$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проекты

КОГДА РЕШЕНИЕ ХУЖЕ ПРОБЛЕМЫ©

15.09.2015

или Снова «зарплата в конверте»

Проект указа о борьбе с зарплатами «в конвертах» выходит на финишную прямую. Его окончательный вариант, направленный в бизнес-союзы, по-прежнему предполагает, что предотвратить нелегальную выплату вознаграждений можно с помощью штрафов и доносов.

Власти никогда не оставляли надежду искоренить «зарплаты в конвертах», официально именуемые «выплатой дохода без отражения налоговым агентом в бухгалтерском учете». При этом основным инструментом обычно служили штрафы за неуплату налогов, а при достаточно большом размере сокрытия — уголовная ответственность. Теперь «дополнительной» мерой по выявлению и предотвращению подобных выплат должно стать стимулирование «добровольного сообщения информации» о признаках выплаты (выдачи в натуральной форме) дохода без отражения в учете и (или) представления документов, свидетельствующих о таких признаках, а также представление письменного согласия на дачу свидетельских показаний по этому поводу.

Если контролирующие органы подтвердят факт таких выплат, информатор получит бонус. Нет, это не процент от взысканных с нечестного нанимателя сумм налогов и сборов. Лицо, сообщившее «куда следует» о выплате «зарплаты в конверте», будет считаться «исполнившим обязанность» по уплате подоходного налога, обязательных страховых взносов в Фонд социальной защиты населения. Подоходный налог, причитавшийся с «левой» зарплаты, заплатит за свой счет наниматель, не отразивший это вознаграждение в бухучете и пытавшийся уклониться от исполнения обязанности налогового агента.

ГОСУДАРСТВО надеется не остаться в накладе. Доначисленные благодаря бдительному работнику налоги и страховые взносы не включаются в состав затрат и внереализационных расходов, учитываемых при налогообложении разоблаченного нанимателя. В придачу он будет оштрафован: индивидуальный предприниматель — от 2 до 50 базовых величин, юрлицо — от 5 до 100. При повторном нарушении в течение года штрафы удваиваются.

Налоговым органам, ФСЗН, БРУСП «Белгосстрах», органам финансовых расследований Комитета госконтроля нужно лишь проверить поступивший сигнал, подтвердить изложенные в нем факты и поделиться друг с другом этим открытием. Тут возможны определенные затруднения — если руководители и бухгалтерия правильно организуют оборону (см. «ЭГ» № 62 за 21.08.2015). Если же сведения окажутся заведомо ложными, налоговый агент, согласно проекту, вправе потребовать в судебном порядке от физического лица возмещения понесенных убытков (расходов).

Дело это заведомо хлопотное. Поэтому, скорее всего, наниматель постарается просто избавиться от сотрудника, независимо от результатов проверки. Забавно, что выявить «стукача» компании помогут сами же контролирующие органы. Ведь подоходный налог и взносы в ФСЗН у нас строго персонифицированы. А потому, чтобы произвести их доплату в порядке, предусмотренном проектом, в бухгалтерию проштрафившегося предприятия придется сообщить, с чьей легализуемой зарплаты налог не удерживается, а выплачивается за счет средств налогового агента.

ПОСЛЕ ЭТОГО искателю справедливости будет весьма сложно ужиться с администрацией и трудовым коллективом. Разумеется, наши толерантные граждане вряд ли станут прибегать к неконвенционным методам. Но это и не потребуется — достаточно взять наизготовку Декрет от 15.12.2014 № 5 «Об усилении требований к руководящим кадрам и работникам организаций» и внимательно следить, когда мишень подставится под какую-нибудь из норм его пункта 6. Учитывая экстремальность ситуации, особую значимость приобретет и п. 11 Декрета, согласно которому наниматели вправе при приеме на работу работника запрашивать характеристику с предыдущих мест его работы, которая должна выдаваться в 5-дневный срок. Достаточно намекнуть в такой характеристике на склонность к разоблачениям, чтобы дальнейшее трудоустройство стало весьма проблемным. Так что прежде, чем сигнализировать о «серых» зарплатах, стоит подумать о прелестях личного знакомства с «налогом на тунеядство». К тому же традиционно информаторами окажутся граждане, озабоченные менее благими побуждениями, чем стремление восстановить попранную законность и обеспечить себе и сослуживцам право на пенсию и прочие социальные блага. Которые, заметим, чаще всего куда менее привлекательны, чем реально получаемые деньги.

В проекте также предусматривается, что юридические лица со среднесписочной численностью до 100 человек, индивидуальные предприниматели, нотариусы, осуществляющие нотариальную деятельность в нотариальном бюро, адвокаты, осуществляющие адвокатскую деятельность индивидуально, предоставляющие работу гражданам по трудовым и гражданско-правовым договорам, будут обязаны до начала фактического выполнения гражданами работ представлять в орган ФСЗН по месту постановки на учет сведения о начале фактического выполнения гражданами работ по указанным договорам по форме и в порядке, установленном законодательством. Сведения о прекращении (расторжении) трудового договора, досрочного расторжения гражданско-правового договора представляются в орган Фонда по месту постановки на учет в течение 5 рабочих дней со дня прекращения такого договора.

Очевидно, авторы проекта уверены, что именно такие субъекты хозяйствования составляют группу риска, для которой наиболее типичны нелегальные выплаты. Полагаю, что это не совсем так — подобные явления встречаются и на достаточно крупных предприятиях, хотя обычно в довольно узком кругу. В любом случае такая дискриминация «по размеру» станет дополнительным административным бременем для малого бизнеса и не слишком украсит деловой климат в республике.

ГОРАЗДО больше тут помогло бы устранение причин такого явления, как «зарплата в конверте», главная из которых — слишком большая фискальная нагрузка на фонд оплаты труда. В Беларуси она, по данным рейтинга «Doing Business», составляет 39% от прибыли среднестатистического предприятия — в 1,8 раза выше, чем в регионе Европа и Центральная Азия, и в 1,7 раза — чем в странах ОЭСР. Этот показатель у нас значительно выше, чем в Казахстане (11,2%), Литве (21,4%), Польше (24,7%), в меньшей степени — чем в России (35,4%) и Швеции (35,5%). Больше нагрузка на фонд оплаты труда разве что во Франции (51,7%), Китае (49,1%) и Украине (43,1%). Однако наши южные соседи намерены провести радикальную реформу в этой сфере, объединив налог на доходы с физлиц и единый социальный взнос в один платеж с более низкой суммарной ставкой, который в дальнейшем будет распределяться между социальными фондами, государственным и местными бюджетами. Разумеется, это потребует адекватного изменения пенсионной системы, но этого не избежать и нам. Снижение эффективной ставки налога на фонд оплаты труда — единственный реальный способ сократить «тенизацию» заработков населения и одновременно повысить международную конкурентоспособность Беларуси. Штрафами и поощрением доносов решить эти задачи невозможно.

Леонид ФРИДКИН

Мнение специалиста

         Жанна Тарасевич, исполнительный директор БСПН им. Кунявского:

Проект указа «О мерах по предотвращению выплаты вознаграждения за труд и иных доходов с уклонением от уплаты налогов и других обязательных платежей» представлен без обоснования необходимости его принятия и экономических расчетов доходов государства и административных расходов как госбюджета, так и субъектов предпринимательской деятельности, что не позволяет более адекватно оценить его целесообразность.

Проект носит в большей мере карающий, а не профилактический характер, направлен на борьбу со следствием и не искореняет причину возникновения противоправных действий нанимателя (налогового агента). Он устанавливает возможность тотального контроля; расширяет численность контролирующих органов, вплоть до хозяйствующих субъектов (БРУСП «Белгосстрах»), что недопустимо. Усиливает вероятность увеличения количества проверок у нанимателя и, как следствие, обращений в суд.

Полагаем, что меры ответственности не вполне адекватные по размерам и диапазону их применения.

Введение дополнительной отчетность увеличивает нагрузку на персонал предприятий и госорганы, которые будут осуществлять ее обработку.

При этом создаются неравные конкурентные условия для малого бизнеса и более крупных предприятий. Ведь у тех, кому придется составлять отчетность, предусмотренную проектом, возникают дополнительные затраты, в т.ч. на оплату труда и отчисления в ФСЗН, т.е. увеличатся непрофильные расходы. Указанное требование распространяется как на законопослушных субъектов хозяйствования, так и на потенциальных «нарушителей». Хотя первых, по нашему мнению, гораздо больше, но именно они будут нести основной груз затрат по выполнению установленных норм.

Особый вопрос — сколько это будет стоить, и за чей счет будут финансироваться данные затраты. При этом велика вероятность, что государство не только не соберет дополнительные поступления налогов и штрафы, но и потеряет на налоге на прибыль. Ведь у субъектов хозяйствования возрастут затраты на администрирование установленных проектом процессов.

Кроме того, возникает ряд вопросов по реализации указа, если он все-таки будет принят:

– непонятно, каким образом или на основании чего физическое лицо может предположить, что полученный им доход не был отражен в учете и/или налоговый агент не произвел, например, соответствующих выплат в Фонд социальной защиты населения или не перечислил подоходный налог и т.д.;

– что будет являться для государственных органов, в которые может обратиться физическое лицо, информацией о признаках выплаты (выдачи в натуральной форме) ему дохода без отражения в учете?

– как работник, получивший вознаграждение за выполненную работу, может узнать, проверить или предположить, отражена ли данная выплата в бухучете и произведены ли ней отчисления в бюджет?

– как физическое лицо, не обладающее соответствующим образованием и подготовкой, может оценить, что его сведения заведомо ложные, а налоговый агент узнает, от кого он сможет потребовать получения возмещения понесенных убытков (расходов) в судебном порядке (подп. 1.5 проекта), если проверка будет касаться группы физлиц, а заявитель был один, или если проверка не подтвердит информацию, поступившую в контролирующие органы?

Все это заставляет считать, что данный проект не коррелирует с заявлениями Главы государства и правительства о снижении давления и сокращении количества проверок и административных барьеров для ведения бизнеса. Полагаем, что проект не соответствует заявленным целям, его применение на практике столкнется со значительными проблемами, окажет крайне негативное воздействие на деловой климат в Беларуси.