$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

КОГДА РУКОВОДИТЕЛЬ В ОТВЕТЕ ЗА БАНКРОТСТВО

06.05.2011

29 апреля в Минске прошла 2-я Практическая конференция «Актуальные аспекты применения законодательства Республики Беларусь при осуществлении предпринимательской, хозяйственной (экономической) деятельности». Ее организаторами были Национальный центр законодательства и правовых исследований Республики Беларусь и ООО «Юрспектр».

Среди вопросов, вызвавших наибольший интерес, — субсидиарная ответственность должностных лиц хозяйственных обществ. Судья Хозяйственного суда г. Минска К.Дроздовская рассказала об особенностях применения подп. 1.35 Указа от 12.11.2003 № 508 «О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)». Должностные лица хозобществ, в отличие от их участников, привлекаются к субсидиарной ответственности лишь в ситуации банкротства или экономической несостоятельности общества. При этом судебная практика исходит из того, что субсидиарную ответственность должен нести руководитель, работающий по трудовому или гражданско-правовому договору, ответственный в целом за результаты деятельности общества, а в ряде случаев также бухгалтеры, руководители филиалов и других структурных подразделений, если банкротство должника возникло из-за ненадлежащего исполнения ими своих обязанностей. Если имеются доказательства осуществления функций руководителя хозобщества, его структурных подразделений, отдельных направлений его деятельности, к субсидиарной ответственности могут быть привлечены и другие работники общества при соблюдении иных оснований для привлечения к ответственности, предусмотренных в подп. 1.35 Указа № 508.

На практике к субсидиарной ответственности привлекаются физические лица. Но можно привлечь и юридическое лицо, выполняющее функции управляющей организации.

Кстати, прекращение трудовых или гражданско-правовых отношений до возбуждения дела об экономической несостоятельности (банкротстве) не препятствует возложению субсидиарной ответственности, подчеркивает судья.

Таким образом, субсидиарная ответственность по долгам хозяйственного общества применяется к недобросовестному руководителю, или официально оформленному, или фактически осуществлявшему руководство компанией либо какими-либо направлениями ее хозяйственной деятельности. Определение должностного лица для целей применения субсидиарной ответственности по долгам хозобществ не совпадает с тем, которое принято в уголовном, административном и трудовом праве.

В соответствии с п. 9 постановления Пленума ВХС от 27.10.2006 № 11 «О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности» при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юрлица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, в т.ч. руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для этого юрлица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия ( п. 3 ст. 52 ГК, подп.1.35 Указа № 508), хозяйственным судам следует учитывать, что привлечение указанных лиц к субсидиарной ответственности обусловлено необходимостью установления следующих обстоятельств:

– наличие у соответствующего лица права давать обязательные для юридического лица указания либо возможности иным образом определять его действия;

– совершение лицом действий (или его бездействие), свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для юрлица указания или использовании своих возможностей иным образом определять его действия. В качестве таковых могут быть признаны: заведомо невыгодные для общества сделки; незаконные действия по распоряжению или использованию его имущества; нарушения налогового, бюджетного, таможенного законодательства или иных обязательных требований, если эти факты подтверждены достоверными доказательствами, такими как акты и решения компетентных органов о выявленных правонарушениях; решения судов по искам, вытекающим из недействительности сделок; документы, касающиеся недобросовестного руководства обществом (решения, приказы руководителя, платежные документы, документы, касающиеся перемещения товарно-материальных ценностей, и др.). Факт бездействия может влечь субсидиарную ответственность только для официально уполномоченных должностных лиц (критерий должности), в случае когда такое лицо обязано было и имело возможность совершать какие-либо действия, входящие в круг его полномочий;

– наличие причинно-следственной связи между использованием соответствующим лицом своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и последствиями в виде признания должника банкротом. Это основание — одно из наиболее сложно доказуемых, отметила К.Дроздовская. Наличие такой связи в обязательном порядке проверяется и оценивается судом с учетом всех имеющихся обстоятельств по общим правилам оценки доказательств по делу. Сложности возникают при наличии нескольких смешанных причин (согласованных либо несогласованных действий либо бездействия нескольких лиц), а также при установлении причин банкротства в особых условиях деятельности хозобщества (отдельные сферы экономической деятельности, связанные с повышенным риском; конфликт интересов в хозобществе и др.). Естественный обоснованный экономический риск администратора не должен влечь субсидиарную ответственность по долгам общества даже при наступлении банкротства (экономической несостоятельности) такого юрлица. Основание в виде причинной связи не отождествляется законодателем с виновностью соответствующего должностного лица;

– недостаточность имущества должника для удовлетворения требований кредиторов. Сам факт возбуждения хозяйственным судом дела об экономической несостоятельности (банкротстве) общества и отсутствия оснований для его прекращения в связи с погашением требований кредиторов либо заключением мирового соглашения подтверждает наличие данного основания.

Указ № 508 обусловливает сумму субсидиарной ответственности размером задолженности, не погашенной в ходе производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) хозобщества. Поэтому до возложения ответственности следует использовать все возможности погашения задолженности общества: реализовать имущество должника, взыскать дебиторскую задолженность, возложить субсидиарную ответственность по ст. 94 ГК. При этом размер субсидиарной ответственности не ограничивается суммами незаконной сделки, примененной к обществу ответственности за допущенное нарушение законодательства, и убытков от деяния, послужившего основанием для возложения субсидиарной ответственности на должностное лицо, и может превышать указанные последствия по сумме. При наличии нескольких должностных лиц, действия (бездействие) которых в совокупности повлекли банкротство общества, сумма ответственности каждого из них зависит от размера той задолженности, которая возникла в период деятельности каждого из них.

Сложности возникают при разграничении субсидиарной ответственности должностных лиц и исков о возмещении убытков, причиненных органом юрлица или лицами, исполняющими обязанности членов таких органов. Помимо отличий в основаниях таких исков и порядке их предъявления следует учитывать цели судебной защиты. Это возмещение потерь общества в результате ненадлежащего или недобросовестного администрирования на основании п. 3 ст. 49 ГК, ст. 33 Закона «О хозяйственных обществах» либо погашение требований кредиторов общества в соответствии с подп. 1.35 Указа № 508. Иные основания установлены трудовым законодательством для материальной ответственности работников общества. Не следует также смешивать субсидиарную ответственность должностных лиц с исками о применении последствий недействительности сделок, сторонами которых являются такие лица (ст.ст. 112–117 Закона «Об экономической несостоятельности (банкротстве)»), предостерегает К. Дроздовская. По ее мнению, специальные основания недействительности таких сделок необходимо упорядочить. Конечно, в постановлении ВХС № 11 разъясняется необходимость исключения случаев двойного взыскания с должностных лиц сумм в рамках подп. 1.35 Указа № 508 и в рамках возбужденных в отношении таких лиц уголовных дел. Однако проблему разграничения указанных видов ответственности следует решать на законодательном уровне, полагает представитель судейского корпуса.

В завершение К.Дроздовская отметила, что целью применения субсидиарной ответственности в отношении должностных лиц хозобществ должна быть эффективная защита их кредиторов от злоупотреблений и недобросовестности тех, от кого зависит судьба предприятия, а не сковывание предпринимательской инициативы и свободы администрирования менеджеров. Поэтому правила привлечения должностных лиц хозобществ к субсидиарной ответственности по долгам несостоятельного общества должны быть четкими, ясными и справедливыми.

Записала
Татьяна АБРАМОВИЧ