$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проекты

Колонка редактора Калькуляция родного языка

10.01.2017

В ходе обсуждения поправок в Закон «О защите прав потребителей» неожиданно развернулась бурная дискуссия о языке, на котором производитель обязан указывать информацию на товаре или в документации к услуге. В настоящее время такая информация может указываться на русском или белорусском языке. Но «или» зачастую означает, что второй из этих языков игнорируется.

Предложение внести по­правку, обязывающую указывать информацию на белорусском языке, не поддержали ни в рабочей группе при Национальном центре законодательства и правовых исследований, ни на заседании общественно-консультативного совета при МАРТ. Тут ничего личного – только бизнес. По мнению министерства и представителей некоторых предприятий, вводить двойной текст экономически необоснованно и невыгодно для производителей. Действительно, куда ж им столько хлопот: работу переводчика с русского на белорусский оплатить, новый дизайн этикетки разработать, техпаспорта поменять, да мало ли что еще. Себестоимость вырастет, а практической пользы вроде бы никакой. Особенно если товар экспортный и значительная его часть по­ставляется в другие страны, где белорусского языка не знают. В придачу на этикетках и упаковках может не хватить места на двойной текст или шрифт окажется столь мел­ким, что причинит неудобства потребителям.

УДИВИТЕЛЬНО, что о таких аргументах не знают, скажем, в Грузии, Армении, Таиланде или Израиле. Тамошние аборигены, не считаясь с затратами, украшают этикетки, фирменные бланки и вывески затейливой вязью своих оригинальных алфавитов. И как-то умещается с текстом по-анг­лийски, а то и на нескольких других языках. То ли в этих странах затраты не считают, то ли знают какой-то секрет дизайна, или потребители у них особенные.

Интересно, что в законодательстве Евразийского экономического союза прямо предусмотрено «двуязычие» – если того пожелают страны-­участницы. Например, со­гласно п. 4 ст. 6 техрегламента Таможенного союза «О безопасности упаковки» (ТР ТС 005/2011) информация на упаковке дол­жна быть изложена на русском языке и на государственном(ых) языке(ах) государст­ва – члена ТС при наличии соответствующих требований в законодательстве(ах) государства(в) – члена(ов) ТС. Аналогичная норма содержится в п. 2 ст. 4 техрегламента ТР ТС 022/2011 «О маркировке продуктов». Таким образом, союзные техрегламенты ос­тавляют «языковой» вопрос на усмотрение национальных вла­стей.

КОНЕЧНО, перевод этикетки – дело не простое. Здесь требуется одновременно решить не только лингвистическую задачу, но также маркетинговую и юридическую. Текст на этикетке товара должен соответствовать нор­мативно-­правовой базе страны назначения, которая регламентирует состав информации на этикетке. Необходимо сохранить элементы имиджа и рекламы товара и компании в целом. Поэтому в мире (в т.ч. в России и Казахстане) существуют специализированные агентства, предлагающие не лицензируемые, но профессиональные услуги по переводу этикеток и другой сопроводительной информации. Впрочем, переводить с русского на белорусский и обратно не­сколько проще, чем на казахский, армянский или китайский. При желании можно и своими силами справиться.

Разработка и изготовление новых этикеток и упаковки, конечно, повлечет затраты, но ведь никто не требует делать это мгновенно. Обычно в таких случаях дается время для полного использования старых запасов. Но стоимостный ас­пект можно рассматривать по-­разному.

Экономическая ситуация се­годня, конечно, непростая, так она и вчера была не очень, и завтра вряд ли сильно улуч­шится. Особенно если все мерить сиюминутной выгодой. Можно ли включить в калькуляцию реальное соблюдение конституционного равенства двух языков одной страны? Скажем, заинтересовано ли белорусское государство в белорусском языке настолько, чтобы поддержать его возрождение материально? Тут возможны всякие способы. Например, если снизить в 2 раза НДС при реализации товаров, маркированных на белорусском языке – это утешит производителей, скорбящих о своей себестоимости? Тогда, поднатужившись, можно найти, чем ком­пенсировать выпадающие доходы бюджета. Скажем, ввести сбор с тех, кто не выполняет предусмотренную ст. 54 Кон­ституции обязанность беречь историко-культурное, духовное наследие и другие национальные ценности. А мо­жно просто заткнуть пару-тройку дырок в законодательстве, через которые кое-­кто из озабоченных себестоимостью выводит кэш в оффшоры. Теперь в мире мод­но вести борьбу с «размыванием» прибыли.

НО вернемся к евразийскому опыту. К примеру, в соответствии со ст. 24 Закона Республики Казахстан от 4.05.2010 № 274-IV «О защите прав потребителей» продавец (изготовитель, исполнитель) обязан предоставить на казахском и русском языках информацию о товаре (работе, услуге), о продавце (изготовителе, исполнителе), а так­же информацию о месте нахождения контрольно-кассовых машин, информацию о необходимости получения потребителем кон­трольного (товарного) чека и о его праве обратиться в орган государственных доходов (с указанием номера телефона соответствующего органа государственных доходов) в случае нарушения порядка применения контроль­но-кассовых машин. Кроме того, согласно п. 3 ст. 25 этого Закона вся информация о товаре (работе, услуге), предусмотренная п.п. 1 и 2 ст. 25 (которая аналогична той, что требуется в соответствии с законодательством таможенного союза и ЕАЭС, а также белорусским законодательст­вом), в обязательном порядке доводится до сведения потребителя на казахском и русском языках в документации, прилагаемой к товару (работе, услуге), на потребительской таре, этикетках или иным способом, принятым для отдельных видов товаров (работ, услуг).

Аналогичные требования о двуязычном предоставлении ин­формации установлены в п. 2 ст. 17 Закона Республики Казахстан от 21.07.2007 № 301-III «О безопасности пищевой продукции» и в п. 8 техрегламента «Требования к маркировке продукции», утв. приказом Министра по инвестициям и развитию Казахстана от 15.10.2016 № 724. Из-за этого у российских поставщиков даже возникают проблемы: их продукцию не пускали в Казахстан без маркировки на казахском языке. Ассоциация РАТЭК в 2014 г. даже жаловалась в Евразийскую экономическую комиссию на такой «барьер», но последствий это, кажется, не имело – никакие изменения в союзные техрегламенты и казахстанское законодательство не вносились.

ОКАЗЫВАЕТСЯ, требования по указанию информации о товаре на родном языке в умелых руках становится инструментом защиты отечественного рынка от экспансии импорта и укрепления конкурентоспособно­сти местных производителей. Не считая других факторов, которые в калькуляцию не включаются.

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН