$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

КАПИТАЛ ИДЕТ ИСКАТЬ©

28.08.2015

и выбирает погоду по настроению

Для роста экономики Беларуси нужен приток капитала из-за рубежа. Прямые инвестиции обошлись бы дешевле, чем межгосударственные или банковские кредиты, однако для их получения требуется предсказуемость экономической политики государства и минимальное его вмешательство в вопросы бизнеса. О том, что помогло бы увеличить приток ПИИ читателям «ЭГ», рассказывает руководитель Аналитического центра Острогорского Ярослав КРИВОЙ.

— Ярослав, в Беларуси ежегодно утверждаются грандиозные планы по привлечению иностранных инвестиций, которые, однако, не выполняются. Одной из основных причин этих неудач многие считают отсутствие приватизации. Действительно ли этот фактор так важен?

— Недостаточно объявить приватизацию. Важно привлечь к этому процессу мировых лидеров в тех или иных сферах, причем сделать это прозрачно, с соблюдением интересов инвесторов, общества и государства. Именно такие новые собственники могут принести управленческий опыт, финансирование и технологии, которые нужны многим приватизируемым госпредприятиям.

К сожалению, многие до сих пор не понимают истинную роль иностранных инвестиций. Но мировая практика показывает, что без них обходятся лишь государства, имеющие очень слабую экономику и низкий уровень жизни: Северная Корея, страны Африки и т.п. При этом существует своеобразный замкнутый круг: без современного менеджмента привлечь капитал тяжело, но именно с инвестициями приходят новые технологии и методы управления. Все это способствует укреплению экономики страны и, в конечном итоге, ее независимости.

Скажем, столь маленькая страна, как Сингапур, смогла выжить лишь потому, что смогла позиционировать себя как центр притяжения капитала из развитых государств, финансовый и деловой лидер востока, имеющий мировое значение. Проводимая там политика заставила крупных соседей быть заинтересованными в наличии такого центра именно как независимой площадки хранения и перераспределения финансовых ресурсов. В результате Сингапур, практически не имея природных ресурсов, занимает первое место в мире по объему инвестиций на душу населения и стал богатейшей страной Азии.

— Как выглядит Беларусь по сравнению с другими странами региона с точки зрения инвестиционной привлекательности?

— Такие сравнения не всегда корректны, хотя бы из-за размера. Скажем, по уровню иностранных инвестиций на душу населения Беларусь, по данным за 2013 г., занимала довольно низкую позицию: примерно 155 USD на душу населения — в 3,4 раза меньше, чем Латвия (529 USD), в 2,5 раза меньше, чем Россия (356 USD) и в 8 раз меньше, чем Великобритания (1257 USD). Это напрямую связано с положением страны в международных рейтингах. Например, по легкости ведения бизнеса Беларусь (57-е место — между Италией и Ямайкой) выглядит довольно успешно на фоне других государств СНГ, но гораздо хуже, чем страны Евросоюза (кроме Греции). Весьма скромны позиции республики в рейтингах экономической свободы (153 из 178 — между Непалом и Микронезией) и восприятия коррупции (119 из 174 — между Мали и Мозамбиком). Это значит, что еще многое предстоит сделать, многому научиться.

— Бизнес руководствуется этими рейтингами, рассматривая возможности инвестирования в другую страну, или у него есть иные приоритеты?

— Некоторые ответы на этот вопрос можно почерпнуть из исследования Economist Intelligence Unit, где проанализированы мнения более 300 менеджеров крупных компаний (с товарооборотом от 1 млрд. USD в год). Первым среди факторов, влияющих на принятие инвестиционных решений, был назван выход на новые рынки, вторым — доступ к природным ресурсам, третьим — уменьшение операционных расходов. Когда все факторы совпадают, то интерес инвесторов максимальный. Преимуществом Беларуси считается возможность выхода на рынки стран Евразийского экономического союза, поскольку внутренний спрос невелик. Но тут приходится конкурировать с остальными странами ЕАЭС, поскольку инвесторы выбирают, в какой из них выгоднее вкладывать деньги.

— Что более важно для инвесторов: политическая стабильность или верховенство права?

— Опросы менеджеров говорят о том, что для них важнее политическая стабильность. Но под ней понимается не столько отсутствие революций и иных катаклизмов, сколько неизменность и предсказуемость законодательства, административных процедур. Поэтому не стоит разрывать понятия стабильности и верховенства права. С этой точки зрения ситуация в Беларуси, России и Казахстане примерно одинаковая. Поэтому, чтобы конкурировать с ними на рынках капитала, надо гарантировать и на практике подтверждать верховенство права.

Не менее важна общая концепция легкости ведения бизнеса, которая включает ряд компонентов, в т.ч. исполнение контрактов, легкость исполнения судебного решения и т.д. Лишь после этого рассматриваются такие аспекты, как политическая стабильность и верховенство права, уровень рыночных барьеров и коррупции, налоговое бремя и законодательство, квалификация рабочей силы, инновационная активность и стоимость ведения бизнеса.

Понятие «верховенство права» включает отсутствие коррупции, в т.ч. на самом высоком уровне, например, при приватизации госимущества, выдаче лицензий, проведении конкурсов и тендеров, а также социальную стабильность и прозрачность в принятии нормативных актов и правительственных программ. При этом важно, чтобы бизнес не просто ставился перед фактом принятия решений, но видел, как учтены интересы различных групп.

— С какими проблемами зарубежные инвесторы чаще всего сталкиваются в новой стране?

— Если остановиться на категории верховенства закона — это непрозрачность в принятии решений. Например, когда при приватизации какого-либо объекта объявляется собственник без объяснения причин его выбора. Второе — это дискриминация: инвестор не понимает, почему он ставится в другие условия, например, по сравнению с госпредприятиями. На третьем месте — слабая защита прав интеллектуальной собственности, на четвертом — уровень независимости судов. Ведь, если, несмотря на хорошее законодательство, суд игнорирует аргументы одной из сторон лишь потому, что другая сторона — госорганизация или иной привилегированный субъект, инвестиционный климат не может считаться приемлемым. При этом не стоит забывать, что, если государственные суды не могут помочь, есть другие инструменты, чтобы отстоять свои интересы: например, контрактный арбитраж, инвестиционный, международный.

Негативно относятся инвесторы к неожиданным и ретроспективным изменениям в законодательстве. Отмечу, что по данным опроса Economist Intelligence Unit, инвесторов в меньшей степени беспокоят вопросы соблюдения прав человека, уровень демократии в стране и даже физическая безопасность инвестиций.

— Что Беларусь может в первую очередь сделать, чтобы улучшить свою инвестиционную привлекательность?

— Нужно стремиться к максимальной политической и экономической стабильности, что, прежде всего, предусматривает стабильность законодательства. Например, нужны гарантии того, что оно не изменится через полгода после прихода инвестора.

Известно, что зарплаты западных дипломатов, работающих в Беларуси, выше, чем у их коллег, работающих в Польше или Литве, т.к. Беларусь в глазах иностранцев считается политически нестабильной страной. Важно оценивать стабильность по международным стандартам, обращая внимание на стабильность законодательства, «прозрачность» принимаемых решений, независимые суды (вводя принятую в мире процедуру назначения судей, их оплаты). Кстати, в Сингапуре создание независимых судов было одним из первых шагов после получения суверенитета.

— Являются ли налоговые льготы определяющим моментом при принятии решений об инвестировании?

— Не сказал бы, что в Великобритании низкие налоги, но, тем не менее, эта страна — один из лидеров по притоку капиталов. Низкая фискальная нагрузка и простота налоговой системы — это лишь один из инструментов, чтобы привлекать инвесторов, но не главный. Гораздо важнее предсказуемость законодательства и административных решений, независимость судов, и вообще, открытость и гибкость государства, способность подстраиваться под интересы инвестора, при этом получая от них выгоду.

Беседовала

Оксана КУЗНЕЦОВА

Ярослав КРИВОЙ — основатель Центра Острогорского и главный редактор Belarus Digest, доцент Университета West London. Родился в Минске в 1980 г. Образование — Белорусский государственный университет, Санкт-Петербургский государственный университет, Утрехтский университет, Университет Ноттингема, Московская государственная юридическая академия, Гарвардская школа права. Работал в международных юридических фирмах, в т.ч. Morgan, Lewis & Bockius, Baker & McKenzie, со специализацией на спорах, связанных с Россией и Казахстаном, и преподавал право в Беларуси, Великобритании, России и США.

Области экспертизы: образование, международное публичное право, разрешение коммерческих споров, бизнес-климат.

В этом году в издательстве Kluwer Law International выйдет новая редакция его монографии о Международном центре по разрешению инвестиционных споров.