$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

КОМУ МЕШАЕТ «МАРА» ЛЕВИНА?©

12.06.2012

На днях пресс-служба Минского столичного союза предпринимателей и работодателей (МССПиР) прислала в редакцию «ЭГ» статью «Спаситель или олигарх», предлагая высказать наше мнение о ней. Обращение несколько необычное. Казалось бы, в Беларуси актуальнее не засилье единоличников-олигархов, а избыток государства в экономике, не оставляющий для частников ни значимого места, ни серьезного влияния. Впрочем, в статье речь идет не об институциональных проблемах, а в основном о личности, делах и планах конкретного бизнесмена Сергея Левина.

Авторы статьи, вероятно, потратили немало сил, скрупулезно воссоздавая по газетным вырезкам этапы делового пути С.Левина — от первых поставок в Беларусь подгузников «Хаггис» и батончиков «Сникерс», до куда более масштабных проектов в пивоваренной и химической отраслях. Так что когда выросшее, отчасти благодаря герою статьи, в сухости и сладости новое поколение белорусов задумается о предпринимательской карьере, оно получит отличное пособие.

Описывая приобретение в начале 2000-х бобруйского пивоваренного завода «Дедново» американской компанией Detroit-Belarus Breving Соmpany LLC, представительство которой возглавлял С.Левин, авторы статьи упрекают его в том, что на момент совершения сделки завод находился на грани банкротства. При этом намекается на сознательное доведение предприятия до такого состояния. Какими-либо фактами это обвинение не подкреплено. Не упоминается, что тогда (как, впрочем, и сейчас) в республике было немало предприятий в таком состоянии (у Левина и тысяч отечественных и зарубежных бизнесменов тут железное алиби). У «Дедново», как и у многих других, не было средств ни на модернизацию устаревшего оборудования, ни на привлечение современных технологий, ни на активный маркетинг, да и пиво было не очень. И дело тут не в заговорщиках, разорявших предприятия, чтобы распродать по дешевке, а в неспособности государства эффективно управлять доставшимися от СССР активами. А потому Программа развития пивоваренной отрасли Республики Беларусь на 2003–2005 годы, утв. постановлением Совмина от 30.10.2002 № 1502, относительно успешно выполнена лишь потому, что была ориентирована на приход стратегических частных инвесторов в Бобруйск, Лиду и другие места.

ДРУГОЙ «компромат» — неудачная попытка С.Левина приобрести несколько льнозаводов в Могилевской области по номинальной стоимости — около 7,5 млрд. Br. Сокрушаясь о вливаниях государства в отрасль, авторы статьи не обмолвились об ее многомиллирадных убытках. Обойден тут вопрос о реальной рыночной стоимости льнозоводов, социальных и прочих обязательствах, которыми государство традиционно обременяет подобные сделки. Так что и номинальная стоимость может порой оказаться чрезмерной.

Но для радетелей за общественные интересы это не аргумент. Наверно, если сбудутся пожелания Национальной платформы развития бизнеса, инициатором и автором которой является МССПиР, насчет продажи частникам по остаточной стоимости арендуемой ими государственной недвижимости, авторы статьи тоже встанут на страже казенного добра — только щепки от платформы полетят!

В «ВИНУ» Левину ставится его непостоянство: бобруйский пивзавод в 2007-м продал корпорации Heineken, в 2011-м — вышел из проекта по производству соков Detroit Belarus Juice Company (DBJC) на базе ИП «Старая крепость», теперь построил парфюмерную фабрику «Сонца». Словом, «летун»! Это на Западе никого не удивляет такой бизнес: «купить — реструктуризировать — модернизировать — продать» и получить прибыль для новых инвестиций в различных отраслях. У нас же это странно и подозрительно. Правда, некоторым прощаются как систематические M&A, так и любая многопрофильность — уж больно люди хорошие.

Но Левину снисхождения ждать явно не приходится. Особенно за желание создать то ли кластер, то ли холдинг (авторы статьи, кажется, полагают, что это одно и то же), включив в него предприятия «Слодыч», «Крыніца», Минский завод игристых вин и Минский мясокомбинат, находящиеся в столичном микрорайоне «Дражня». В этот проект С.Левин обещает вложить 200 млн. USD в течение 10 лет. «Это большой срок, не одно предприятие и, соответственно, не очень-то большие деньги», — клеймят задумку авторы статьи с таким апломбом, будто тратят такие «гроши» за один уик-энд. Но для сравнения: в 2006–2010 годы среднегодовой приток прямых иностранных инвестиций на чистой основе во всю белорусскую экономику составил 1,43 млрд. USD, а в 2011-м — 1,47 млрд. (не считая Белтрансгаза). Весь Белгоспищепром в текущем году должен привлечь 30 млн. USD ПИИ на чистой основе. А тут на 5 предприятий «каких-то» 200 млн. предлагают…

«...Еще вчера Левин был горд тем, что был первопроходцем в части поставок на рынок Беларуси сникерсов-памперсов в лихие 90-е. А сейчас он уже претендует на всебелорусское влияние в промышленности, — говорится в статье. — Сомнений в том, что это будет правильный выбор и стратегия — предостаточно. Слить 5 гигантских предприятий в единый холдинг, то бишь, извините, кластер, за несколько месяцев… А зачем?.. Просто потому, что у господина Левина возникло такое желание…».

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, безобразие. Захотел — понавез подгузников («импортозамещать» которые наши власти собрались лишь в этом году), возжелал — за считанные месяцы наводнил республику стиральными порошками своего (и заодно отечественного) производства, подвинув на рынке мировые бренды. Вероятно, случись объявиться у нас какому-нибудь Форду или Гейтсу, их бы тоже освистали: «Ишь, чего задумал — массовый выпуск автомобилей или программное обеспечение в мировом масштабе! А не ты ли еще недавно в сарае вручную гайки крутил или программки в общаге на коленке писал?!».

Но вернемся к кластеру. Авторы статьи недоумевают, зачем приватизировать предприятия и так имеющие неплохие производственно-финансовые показатели. Они ссылаются на мнение главы МССПиР Владимира Карягина, который на недавней пресс-конференции, анализируя мировой опыт в создании кластеров, заявил, что «поскольку у нас не развито соответствующее законодательство, то инициативы такого плана в Беларуси могут автоматически принять криминальный оттенок».

Однако специалисты и ученые сходятся во мнении, что здесь особое законодательство ни к чему. Если общий бизнес-климат улучшится, а предпринимателям это будет выгодно, то объединения в кластеры, холдинги и иные структуры появятся и без указаний свыше — в рамках имеющейся правовой базы. Но стоило появиться предпринимательской инициативе — и критика на нее обрушилась не из чиновных кабинетов, а от «своих».

НАСЧЕТ «криминального оттенка» можно не беспокоиться — в нашем законодательстве с избытком хватает мер на сей счет. Гораздо интереснее, кому так мешают проекты С.Левина? Сам он комментировать этот вопрос не стал.

Вряд ли дело в самих авторах статьи (их дело заказное) и традиционно противодействующей бюрократии (чиновникам ничего не стоит «похоронить» любой проект, не апеллируя к общественности). А вот личные интересы руководства некоторых предприятий, привыкших распоряжаться ими как собственными, и аффилированных с ними лиц существенно пострадают, если вместо государства появится новый хозяин со своими представлениями о методах и эффективности менеджмента. Новая метла обычно начинает мести сверху. Тут-то и идут в ход обвинения в стремлении к олигархии, разбазаривании национального достояния, упреки в темном спекулянтском прошлом и т.п.

Именно бизнес-союзы, включая МССПиР, разместивший обсуждаемую статью на своем сайте, больше всех говорят о приватизации, причем не только убыточных, но и успешных предприятий. И они правы — не так много инвесторов, готовых скупать первые, но у вторых может появиться шанс стать еще лучше с помощью притока капиталов и технологий. Но приватизация неизбежно приведет к концентрации значительной части собственности в руках отдельных людей. Будут ли это «национальные олигархи» или просто лидеры, способные сделать отечественные предприятия эффективнее и конкурентоспособнее, отвоевать им достойное место в глобальной экономике? Пока не попробуем, не узнаем.

Вячеслав ВОЛОТОВСКИЙ