$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Компании и рынки

Как закалялся «Металлист»: гибкость сегодня и перспектива на будущее

13.12.2016

Борисовское ОАО «Металлист» под управлением нового собственника провело модернизацию и успешно осваивает новые рынки. Предприятие стало ядром кластера по производству сельхозтехники. Чем сложнее такой бизнес, тем больше у него шансов на успех, считает директор ОАО Валерий Занько.

– Валерий Леонидович, кажется, лет 5–8 назад завод «Красный металлист» выпускал эмалированную посуду и находился в довольно бедственном положении. Затем его продали с аукциона. Какая бизнес- идея вдохновила вас и ваших партнеров его купить?

– Мы хотели расширить уже имевшееся направление – продажу сельхозтехники и оборудования. Были куплены и восстановлены производственные цеха: от ремонта крыш, проектирования, перекладки сетей до модернизации оборудования. Часть его оставили, а полностью изношенные станки пришлось убрать. На освободившееся место поставили новые – для резки, гибки, обработки листового металла. Спустя 4 года начался выпуск новой продукции: оборудования для подготовки и очистки зерна, комплексов для его хранения и переработки. Завод «Металлист» стал ядром группы компаний, занимающихся автоматизацией, строительством, проектированием, инжинирингом, сервисом. Такая структура, управляемая одним собственником, позволяет возводить сложные объекты «под ключ». «Дочерние» компании, помимо заданий головного предприятия, самостоятельно получают сторонние заказы и развивают другие направления.

Завод пережил «второе рождение» и стал современным, интересным предприятием. За 2016 г. наш бизнес вырос на 50%. Около 70% продукции идет на экспорт, прежде всего – в Россию, а также  в Казахстан и Украину. Но ближним зарубежьем дело не ограничивается: недавно начаты продажи в Испанию, ведутся переговоры о поставках в Африку.

Я являюсь основным акционером и одновременно директором завода, время диктует, что собственник не должен находиться в стороне или формировать только стратегию, надо заниматься оперативным управлением.

– За сколько вы покупали предприятие на аукционе?

– Помню, что купили с огромными долгами. Как только зашел в директорский кабинет, первый звонок был из банка: верните кредиты, иначе арестуем счета, цеха продадим. За первую неделю рассчитались с банками, за полгода – с остальными кредиторами.

– Сейчас вам позавидовали многие. А как складываются отношения с заказчиками сегодня?

– Нашу продукцию не покупают бедные предприятия. Чтобы облегчить ее доступность, мы создали свою лизинговую компанию, через которую можно приобрести весь спектр выпускаемой техники. Это один из наиболее эффективных инструментов. Покупателям, хорошо зарекомендовавшим себя, даем отсрочки, скидки. У тех, кто не в состоянии рассчитаться деньгами, можем в счет погашения долга забрать зерно, бычков. Мы готовы к любым формам расчета, в т.ч. потому, что у нас есть собственное сельхозпредприятие.

– Требуются ли вам заемные средства или хватает собственных?

– Нужно и то, и другое. Без заемных ресурсов развиваться очень тяжело, а их получение стало трудным: выросли проценты, условия ужесточились.

– Каким вы видите «Металлист» через 5 лет?

– Прежде всего – работающим в 3 смены. Хотим докупить оборудование и освоить производство запчастей к сельхозтехнике. Это будет инновационный продукт, которого в Беларуси пока никто не делает. Проект будет выполнен в рамках импортозамещения, есть технологии, ноу-хау, которое мы собираемся оберегать. В 2017 г. освоим производство запчастей большой номенклатуры, в т.ч. противорежущих брусов для кормоуборочных комбайнов, различных видов ножей, шестерен для зерноуборочных машин. Уже сейчас мы осваиваем кольцевые и плоские матрицы для комбикормового оборудования. Это все пока закупается за рубежом.

В Беларуси сельское хозяйство играет важную роль. Поэтому наш бизнес выстроен с перспективой на потребности хранения и переработки зерна. Также мы с оптимизмом оцениваем планы российского правительства удвоить производство зерна к 2030 г. и планы Украины к 2025 г. почти утроить его. Беларусь всегда нуждается в зерне, т.к. кормов не хватает. Поэтому мы видим себя на растущем рынке.

– Такие планы, вероятно, зависят от инвестиционной активности в нашей стране и у соседей. Если она упадет, не придется ли пересматривать планы развития?

– В России инвестиционная активность по нашей тематике не падает, а, наоборот, растет. Когда мы строим свои  объекты, видим, что там все «в лесах»: возводятся зерносушильные комплексы, элеваторы, комбикормовые заводы. В других отраслях – стагнация, а здесь – резкий рост. К тому же в РФ действуют механизмы помощи сельскому хозяйству. Например, программы поддержки АПК на 2017 г. утверждены на уровне текущего года.

Сложнее ситуация в Украине. Там желающих сотрудничать много, но не хватает денег и возможностей кредитования. Недавно приезжал клиент из Казахстана, обсуждали поставку зерносушильного комплекса. В этой стране мы построили уже не один объект.

Можно поблагодарить правительство, которое находит инструменты помощи экспортерам, чтобы отечественная продукция активнее покупалась на внешних рынках. Это, к примеру, указ о субсидировании, есть другие формы поддержки. Мы активно работаем над тем, чтобы участвовать в подобных программах и использовать все возможные инструменты для активизации экспорта. Настало время пользоваться поддержкой МИДа и МАРТа для продвижения своей продукции.

– Как складывается ситуация с ценами на мировых рынках машин и оборудования?

– На мировом рынке стагнация, у всех упали объемы. С ценами это не наблюдается. Многие западные производители работают по иным принципам, чем мы. Например, когда очевиден дефицит техники, то быстро набираются дополнительные рабочие для восполнения спроса, но как только рынок сжимается, их увольняют, а то и вообще закрывается производство. Зато появились точки роста в Азии. Например, когда события в Сирии закончатся, страна начнет восстанавливаться. Впрочем, сейчас оттуда поступают запросы на наше оборудование. Беларусь уже поставляет туда и МАЗы, и другую технику. И мы надеемся тоже поучаствовать в этом процессе. Но основной партнер пока – это Россия.

В последние несколько лет она была основным локомотивом развития. После введения санкций импорт западных компаний сократился, зато национальные производители в РФ оживились. Нашим конкурентным преимуществом является цена, которая существенно, иногда многократно ниже, чем у европейских аналогов. Сейчас самое время заниматься не только российским рынком, но и европейским. Главное, чтобы хватило сил и мощностей.

– Существует ли угроза экспансии китайских компаний в вашем сегменте?

– В Беларуси уже присутствуют китайские производители комбикормового оборудования. Раньше эта продукция была не очень хорошего качества, но сегодня оно выросло, а следом – и цены. Мы изучали в Китае поставщиков редукторов, метизов, побывали на 5 заводах. Некоторые из них до сих пор работают на советском оборудовании, но есть современные, полностью автоматизированные. При этом качество различное, в зависимости от цены. Например, в дешевых метизах доля брака доходит до 20%. Его придется выявлять на месте. Если делается выборочный контроль, доля брака сократится до 5%, но цена будет выше, а если совсем без брака – еще больше. Так что китайцы гибко ведут себя на рынке, а промышленное оборудование делают вполне профессионально.

– Какой будет ваша производственная программа на следующий год?

– По объему она будет вдвое больше, чем в текущем году. Для этого приходится набирать людей: к нынешним 170 нужно еще 40. В частности, требуются операторы станков с ЧПУ.

Ассортиментная матрица у нас составляет порядка 150 позиций. Технология производства и наладки обкатана. Поэтому особое внимание уделяется теперь сбытовой политике, формированию дилерской программы, использованию Интернета, подготовке кадров. Основных специалистов обучаем на курсах MBA. В быстро меняющемся мире нужно регулярно обновлять знания, чтобы мыслить стратегически. Вопрос часто не в оперативном управлении, а в правильном выборе стратегии: если не угадал, то через 3–5 лет заведешь предприятие в тупик. Зато если решение принято правильно, то десятки лет можно развиваться активно.

В следующем году мы планируем увеличить выручку в 1,5 раза – до 15 млн. EUR. По иным меркам это немного, но для нас – серьезные объемы. На Западе таких предприятий, как наше, большинство. Именно их усилиями создается экономика стран. Подобные компании более подвижны, чем наши валообразующие гиганты. Ведь в современной экономике надо быть гибким, шустрым, умеющим быстро приспосабливаться к новой ситуации. Для этого мы провели большую работу по реорганизации управления. Мы делаем сложный бизнес, чтобы его нельзя было быстро скопировать. А чем сложнее бизнес, тем выше он оплачивается.

Я объездил в Европе основные машиностроительные заводы, видел, что там выпускают. Могу сказать, что наше предприятие не хуже, чем западные аналоги. Мы взяли лучшее из их опыта и перенесли сюда. Недавно вернулись с крупнейшей в мире выставки животноводства в Ганновере. Оказалось, мы были единственным предприятием из ЕАЭС, которое выставлялось по тематике сельхозмашин и оборудования. И это участие принесет свои плоды.

Автор публикации: Оксана КУЗНЕЦОВА