации в Беларуси с началом действия ЕЭП с 1 января следующего года?

— Мы потеряли время, которое могли использовать для инвентаризации бизнеса, чтобы подготовить его к конкурентной работе в рамках ЕЭП. Сейчас этим тоже никто серьезно не занимается, а потому могу сделать осторожный прогноз, что к пониманию не только плюсов, но и минусов ЕЭП мы придем в первой половине 2012 г. методом проб и ошибок. Вместо того, чтобы подготовиться к новым вызовам сейчас, скорее всего, мы займемся работой над ошибками ровно через год — летом 2012 г.

Беседовал

Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях