$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

КОГДА ПЕРЕМЕНЫ НЕ К ЛУЧШЕМУ

30.07.2010

Вопрос выбора аудиторов всегда актуален для белорусских предприятий. Многие из них из года в год находятся в поиске, надеясь найти лучшего, единственного. Но есть мнение, что проверяющих периодически нужно менять. Свое мнение по данной проблеме высказывает Павел ЛАЩЕНКО, управляющий партнер компании Ernst & Young по Беларуси.

— Павел Анатольевич, сегодня отечественное законодательство, кажется, не слишком строго подходит к вопросу выбора и ротации аудиторов. Может, это и к лучшему?

— Действительно, законы «Об аудиторской деятельности» и «О хозяйственных обществах» не устанавливают жестких норм в данной сфере. Однако они имеются на уровне подзаконных актов. Например, сегодня положения Инструкции о регулировании аудиторской деятельности в банках, небанковских кредитно-финансовых организациях, банковских группах и банковских холдингах, утв. постановлением Правления Нацбанка от 4.01.2008 № 1, интерпретируются так, что они требуют обязательной ротации аудиторской компании, проводящей аудит годового отчета банка каждые 3 года. Кроме того, некоторые сотрудники Нацбанка полагают, что стоит также установить аналогичную ротацию и при аудите финансовой отчетности банка, составленной по требованиям МСФО.

Мы не считаем данные инициативы прогрессивными. Складывается ощущение, что постепенно и почему-то возник кризис «доверия», в том числе к качеству работы и мнению независимых аудиторских компаний с более чем 100-летним опытом работы в мире, и поступило предложение банкам и аудиторам начать быстро-быстро ротироваться (крутиться) и работать в суете… Это то же самое, если насильственно принудить пациента менять каждые три года «своего» семейного доктора, которому ты доверяешь и который тебя хорошо знает, наблюдает и предлагает адекватную профилактику заболеваний, опираясь на накопленные опыт и знание. Я полагаю, что никакой пациент, если он доволен своим доктором и видит результат (правдивый диагноз, профилактика и лечение), не согласится с требованием администратора поликлиники сменить врача. Тем более если таких врачей раз–два и обчелся, и не все одинаково своевременно и квалифицированно способны оказать лечебные услуги. Взаимоотношения аудитора и клиента также глубоко индивидуальны и, если хотите, даже интимно конфиденциальны, и их нельзя ставить на поточный конвейер. Более того, международный опыт говорит, что такие меры только существенно повысят стоимость и ухудшат качество аудита. А потенциально способны даже дестабилизировать банковскую систему страны. Ведь новый аудитор может не знать специфики банка. Поэтому первые 2 года обеим сторонам нужно будет элементарно знакомиться и начать доверять друг другу. Нарушится профессиональный комфорт, доверительность взаимоотношений между аудитором и проверяемым. В случае проведения материнской компанией, проверяемой «старым аудитором», транзакций на международных рынках капитала велика вероятность срыва «новым» аудитором сроков проверки, а значит, и самих транзакций. Этот вопрос особенно актуален для нашей банковской системы, которая в ближайшие годы будет выходить на рынки капитала после успешного дебютного размещения суверенных евробондов.

— Но, с другой стороны, быть может, новый аудитор «свежим взглядом» заметит то, что ускользнет от его предшественника?

— Не стоит обольщаться на этот счет. Эффективность проверки напрямую зависит от детального понимания аудитором специфики деятельности клиента, его бизнес-процессов, информационных систем. Подобное понимание требует времени. На его накопление уходят годы. А ротация приводит к полной потере накопленных знаний, разрушает их, что негативно отражается на качестве и эффективности аудита. Не зря бухгалтеры жалуются, что аудиторы не вникли в суть работы предприятия — многие «проблемные» аудиты возникают именно тогда, когда у проверяющего нет знаний о бизнесе клиента, получить которые можно только из опыта работы с ним.

Развитие новых технологий и бизнес-процессов на фоне сложной экономической конъюнктуры заставляет аудиторов уделять много времени изучению деятельности нового клиента в ущерб основным вопросам проверки. Это особенно заметно при аудите крупных многопрофильных компаний и групп. Согласно исследованию американского Института сертифицированных присяжных бухгалтеров (ACPA) из 400 случаев некачественного аудита проблемы с качеством и ошибки в первый-второй годы работы с клиентом возникают втрое чаще, чем в последующие годы. Аналогичные результаты получены в исследованиях Совета по контролю за бухгалтерской отчетностью публичных компаний (PCAOB) и Европейской федерации бухгалтеров.

Аудиторам, впервые приходящим на проверку компании, зачастую попросту не хватает времени. Исследованием, проведенное учеными Университета Боккони (Италия), установлено, что «период обучения» нового аудитора крупных групп составляет в среднем 2–3 года.

— Тем не менее некоторые предприятия, поработав несколько раз с одной аудиторской фирмой, начинают искать другую, подешевле.

— И напрасно. На стоимость аудита влияют две существенные составляющие: внутренние затраты клиента (рабочего времени сотрудников), связанные с необходимостью введения в курс дела нового аудитора, и вознаграждение, выплачиваемое аудиторам. При ротации затраты неизбежно вырастут: нужно искать аудиторов, выбирать и заново обучать. Более того, ротация нарушает бизнес-операции, особенно для крупных сложных групп и компаний, работающих на международных рынках. Теряются все преимущества и выгоды удержания аудиторской фирмы, которая знает бизнес и людей. Уйдет гораздо больше времени на знакомство с деятельностью клиента, общение его руководства с аудиторами, обсуждение крупных сделок и т.п. Упомянутое исследование Университета Боккони показало, что на это в первый год работы новая аудиторская компания тратит в среднем на 40% больше человеко-часов, чем предыдущая. Это же время придется потратить и сотрудникам клиента. Все эти трудозатраты могут достигать критической величины и мешать работе менеджеров проверяемой компании. А в придачу (при адекватном подходе к ценообразованию) новый аудитор включает в стоимость услуг дополнительные затраты на изучение бизнеса клиента.

Кроме того, в соответствии с требованиями Правила аудиторской деятельности «Начальные и сопоставимые данные в бухгалтерской (финансовой отчетности)», утв. постановлением Минфина от 5.09.2002 № 124, и требованиями Международного стандарта аудита (ISA) 510 «Первая аудиторская проверка — входящие остатки» новый аудитор обязан получить достаточные и надлежащие аудиторские доказательства в отношении остатков по счетам бухучета на начало отчетного периода. Если в прошлом году проверку проводил другой аудитор, его преемнику придется детально ознакомиться с его рабочими бумагами, чтобы сделать вывод о достаточности выполненных им аудиторских процедур. Это также увеличивает трудозатраты и, соответственно, стоимость услуг, которые оплатит клиент.

Таким образом, трудозатраты нового аудитора (если он работает добросовестно) существенно больше, чем у предыдущего. Поэтому и цена должна быть выше. Если же кто-то согласен на меньшую сумму, то это опасный сигнал. Ведь экономия достигается за счет использования менее квалифицированного и, следовательно, более дешевого персонала, сокращения реально выполняемых аудиторских процедур, отказа от предоставления бесплатных сопутствующих услуг, в т.ч. консультаций, отсутствия адекватного понимания бизнес-процессов клиента, включая процесс подготовки отчетности и, как следствие, невозможности реально оценить трудозатраты.

Согласно исследованиям профессиональных бухгалтерских и аудиторских ассоциаций занижение стоимости услуг в большинстве случаев приводит к несоблюдению контрактных сроков и серьезным ошибкам или же выставлению аудиторами дополнительных счетов клиенту в ходе работы.

— Но разве ротация аудиторских компаний не усилит их независимость? Ведь за несколько лет проверяющий становится почти «родным» в бухгалтерии своего клиента.

— Это тоже спорный тезис. Да, внешние признаки независимости есть. Но существуют более эффективные альтернативы, обеспечивающие ее не только формально, но и на деле. К примеру, это роль аудиторского комитета (наблюдательного совета) в проведении тендеров, периодическая ротация руководства аудиторской фирмы по проекту, естественная ротация сотрудников заказчика, что минимизирует угрозу возникновения близких взаимоотношений. Добавим сюда желание аудиторов сохранить свою профессиональную репутацию и жесткие нормы, регулирующие независимость аудитора. Кстати, мы не раз обращали внимание Нацбанка на необходимость введения аудиторского комитета в банках. Это действительно мировой и прогрессивный опыт повышения прозрачности банковской системы и корпоративного управления.

Для минимизации риска несостоятельности аудита бухгалтерская практика и глобальные аудиторские компании ввели целый ряд мер по обеспечению безопасности, разработанных для обеспечения максимально высоких стандартов качества и независимости. Так, Кодекс этики аудиторов, принятый Международной федерацией бухгалтеров (IFA), и Директива ЕС по обязательному аудиту обязывают аудиторские фирмы обеспечить ротацию партнера по аудиту (руководителя проекта, менеджера) для зарегистрированных на бирже компаний раз в 7 лет. По мнению IFA, это эффективнее, чем ротация самой фирмы и не вредит качеству аудита. Подобные нормы имеются и в Правиле аудиторской деятельности «Внутренний контроль качества аудита», утв. постановлением Минфина от 23.01.2002 № 8. Этого требования придерживается большинство международных аудиторских фирм, включая нашу.

А вот ротация аудиторской компании должна происходить естественным, а не регуляторным путем на основании рыночных подходов. Аудиторы регулярно выигрывают и теряют контракты под влиянием ситуации на рынке, слияний, поглощений и выбытий, качества своих услуг, соблюдения договорных сроков. Важное значение имеет стремление сохранить деловую репутацию.

— Но сторонники ротации ссылаются на мировой опыт...

— Давайте разделять мнения теоретиков и реальную практику. В настоящее время правило обязательной ротации аудиторов по истечению определенного периода существует лишь в Италии (раз в 5–9 лет в зависимости от статуса компании), Сингапуре (5 лет), Индонезии, Индии, Саудовской Аравии, Южной Корее. В Хорватии, Латвии, Словакии, Испании, Турции такая ротация вводилась, а затем отменялась из-за неэффективности и возникших проблем.

В Великобритании дискуссия на эту тему завершились в 2003 г. признанием, что минусы обязательной ротации значительно превышают плюсы. К аналогичному выводу пришли регуляторы рынка ценных бумаг в Японии, отметив крайнюю неэффективность и высокие затраты этого института.

Обязательной ротации нет также в США, Германии, Франции, Швейцарии, Швеции и других развитых странах. Нет такого требования и в СНГ. Нет подобного требования также у МВФ, Немецкого госбанка, Азиатского и Африканского банков развития. Правда, Европейский банк реконструкции и развития требует, чтобы аудиторская компания назначалась на 4 года, причем одна фирма не может являться аудитором банка более двух сроков подряд. Что же касается крупных финансовых корпораций, то здесь выбор аудитора носит добровольный и конкурентный характер исходя из качества оказываемых услуг, эффективности работы и способности соблюдать контрактные сроки. Скажем, Дойче Банк работает с одним и тем же аудитором более 55 лет, HSBC — с 1991 г. по сей день, Райффайзен Групп (RZB) — с 2000 г., Сити Групп и Королевский Банк Шотландии (RBS) — с 2001 г. Таких примеров можно привести еще немало.

Так что обязательная ротация «раз в 3 года» не соответствует мировой практике банковского надзора и регулирования аудиторской деятельности. Прежде чем апеллировать к зарубежному опыту, с ним надо хорошо ознакомиться. Тогда введение некоторых внешне эффектных норм не будет казаться столь уж привлекательным. Ведь исправлять ошибки куда накладнее, чем их избежать.

Беседовал Леонид ФРИДКИН