$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

КОМПЕНСАЦИОННЫЕ МАНЕВРЫ©

10.10.2014

на интеграционном поле

Прогнозы роста белорусской экономики на следующий год (см. «ЭГ» № 75 от 7 октября) вызывают множество вопросов. Ситуация на мировых и российском рынках заставляет усомниться в том, что экспорт в очередной раз вытянет ВВП на запланированный уровень. Не сбываются и обещания позитивного влияния на экономику евразийской интеграции. Взамен, кажется, можно рассчитывать лишь на прямые вливания российских денег в Беларусь в качестве кредитов или компенсации за налоговые и иные маневры союзника.

В своем октябрьском докладе World Economic Outlook Международный валютный фонд был весьма скептичен. Риски, связанные с геополитической напряженностью, и угроза коррекции на финансовых рынках заставили специалистов фонда понизить прогноз роста мирового ВВП на текущий год с 3,4% до 3,3%, а на 2015-й — с 4% до 3,8%. В частности, прогноз роста ВВП государств emerging markets ухудшился с 4,5% до 4,4% и с 5,2% до 5%, а по странам СНГ — с 0,9% до 0,8% и с 2,1% до 1,6%. По мнению МВФ, в Беларуси экономика в текущем году вырастет всего на 0,9%, а в следующем — на 1,5%, инфляция составит 18,6% и 16,9% соответственно, а дефицит текущего счета — 8,5% к ВВП в этом году и 7,4% — в 2015-м.

Еще суровее прогноз для России: рост ВВП в 2014 г. на уровне 0,2%, а в 2015-м — снижение на 0,5%. Впрочем, экономические ведомства РФ дают еще более пессимистичные прогнозы, которые незамедлительно подкрепляются тревожными вестями с сырьевых и валютных рынков: нефть падает ниже 90 USD за баррель, российский рубль с понедельника опустился ниже 40 USD/RUB, и останавливаться на достигнутом оба индикатора не собираются. Между тем как российский, так и белорусский бюджеты сверстаны исходя из среднегодовой цены на нефть свыше 100 USD за баррель. Кроме того, на 2015 г. в состав налоговых доходов от внешнеэкономической деятельности включены поступления 1,5 млрд. USD вывозных таможенных пошлин на произведенные из российского сырья нефтепродукты — сумма, превышающая запланированный на следующий год дефицит бюджета республики. Поэтому одной из главных интриг нынешнего сезона был вопрос о сохранении этих денег и последствиях для нашей страны российского «налогового маневра» — снижения пошлин на нефть и акцизов и роста налога на добычу полезных ископаемых.

К СЧАСТЬЮ, эта проблема, кажется, разрешена. Минск и Москва договорились как об объемах поставок нефти и нефтепродуктов, так и о расчетных потерях бюджета РБ от «маневра». В результате последних договоренностей с Россией в белорусском бюджете в следующем году останется не менее 2,5 млрд. USD — с учетом компенсации потерь от «налогового маневра», сообщил вчера представитель Беларуси в Евразийской экономической комиссии Сергей Румас. Правда, он признал, что сегодня сложно назвать точную сумму экспортных нефтяных пошлин на 2015 г., поскольку это будет зависеть от цен на нефть и прочих факторов. Впрочем, имеющихся обещаний оказалось достаточно, чтобы депутаты Палаты представителей с легким сердцем ратифицировали Договор о Евразийском экономическом союзе вслед за своими казахстанскими и российскими коллегами. Надо полагать, что какой бы эта сумма ни оказалась, она не будет слишком обременительной для российской казны.

Учитывая, что в январе–июле т.г. наша страна приобретала нефть в РФ по 391 USD за тонну (т.е. около 53,7 USD за баррель), а экспортировала свою нефть по 794 USD/т, можно надеяться, что несмотря на конъюнктуру мирового рынка отечественная нефтепереработка не слишком пострадает, тем более что внутренние цены на бензин Белнефтехим привязал к курсу доллара. Не останется в накладе и бюджет: на следующий год запланировано повышение акцизов на автомобильное топливо в среднем на 10% с дифференциацией ставок акцизов на бензины и дизтопливо в зависимости от их экологического класса.

Именно нефтепродукты вместе с калийными удобрениями и станут главными драйверами роста в 2015 г. Собственно, это происходит и сейчас. По оценке директора Исследовательского центра ИПМ Александра Чубрика, в текущем году примерно 1% роста ВВП обеспечен увеличением объемов экспорта калия, а еще 0,5% — поставками нефтепродуктов, в т.ч. битумов и биодизеля, которые, как некогда знаменитые растворители, не предусматривают перечисления таможенных пошлин в бюджет РФ. Гораздо скромнее вклад других отраслей, которые к тому же могут понести убытки из-за ситуации на валютном рынке.

ПОКА Россия может компенсировать нынешнее уменьшение доходов от экспорта нефти ослаблением курса рубля. Если падение цены на нефть на 10 USD приводит к снижению доходов бюджета на сумму от 600 млрд. до 1,5 трлн. RUB в годовом исчислении, то благодаря девальвации будут получены дополнительные доходы примерно в 900 млрд. Рост котировок доллара на 1 RUB приносит в бюджет РФ от 190 до 205 млрд. RUB, или 1,4–1,55% его годовой доходной части. Но это не позволит уйти от бюджетного дефицита и от номинального сокращения государственных расходов. В теории от девальвации в выигрыше должны оказаться российские экспортеры. Но на самом деле проиграют и они — из-за высокой доли валютных заимствований, инвестиционного и промежуточного импорта. Поскольку импорт в России составляет 18% номинального ВВП, рост курса иностранных валют даст толчок инфляции, которая в 2015 г. может составить 10–12%, что потребует индексации пенсий и зарплат бюджетников, на что в конечном счете уйдет вся девальвационная «прибавка». Это хорошо известно белорусам, пережившим обвальную девальвацию в 2011 г. и по сей день не избавившимся от гиперинфляционного шлейфа. Не случайно министр экономики РФ Алексей Улюкаев в интервью «Эхо Москвы» назвал сочетание околонулевого роста экономики с высокой инфляцией «гремучей смесью», представляющей сегодня серьезную угрозу стабильности в России.

Дело в том, что как белорусская, так и российская экономика на самом деле нуждаются не в девальвации (пусть даже плавной), а в укреплении национальных валют, чтобы удешевить инвестиционный импорт, необходимый для модернизации промышленности, облегчить обслуживание валютных кредитов и замедлить инфляцию. В противном случае осуществление инвестиций в экономику становится весьма проблематичным.

К СОЖАЛЕНИЮ, денежно-кредитная политика союзников идет другим путем. Поэтому жертвами соседской девальвации окажутся и белорусские компании, поставляющие свою продукцию в Россию за российские рубли. Валютные риски и курсовые разницы способны «съесть» всю прибыль от увеличения экспорта восточным партнерам и свести на нет многие договоренности на высшем уровне. Заметим, что тут даже нет оснований для обвинений в нарушении норм ст. 64 Договора ЕАЭС о принципах согласованной валютной политики. С одной стороны, государства-члены обязались разрабатывать и проводить согласованную валютную политику, в т.ч. поэтапно гармонизировать и сближать подходы в этой сфере — в том объеме, в каком это соответствует сложившимся макроэкономическим потребностям интеграционного сотрудничества. С другой — декларируется неприменение действий в валютной сфере, которые могут негативно повлиять на развитие интеграционных процессов, а в случае их вынужденного применения — минимизация последствий таких действий. Но в данном случае всегда можно свалить всю вину на не ко времени укрепляющийся доллар, который мешает проведению экономической политики, направленной на повышение доверия к национальным валютам государств — членов ЕАЭС на внутреннем и внешних валютных рынках…

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях