$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Инновации

Кому светит кластер

22.11.2016

Минэкономики уже 2 года продвигает проект указа о создании и функционировании кластеров. Его авторы надеются, что эффективность их поддержки будет выше, чем точечная помощь отдельным предприятиям. За этой формой интеграции отдельных сфер деятельности будущее, заявил начальник управления экономики инновационной деятельности Министерства экономики Дмитрий Крупский на конференции «Современные формы организации бизнеса: международный опыт и перспективы развития в Беларуси», организованной Советом по развитию предпринимательства.

Чтобы оценить потребность в кластерах, нужно понимать, на каком этапе находится страна сегодня. 2011–2015 гг. стали периодом выбора путей развития, умами и сердцами промышленников овладела концепция ключевых компетенций, полагает Д. Крупский. В ее рамках компании фокусируются на том, что умеют делать лучше всего, находят свое место в цепочках создания добавленной стоимости. Кластер оказывается здесь наиболее подходящим, выступая в 3 ипостасях. Это одновременно инструмент повышения конкурентоспособности субъектов и национальной экономики, механизм координации интересов бизнеса и государства, а также способ консолидации предпринимателей, идентификации своих экономических интересов и их продвижения.

Если в мире процессы, которые привели к кластеризации, проходили с конца XX века, то у нас лишь к 2010 г. начали осознавать, что существующие формы организации производства себя исчерпали. С тех пор идет мучительный поиск путей структурной перестройки экономики. Одним из них может стать кластеризация. О ней белорусские власти начали задумываться еще в 2012 г. Так, в Программе развития промышленного комплекса Республики Беларусь на период до 2020 года, утв. постановлением Совмина от 5.07.2012 № 622, среди стратегических задач значилось широкомасштабное создание промышленных кластеров на основе сформированных «точек роста». При этом под кластером понималась группа технологически интегрированных промышленных организаций, формирующих единую цепочку создания добавленной стоимости и характеризующихся общностью коммерческих интересов, сосредоточенных на определенной территории, взаимодействие которых усиливает их конкурентные преимущества на отраслевом, национальном и мировом рынках.

Сегодня мы наблюдаем, как тяжело умирает индустриальная цивилизация, заметил Д. Крупский. Промышленность, бывшая до 2010 г. основным донором развития экономики страны, все еще является становым хребтом экономики (прежде всего, нефтехимический комплекс). Но привычные способы организации производства и распределения ресурсов уже не соответствуют мировым трендам.

Власти осознали это не сразу. Только в 2014 г. была принята концепция формирования инновационно-промышленных кластеров, предусматривающая национальный и региональный уровни регулирования. За образец была принята модель организации и управления, сложившаяся в Германии.

ЧАСТНЫМ компаниям сегодня ничто не мешает формировать кластеры, полагает Д. Крупский. В госсекторе для этого не хватает руководящих кадров. «Образно говоря, если бы у нас сектор биотехнологий развился и можно было бы клонировать таких, как Дмитрий Дичковский, то 118 валообразующих предприятий могли бы претендовать на мировое лидерство в своих технологических нишах», – считает Д. Крупский. По его мнению, проблема кроется не в неэффективности системы хозяйственного управления, а в дефиците «людей, которые являются носителями актуальных знаний». Не менее сложно обеспечить разделение функций собственника и регулятора. Первым шагом в этом направлении стало создание холдингов, которые взяли на себя часть управленческих функций. Это меняет задачи отраслевых министерств, которые могут теперь заняться кластерным строительством.

По оценке Минэкономики, для активного формирования кластеров необходимо, чтобы количество их потенциальных организаторов превышало 200–300 человек. Тогда структурная перестройка приобретет необратимый характер и не придется судорожно искать способы продлить существование того или иного предприятия. Положение усугубляется тем, что в последние 15 лет отрасли более низкого технологического уклада благодаря усиленному лоббированию получили больше ресурсов, чем высокотехнологичные. Теперь приходится искать пути устранения этих перекосов. Но власти, несмотря на ограниченность ресурсов поддержки, не готовы к столь радикальным мерам, как закрытие или банкротство бесперспективных предприятий. Правительство надеется провести новую индустриализацию и развивать высокотехнологичные сектора с помощью частной инициативы, одновременно сохранив «старую» промышленность.

Д. Крупский напомнил, что индустриализация обычно начинается с развития легкой и пищевой промышленности, потом появляются базовые отрасли – электроэнергетика, металлургия, машиностроение, затем более «тонкие» – приборостроение, авиакосмическая и т.д. Беларусь прошла по этой лестнице, сохранив все «ступеньки», а потому имеет потенциал для перехода на новый уровень «индустрии-4.0». Одним из инструментов этого процесса, новой формой организации бизнеса будут кластеры, которые воплотят в себе совокупность организационных и маркетинговых технологий, обеспечивающих конкурентоспособность экономики в целом.

СТРАТЕГИЯ действий Минэкономики в области кластерного развития на 2016–2020 годы предусматривает организацию выполнения мероприятий, предусмотренных в Государственной программе инновационного развития на 2016–2020 годы, Директиве № 3, плане мероприятий по ее реализации и других документах. Здесь зафиксировано, что кластеры являются одним из инструментов формирования высокотехнологичного сектора. Минэкономики уже 2 года пытается добиться принятия указа, определяющего формат господдержки кластеров. В I квартале 2017 г. должна быть сформирована карта кластеров Беларуси. Готовятся перечень пилотных кластерных проектов, планы мероприятий по стимулированию кластерного развития регионов. Министерство намерено инициировать проект международной технической помощи, предусматривающий создание Белорусской кластерной обсерватории и 5 ресурсных центров кластерного развития, обучение организаторов кластерных проектов – кластерных менеджеров. Особое направление – информационно-просветительские мероприятия, сотрудничество с облисполкомами и бизнес-сообществом. Появляются  проекты создания кластеров, в т.ч. медико-биологического в Витебской области, приборостроительного (6 компаний уже подписали соглашение), энергоэффективного в Минском районе, аграрного – в Узденском. Идут переговоры с донорами, которые смогли бы поддержать 5 кластерных проектов в малых городах. В перспективе Минэкономики надеется в 2018 г. отбирать подобные проекты для оказания господдержки на конкурсной основе. А в недалеком будущем, через 10–15 лет, наша экономика вся будет сплошь состоять из кластеров, т.к. эта форма организации производства больше соответствует постиндустриальной цивилизации, считает Д. Крупский.