Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №35 (2532) от 17.05.2022 Смотреть архивы

USD:
2.51
EUR:
2.6141
RUB:
3.9482
Золото:
145.73
Серебро:
1.71
Платина:
75.7
Палладий:
156.07
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

КОЛЕБАНИЯ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ЛИНИИ

Практика передачи акций убыточных предприятий государству игнорирует интересы миноритариев...
Практика передачи акций убыточных предприятий государству игнорирует интересы миноритариев

Вызревшее в руководстве страны мнение, что лучший выход сделать убыточные частные компании эффективными - отдать их в госсобственность, материализовано недавно в поручении правительства от 7.12.2005 г. №06/154 (cм. "ЭГ" № 96 за 2005г., с.1), фактически направленном на создание формальных оснований для национализации "нужных государству" частных предприятий, если они "разваливаются".

В обществах, "где акционеры... хотят, чтобы государство поднимало "лежащее" предприятие, а они потом будут получать дивиденды - так не будет...", - пообещал в марте прошлого года Александр Лукашенко на совещании о мерах господдержки промышленности. И обосновал: "хотят поддержки - акции на стол, предприятие возвращается стопроцентно государству. И мы им, может быть, одолжим некоторую сумму денег. Встанут на ноги - деньги народу должны вернуть",- цитировала пресс-служба Президента. Откликнувшись на такие понятные меры борьбы с иждивенчеством, отраслевые органы управления тут же нацелили их против АО, задолжавших бюджету. При этом напрочь забыто, что, как правило, самый крупный собственник в отечественных АО - государство. Через своих представителей оно без ограничений проводило управленческую политику, направленную на профилактику банкротств так, как считало нужным, в т.ч. не стесняясь занимать из кармана налогоплательщиков (бюджетные ссуды, налоговые кредиты и т.п.). Мораторий, установленный Декретом Президента от 20.03.1998г. № 3,  на отчуждение акций, приобретенных гражданами на льготных условиях, запретил работникам предприятий продажу их бумаг и одновременно ликвидировал легальный механизм для структуризации пакетов мелких акционеров через вторичный рынок ценных бумаг.

Принципиальность без этики

Пример тому - история ОАО "Лидахлебопродукт", одна из многих...

Собрание акционеров в декабре 2005г. по поводу передачи 100% акций государству завершилось недовольством миноритариев- физических лиц, которым руководство АО предложило "добровольно" расстаться с акциями. Почему с АО нельзя сотрудничать, не залезая в его собственность? Почему для сопряжения усилий предприятия и государства в проектах вовсе не национального масштаба последнему так необходимо быть в доле "меньше чем на сто, но больше чем на один процент"?

Рассказывает Илья НОВИК, акционер ОАО "Лидахлебопродукт":

- На повестку собрания были вынесены вопросы о предоставлении господдержки и передаче акций государству. Как проинформировало руководство общества, результаты финансово-хозяйственной деятельности свидетельствуют о необходимости поддержки: задолженность АО по бюджетным ссудам - около 28 млрд. руб. Представитель государства, обобщая ситуацию, пояснил, что такое плачевное состояние - у всех предприятий отрасли,  поэтому многие АО уже провели собрания и обратились к правительству за поддержкой, несмотря на жесткое условие - передачу акций.

Учитывая, что в ОАО "Лидахлебопродукт" государству принадллежит 99,3%, ход собрания напоминал "игру в одни ворота", обсуждение других предложений не поддерживалось. Акционеры, ощутив давление, свели мероприятие к частному обмену мнениями, не борясь за овладение трибуной или микрофоном. Итогом мероприятия стало поручение правлению АО -  проработать вопрос добровольной передачи акций. А также рассмотреть возможность выкупа ценных бумаг государством.

Сегодня акционерам - физическим лицам принадлежат акции, общая стоимость которых по номиналу - 24 млн. руб., пакет государства - 4 млрд. 25 млн. руб.

Основная часть совладельцев АО - работники комбината хлебопродуктов, которые приобрели ценные бумаги за чеки и деньги, у каждого из них от 100 до 200 акций. У сторонних инвесторов, частных лиц, выменявших акции на чеки, в среднем до 25 бумаг на руки.

В сложившейся ситуации трудовой коллектив надеется, что возвращая акции государству, таким образом сохранит рабочие места и заработок. Как пояснил на собрании  представитель государства, без поддержки последнего АО будет вынуждено уменьшить объемы производства, сократить персонал.

Другие акционеры в это время ищут ответы на вопросы, естественно возникающие: законна ли сделка по передаче ценных бумаг? Неприкосновенность собственности в нашей стране, как и в других, гарантируется Конституцией. Акции могут быть, например, национализированы и выкуплены. Другой вариант: бумаги могут быть изъяты по решению суда, в результате банкротства. А что значит "передать" акции? Дарение этого имущества в рамках законодательства не возможно... Юрлица не могут совершать такие сделки между собой, для физических лиц это тоже проблематично. Что мешает государству увеличить свой пакет и не покушаться на бумаги миноритариев?

Без ответа остались и вопросы, касающиеся корпоративного менеджмента в АО. В правление общества входит представитель государства, и его позиция в отношении всех управленческих решений имеет для руководства предприятия решающее значение. Следовательно, государство в лице управляющего госоргана должно разделять ответственность за неудовлетворительные результаты работы предприятия. Поэтому когда чиновники говорят: "верните акции, раз довели предприятие до ручки...", - трудно не думать, что это - удобная форма скрыть промахи Минсельхозпрода в управленческой политике предприятиями, где государству принадлежит контрольный пакет.

Ссуды ведь брались из госбюджета под определенные государственные задачи, как в итоге они решены представителями государства? Если не решены, то почему за это должны расплачиваться лишь миноритарии- физические лица, которые всегда были лояльны к управленческой политике, проводимой государством? Почему  государство не утруждает себя поиском другого выхода из ситуации?

В конце концов, такой документ, как Концепция управления госимуществом, утвержденная постановлением правительства от 2000-08-10 г. N 1240, однозначно толкует, что система управления госимуществом базируется на ответственности должностных лиц за результаты управления. Почему миноритарные акционеры, такой ответственностью не облеченные, должны оплатить счет государства к его же управленцам?

Следуя букве закона

В ст. 11 Инвестиционного кодекса Беларуси прямо указано, что государство гарантирует защиту инвестиций. Они не могут быть безвозмездно национализированы или реквизированы, к ним также не могут быть применены меры, равные указанным по последствиям. Национализация или реквизиция возможны лишь со своевременной и полной компенсацией стоимости инвестиционного имущества и других причиняемых убытков.

При этом компенсация стоимости национализированного или реквизированного инвестиционного имущества должна быть равной реальной его стоимости (ст.12) на момент, предшествовавший национализации или реквизиции либо их публичному объявлению. Кроме того, компенсация должна включать процент, исчисленный согласно официальному курсу белорусского рубля по отношению к соответствующей иностранной валюте, за период с даты фактической национализации или реквизиции либо их публичного объявления до даты фактической выплаты компенсации. Указанный процент не должен быть ниже, чем соответствующий процент, установленный на Лондонском межбанковском рынке (LIBOR).

Компенсация стоимости национализированного или реквизированного инвестиционного имущества национальному инвестору выплачивается вофициальной денежной единице РБ, иностранному инвестору - в валюте, в которой первоначально были осуществлены инвестиции.

Размер компенсации  может быть обжалован инвестором в суд.

Напомним также, что Концепция управления государственным имуществом на 2001-2005 гг. декларировала, что стратегия государства направлена на достижение следующих целей: оптимизацию структуры государственных объектов управления; пополнение доходов республиканского и местных бюджетов за счет повышения эффективности управления государственным имуществом; создание благоприятных условий для привлечения инвестиций. Основными задачами при этом должны были стать:

совершенствование системы заинтересованности и ответственности органов государственного управления; оптимизация количества государственных унитарных предприятий и учреждений; реализация прав государства как равноправного участника (акционера) хозяйственных обществ с участием государства; снижение расходов бюджетного финансирования на содержание казенных предприятий и учреждений.

В жизни реализация этих задач превратилась в деприватизацию ряда отнюдь не стратегических предприятий, которые после передачи акций государству остаются АО лишь формально. Равноправие государства как акционера оборачивается даже не игнорированием интересов миноритариев, а ликвидацией их как класса. А вместо снижения расходов бюджета на содержание госпредприятий происходит масштабное финансирование отраслей на деньги налогоплательщиков.