Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №48(2545) от 01.07.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5329
EUR:
2.6533
RUB:
4.7397
Золото:
148.81
Серебро:
1.74
Платина:
75.82
Палладий:
152.69
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Комбинации из гудвила и пальцев

Нормативные акты по бухучету порой нуждаются в изменении вскоре после своего появления. Конечно, это не радует специалистов, но если документ не привести в соответствие с реальной жизнью, будет еще хуже...
Нормативные акты по бухучету порой нуждаются в изменении вскоре после своего появления. Конечно, это не радует специалистов, но если документ не привести в соответствие с реальной жизнью, будет еще хуже. Впрочем, это происходит везде. Например, МСФО "шлифуются" уже на протяжении 30 лет, а американские GААР пересматриваются сейчас полностью. Анализ западных стандартов и их российских аналогов показывает, что нельзя ориентироваться на устаревшие понятия и подходы.

Примером тому служит гудвил (деловая репутация), под которым согласно стандарту IАS 22 "Объединение компаний" понимается превышение стоимости покупки над приобретенным интересом при оценке по справедливой (рыночной) стоимости приобретенных активов и обязательств. Он применяется, когда одна компания покупает (поглощает) другую, т.е. в случаях, предусмотренных в нашей стране статьями 53 и 530--537 Гражданского кодекса. Этот термин благодаря своей неконкретности и редкому применению будоражит воображение бухгалтеров с момента принятия письма Минфина от 4.03.94г. N 38 "Об отражении в бухгалтерском учете и отчетности операций, связанных с приватизацией предприятий".

Гудвил принес западной экономике, где в последние 10 лет бурно шли корпоративные слияния и поглощения, немало неприятностей. Часто покупки совершались по цене, многократно превышавшей оценочную стоимость компании. Аналитики объясняли это наличием "неосязаемых" активов, таких, как раскрученная торговая марка, место на рынке, перспективы роста, качество менеджмента и т.п. Именно они составляли "наценку" к стоимости балансовых активов покупаемой фирмы.

Заметим, что вопрос о деловой репутации встает только при покупке одной компании другой. 36 IАS 38, как и белорусское законодательство, не допускает создания внутренней деловой репутации и учета ее как актива. Организация не может сама оценивать материально свое имя и перспективы на будущее.

Гудвил со временем "стареет" и списывается. Согласно IАS 22 "Объединение компаний", 48, 54 срок ее "полезной службы" определяется с учетом планируемого срока существования приобретенной компании, стабильности рынка, отрасли и т. д. и должен пересматриваться на конец каждого финансового года. Ведь если имя и репутация чего-то стоили вчера, это вовсе не значит, что завтра все будет так же.

С экономической точки зрения гудвилом при объединении является фактический убыток от слияния. Он то и признается активом, который нередко становится инструментом утонченного ухода от налогов и приукрашивания финансовых показателей.

Для этих целей может использоваться механизм приобретения компании. При этом покупатель после совершения сделки получает эффект "увеличения" текущей прибыли благодаря тому, что вместо текущих затрат начисляет амортизацию гудвила за длительный период, "растягивая" или "сжимая" расходы во времени. Например, при объединении стоимость зданий присоединяемой фирмы оценивается по рыночной стоимости с учетом его износа в 5 млн. USD (со сроком службы 100 лет), а деловая репутация -- еще в 5 млн. (со сроком службы 10 лет). Таким образом, сумма ежегодной амортизации после слияния намного больше, а налоги на недвижимость и на прибыль -- меньше. Гудвил позволяет в этом случае имитировать рост капитала (а значит, и инвестиционную привлекательность), а также легально уменьшать свою прибыль.

Существуют и более сложные схемы. Многие западные корпорации, особенно работающие в области высоких технологий, часто покупают компании, чтобы перепродать через 2--3 года. Перед появлением заведомо прибыльного продукта корпорация приобретает падающую структуру с раскрученной маркой, а через год, буквально перед выпуском высокодоходной новинки, производит обесценение гудвила "покупки", тем самым снижая налогооблагаемую прибыль. Наоборот, неудачно работающая дирекция может с помощью механизма поглощения предъявить инвесторам красивые экономические показатели, оттягивая наступление краха.

Сам термин "гудвил" как бы говорит, что в предприятии, помимо будущей прибыли, которую оно приносит, имеется какая-то нематериальная привлекательность. Такое представление является скорее метафизическим, чем юридическим и экономическим. Потому гудвил и стал первой "жертвой" международных и национальных программ по возврату доверия к финансовой отчетности.

Гудвил, возникающий при приобретении, рассматривается в качестве платежа, производимого покупателем в предвидении будущих экономических выгод. Это отнюдь не означает, что в балансе можно отразить дисконтированную стоимость всех будущих доходов. Такой подход противоречит самому понятию актива и делает баланс бесполезным для пользователей. Существует мнение, что деловая репутация состоит из нематериальных активов, которые в случае их идентификации и оценки следует отражать в балансе, например, стоимость персонала, связей компании и т.п. Эта возможность действительно есть. Но достоверность оценки таких "активов" столь низка, что признать за ними право на строку в отчетности было бы слишком опрометчиво. Деловая репутация -- это всего лишь разница в оценках, возникающая при консолидации. Легендарное гигантское превышение рыночной стоимости компаний "новой экономики" над стоимостью их физического имущества имеет мало известную у нас обратную сторону: лавинообразный обвал стоимости акций на фондовых рынках после того, как реальная прибыль виртуальных активов обманула ожидания инвесторов.

Стоимость предприятия и стоимость его активов в балансе -- далеко не одно и то же. Разность между ними не выявляется до момента присоединения. Но после него отраженный в общем балансе гудвил не является активом, используемым в коммерческой деятельности, и не обеспечивает поступление дохода: иначе возникает порочный круг. Дисконтированная стоимость будущих доходов не может являться активом, используемым для обеспечения их же поступления.

Имущество приобретенной фирмы после присоединения объединяется с уже имеющимися активами группы. Их списание по мере использования регулируется общими правилами учета. Начислять амортизацию гудвила, т.е. дисконтированной стоимости будущих доходов, также некорректно. Первыми это поняли больше всех "пострадавшие" от гудвила американцы и перестали его считать амортизируемым активом. В июне 2001г. в США был принят стандарт FАS N 142, который отменяет амортизацию гудвила и предписывает проводить ежегодно переоценку, если выявлены факты, влияющие на изменение его стоимости, -- например, утрату тех положительных факторов, на которые рассчитывал покупатель, соглашаясь на более высокую цену. Сумма уценки списывается на расходы, но не учитываются при исчислении налога на прибыль. Аналогичные изменения в IАS 22 и 36 готовятся сегодня и в Европе.

Достаточно запутана ситуация с гудвилом в России. С одной стороны, ПБУ 14/99 включает его в состав нематериальных активов. С другой, не считает гудвил таковым п.1 ст.150 ГК РФ, где указано, что деловая репутация относится к личным неимущественным правам, а значит, не является объектом интеллектуальной собственности. Не признается гудвил нематериальным активом в целях налогообложения прибыли и п.3 ст.257 НК РФ. Нет лучшего способа запутать бухгалтера, чем развести налоговый и бухгалтерский учет как можно дальше...

Актуально ли это для Беларуси? Пока не слишком, хотя присоединение убыточных предприятий к прибыльным периодически происходит и у нас, правда, обычно без всякой пользы для тех и других. Но "продвинутые" консультанты уже сейчас готовы порекомендовать покупку убыточной фирмы как эффективный метод минимизации налогов и даже предложат подходящие кандидатуры.

На этом фоне решение Минфина Республики Беларусь отражать при сведении балансов при слияниях и поглощениях положительный гудвил на счете 31 "Расходы будущих периодов" с последующим списанием в течение 10 лет (п.2 постановления Минфина от 9.07.2003г. N 1472) выглядит достаточно остроумно. Такой подход хотя бы исключает необоснованное завышение чистых активов. Цена покупки, в полном размере отражаемая в объединенном балансе, является активом организации-покупателя, возникшим в результате приобретения. А отрицательная деловая репутация, возникающая при превышении балансовой стоимости активов присоединяемого предприятия над суммой покупки, отражается на счете 83 "Доходы будущих периодов". И было бы нелогично считать экономически однородные явления в одном случае -- внеоборотным активом, а в другом -- обязательством. Правда, письмо Минфина N 38 теперь следовало бы изменить.
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений