$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

КАСТРЫЧНИЦКИЙ ФОРУМ:©

25.09.2015

как преодолеть наследие прошлых ошибок

Контуры комплексной программы трансформации экономики Беларуси, перспективы структурных реформ как условия сбалансированного роста и изменения социальной политики предлагает обсудить 3–4 ноября на очередном Кастрычницком экономическом форуме (KEF) его организатор — Исследовательский центр ИПМ.

«Дизайн» макроэкономической политики в текущем году существенно изменился, заявил журналистам исследователь BEROC Дмитрий Крук на презентации KEF-2015. Правительство пытается административно увязать темпы роста доходов и производительности труда, сокращаются масштабы директивного кредитования, а главное — состоялся переход к плавающему режиму обменного курса рубля.

Сегодня утратили актуальность многие прежние макроэкономические вызовы, в т.ч. высокий дефицит текущего счета, переоцененность национальной валюты, дисбаланс сбережений и инвестиций, считают специалисты ИПМ. Можно припомнить, что во всех отчетах МВФ и Всемирного банка в 2007–2015 гг. повторялись одни и те же рекомендации: избегать искусственного стимулирования инвестиционных и потребительских расходов, отказаться от административного регулирования цен и курса рубля. До недавнего времени власти республики, как озорной ученик, игнорировали эти призывы. Но в текущем году рыночные законы заставили правительство прислушаться по крайней мере к некоторым рекомендациям международных организаций.

Проблемы масштабного дефицита текущего счета и инфляции смягчились, но появились новые. Список макроэкономических угроз для Беларуси по-прежнему велик. Первая — влияние ухудшившейся экономической среды. Часто специалисты изолировано рассматривают вопросы роста экономики в долгосрочной и краткосрочной перспективе. Но мировой опыт последних лет показывает, что сегодняшние проблемы могут сказываться в течение достаточно длительного периода. Это в полной мере касается и Беларуси. Например, у нас очень низок потенциал для роста производительности труда, зато в предыдущие годы было накоплено много избыточного капитала, распределявшегося весьма неэффективно. В результате мы имеем слишком низкую естественную процентную ставку, чтобы поддерживать макроэкономическую стабильность. Косвенное проявление этого фактора — хронический недостаток инвестиционного спроса, что затрудняет выход из рецессии. Таким образом, над страной нависла «угроза вечной стагнации», предупреждает Д.Крук.

ВТОРОЙ причиной, мешающей выходу из рецессии, является «наследие прошлых ошибок». В течение долгих лет финансовой нестабильности, неверной монетарной и фискальной политики в обществе накопился высокий уровень инфляционных ожиданий и долларизации экономики. За прошлые периоды благополучия мы сегодня расплачиваемся скудостью золотовалютных резервов и относительно высоким государственным долгом. Особняком стоит проблема инфляции и высокой стоимости кредитов. «Фактически это означает, что инвестиции заморожены в угнетенном состоянии. Это ключевая идея для разворота механизма «вечной стагнации», — считает Д.Крук. При этом возможности монетарной политики очень ограничены, набор ее инструментов невелик, а некоторые из них малоэффективны или сопряжены с достаточно серьезными рисками финансовой дестабилизации. По мнению экономиста, угроза высокого уровня госдолга сокращает поле для маневра налоговой политики.

Если сопоставить все перечисленные угрозы, получается следующее. С одной стороны, мы имеем низкую естественную процентную ставку, с другой — высокие денежные ставки — угрозу «вечной стагнации». Главной задачей для экономики является выход из рецессии, который, скорее всего, будет ддостаточно продолжительным. Предпосылок для экспансии не будет из-за угнетенности инвестиционного спроса.

Неэффективность монетарной политики делает страну уязвимой к внешним шокам, причем средств для защиты макроэкономической стабильности в распоряжении правительства явно недостаточно. Компенсировать слабость монетарного стимулирования фискальными мерами тоже не представляется возможным. Выход из этого положения как раз и собираются искать участники Кастрычницкого экономического форума.

СИТУАЦИЯ на рынке труда — еще одна чрезвычайно актуальная тема, которую предлагается рассмотреть. Ракурс обсуждения несколько необычен. Старший научный сотрудник CASE Belarus Владимир Валетко сформулировал его так: «Является ли в Беларуси спрос на труд производным от спроса на продукцию?».

Он обратил внимание на странное несоответствие: значительное падение экспорта не сопровождается столь же заметным сокращением занятости. Следовательно, рынок труда находится в привилегированном положении, при котором работники являются сторонними наблюдателями происходящих в экономике процессов. Если спрос на труд и занятость относительно стабильны независимо от спроса на продукцию, то последствия этого окажутся заведомо негативными.

Одно из них — практически нулевые темпы роста числа производительных рабочих мест. Для их появления нужны инвестиции, но взять их неоткуда: сохранение избыточной занятости приводит к перераспределению добавленной стоимости предприятий от капитала к труду за счет прибыли. Последняя же — основной источник инвестиций и будущей производительности труда и зарплаты. Однако мы растрачиваем ее в ущерб и тому, и другому. Не удивительно, что реальная зарплата снижается, но медленнее, чем производительность и добавленная стоимость. А потому удельные издержки труда продолжают расти.

Наглядным примером этих тенденций служит ситуация в машиностроении. Еще недавно это была ключевая отрасль, гордость отечественной экономики. Однако сегодня на него приходится 23% запасов готовой продукции промышленности. В то же время удельный вес трудовых издержек здесь составляет, по оценкам ИПМ, те же 23% (вместе с отчислениями на зарплату), тогда как в целом по промышленности — лишь 16,7%.

НА девальвацию как на фактор роста, по оценкам ИПМ, не стоит особо рассчитывать. Конечно, падение курса белорусского рубля позволяет сократить расходы на оплату труда в долларовом эквиваленте. Но, во-первых, таким же путем идут и наши партнеры по ЕАЭС. Во-вторых, расчеты показывают, что для получения такого же эффекта для роста экспорта, который приносит 10-процентная девальвация, в республике нужно сократить занятость в машиностроении на 40%. Реально ли это? На обрабатывающую промышленность в целом приходится 23% валовой добавленной стоимости и одновременно 51,5% промежуточного потребления. По сути, отрасль тянет своей неэффективностью вниз всю экономику, считает В.Валетко.

Кроме того, состояние отечественных трудовых ресурсов можно назвать застоем. А общество заинтересовано в том, чтобы рынок труда эффективно содействовал перетоку занятости между секторами экономики. Но, к сожалению, данные прошлого года показывают, что трудовые ресурсы у нас в основном перемещаются из наиболее производительных валообразующих секторов в менее производительные. Это означает, что структура занятости ухудшается. Крайне низкий размер пособий по безработице и общая государственная политика в сфере занятости также мешает мобильности работников. В результате общество несет дополнительные издержки в виде снижения производительности труда, деградации уровня трудовых ресурсов.

Качество институтов рынка труда негативно влияет на экономический рост и, в частности, на рынок капитала — ведь инвестиции «приклеены» к занятости, считают аналитики ИПМ. Например, если на МАЗе работает 20 тыс. человек, то социальная значимость предприятия заставляет выделять ему значительные средства из бюджета. Но сохранение избыточной занятости не улучшает конкурентоспособности, а лишь добавляет проблем, сдерживает рост производительности, который нужен для возвращения к росту отечественной экономики. Дополнительный барьер создает и низкая дифференциация оплаты труда. В этой сфере подходы государства и значительной части бизнеса тоже нуждаются в существенных изменениях — в зависимости от экономической ситуации.

***

Итак, проблемы, которые анонсированы для обсуждения на форуме, являются ключевыми для отечественной экономики. Можно не сомневаться, что организаторы сделают все, чтобы все темы были компетентно раскрыты. Формат мероприятия позволит бизнесу не только выслушивать выступления с трибуны, но и активно дискутировать, разобраться в причинах и масштабе проблем, узнать пути их решения и цену, которую придется за это заплатить. Остается лишь пожелать, чтобы к форуму присоединились представители власти и сделали из услышанного правильные выводы.

Оксана КУЗНЕЦОВА