$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проекты

Кому доступна банковская тайна

29.09.2017

Cложившийся в Беларуси институт банковской тайны не в полной мере соответствует требованиям рыночной экономики. Исправить ситуацию при­зван поступивший в Палату представителей законопроект «О внесении изменений и дополнений в Банковский кодекс» (далее – проект). Пред­лагаемые новации оценивает юрист Наталья ЧЕРНОРУЦКАЯ.

Несовершенство законодательства в вопросах предоставления сведений, составляющих банковскую тайну, отмечают как работники банков, так и сотрудники структур, претендующих на их получение. В частности, отсутствует единое определение понятия «банковская тайна», не сформирован исчерпывающий перечень органов, которым предоставлено право запрашивать такие данные, не определены объем информации и сроки ее предоставления банками. Не обобщена и судебная практика о нарушениях прав клиентов банка в этой сфере.

К сожалению, разработчики законо­проекта учли далеко не все замечания специалистов.

Так, ст. 121 Банковского кодекса (далее – БК) сужает перечень сведений, относящихся к банковской тайне, включая в него только данные о счетах и вкладах, сделках и операциях, а также об имуществе клиента, находящемся на хранении в банке. Проект никаких изменений в этом плане не предлагает. Возможно, нам стоит присмотреться хотя бы к опыту бывших республик СССР. Например, Закон Казахстана от 31.08.1995 № 2444 «О банках и банковской деятельности» включает в банковскую тайну сведения о клиентах и корреспондентах банков, их операциях и взаимоотношениях с банками, связанных с получением банковских услуг. А аналогичный закон Украины – еще и информацию о структуре клиента – юридического лица, его руководителях, направлениях деятельности, его коммерческую информацию.

Напомним, согласно БК клиент или его представитель дают письменное согласие банку на предоставление любому третьему лицу сведений, составляющих банковскую тайну. Клиент – юридическое лицо может заказать аудиторскую услугу у организации или индивидуального предпринимателя (ИП). Передача им банковской тайны также требует получения письменного согласия клиента.

Проект предлагает ввести фи­гуру доверительного уп­равляющего, который определяется органами опеки и попечительства и действует от имени недееспособных лиц и лиц с ограниченной дееспособностью. Однако клиенту придется самому в доверенности или в договоре предусмотреть обязанность представителя сохранять в тайне полученные им сведения.

Помимо простого письменного согласия в качестве альтернативы проект допускает также согласие, выраженное в электронном документе, как «согласие, представленное бан­ку в электронном виде с применением программно-­аппаратных средств, по­зволяющих до­стоверно установить, что оно исходит от соответствующих лиц». Вместо такой многословной формулировки логичнее было бы написать: «посредством идентификационного сред­ства владельца счета».

В документе предусмотрены случаи, когда передача банком информации третьим лицам не требует согласия клиента. В частности, имеются в виду поручители, залогодатели, а также иные лица, предоставившие обеспечение исполнения обязательств, – «в объеме, необходимом для исполнения указанными лицами принятых на себя обязательств». Однако заметим, что эти лица становятся носителями банковской тайны.

Обычно банковская тайна клиента охраняется банковской (кредитной) организацией. Но это так называемый пер­вичный носитель банковской тайны. Дело в том, что банк при оказании услуг клиенту вступает во взаимоотношения и с другими лицами – это могут быть банк-­корреспондент, процессинговый центр, лицо, которому бан­ком уступаются права требования (другой банк и т.д.). Передача банковской тайны подобным субъектам, согласно проекту, также не требует согласия клиента, хотя они при этом становятся носителями банковской тайны.

Одна из норм начинается словами: «не является нарушением банковской тайны…». Это не совсем удачная формулировка, ведь по сути речь идет о дополнительных случаях передачи банковской тайны без согласия клиента: при обращении банка в суд, прокуратуру, органы уголовного преследования, к нотариусам или адвокатам для защиты и (или) восстановления своих прав и законных интересов, при представлении сведений органам, ведущим административный процесс, – по выявленным банками нарушениям, аудиторам в объеме, необходимом для выполнения заключенного с банком договора на оказание аудиторских услуг.

Рассмотрим еще одну ситуацию: банк может быть участником банковской группы. При составления ее отчетности, в т.ч. для определения рисков, принимаемых на консолидированной основе, банк представляет в головную организацию сведения об операциях своих клиентов и корреспондентов. Ситуация усложняется, если головная организация является нерезидентом. БК данную ситуацию не регулирует, не затрагивает эту проблему и рассматриваемый законопроект.

В то же время российский Закон от 2.12.1990 № 395-1-ФЗ «О банках и банковской деятельности» предусматривает, что передача нерезиденту ин­формации, составляющей бан­ковскую тайну, возможна лишь при условии обеспечения иност­ранным государством не меньшего уровня ее защиты (соблюдения конфиденциальности), чем уровень, предусмотренный законодательством России.

Передача банковской тайны осуществляется не только в связи с оказанием банковских услуг, функций налогового агента и пр. Есть еще и так называемое удовлетворение пуб­личного интереса к частной жизни физического лица, ком­мерческой деятельности субъекта хозяйствования, пре­жде всего со стороны правоохранительных органов. БК предусматривает более пристальное внимание к субъектам хозяйствования и меньшее – к физическим лицам. Но проект практически сравнивает число гос­органов, запрашивающих сведения, составляющие банковскую тайну, у физического лица и у субъекта хозяйствования.

Так, сведения о счетах и вкладах, сделках и операциях, а также об имуществе клиента (физического лица), находящемся на хранении в банке, будут интересовать специальные подразделения по борьбе с коррупцией и организованной преступностью; подразделения по борьбе с экономическими преступлениями органов внутренних дел (с санкции прокурора или его зама); органы государственной безопасности (без подобной санкции).

Для сравнения: Закон Казахстана требует указания цели интереса к банковской тайне физического и юридического лица со стороны органов национальной безопасности: предупреждение, вскрытие и пресечение разведывательных и (или) подрывных акций, а также требует санкции прокурора.

Проект предлагает откорректировать норму БК о передаче банковской тайны с санкции прокурора или его зама органам дознания и предварительного следствия – по находящимся в их производстве материалам и (или) уголовным делам. Получается, что даже каких-то «материалов» достаточно для получения конфиденциальной информации о юридическом или физическом лице. При этом в Казахстане банковская тайна может быть передана лишь с санкции прокурора органам дознания и предварительного следствия только по находящимся в их производстве уголовным делам и в случаях, когда на деньги и иное имущество физического лица, находящиеся на счетах или на хранении в банке, может быть наложен арест, обращено взыскание или применена конфискация имущества.

Отметим, что БК основан на примерном, а не исчерпывающем перечне субъектов, ин­тересующихся банковской тайной, главное, чтобы этот субъект получил доступ к банковской тайне в соответствии с БК или другим законодательным актом. При этом в проекте вводится норма, которая устанавливает общие для всех субъектов правила составления письменного или электронного запроса в банк. С ней можно было бы согласиться, если бы не уточнение, что «представляться могут сведения, со­ставляющие банковскую тайну, возникшие как до, так и после оформления запроса». Полагаем, что в таком случае временные рамки запроса размываются, а это недопустимо.

Специалисты считают необ­ходимым обязательное уведомление клиентов банка о предоставлении кредитными организациями уполномоченным органам сведений, составляющих банковскую тайну этих клиентов, что позволит гражданам более полно осуществлять свои конституционные права и свободы. Исключение должно быть сделано лишь для уполномоченного органа, осуществляющего меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.