Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №4 (2501) от 18.01.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.5945
EUR:
2.9414
RUB:
3.3791
Золото:
151.61
Серебро:
1.98
Платина:
82.66
Палладий:
157.9
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Как я поднимал колхоз

Убыточные колхозы государство пыталось поднять еще в середине 50-х гг. прошлого века...
Убыточные колхозы государство пыталось поднять еще в середине 50-х гг. прошлого века. 25 марта 1955г. ЦК КПСС и тогдашний Совет Министров издали Обращение и постановление "О мерах по дальнейшему укреплению колхозов руководящими кадрами", согласно которому партийным и советским организациям предлагалось подобрать не менее 30 тыс. добровольцев (правда, многим приходилось ехать на село отнюдь не по собственному желанию) для руководящей работы в колхозах.
 
О том, как поднимался отстающий колхоз, по просьбе "НЭГ" рассказал один из "тридцатитысячников" - Анатолий Леонтьевич СЫРОМЯТНИКОВ, кандидат экономических наук.

- Возглавить колхоз мне пришлось в 29 лет. Когда прозвучал "клич партии", я учился в минском Институте экономики Академии наук БССР, был младшим научным сотрудником, секретарем комитета комсомола. Планировал поступать в аспирантуру.

Мне директор Института тогда сказал: "Ты молодой, член партии, не порть свою биографию, поезжай. Поработаешь, вернешься настоящим экономистом. Возьму тебя назад без вопросов". Я согласился.

...Мне достался колхоз "Красный Октябрь" в Слуцком районе, в который объединили пять других отстающих хозяйств. По пути на новое место работы я в шутку секретарю райкома высказал предположение, что, мол, уеду оттуда не иначе как без партбилета. А он мне отвечает: "Не будешь пить и воровать, а будешь добросовестно работать, колхоз поднимешь.

При знакомстве с жителями деревни я поинтересовался у одного 84-летнего старика, почему все-таки колхоз находится в плачевном состоянии. Как выяснилось, людям в течение последних лет колхоз ничего не давал на трудодни (натуроплатой) и уж тем более не платил никакой зарплаты. В итоге, чтобы как-то жить и держать хозяйство, колхозники вынуждены были втихую брать у колхоза зерно, картофель, свеклу, сено и т.д., словом, то, что они и производили.

Я подсчитал, что в среднем семья зарабатывала 1 тысячу трудодней в год. На эту сумму мы стали давать 2кг сена, 0,5 кг соломы, 1,5 кг зерна, 3кг картофеля на трудодень, остальное - деньгами. Кроме того, я договорился с теми, кто косил сено, что лучшие угодья они будут косить за определенный процент для собственной заготовки. В результате увеличились заготовки сена. Когда мы стали не только давать колхозникам на трудодни, но и платить деньгами (например, в три с лишним раза подняли зарплату дояркам), в колхоз начали возвращаться молодые люди с отходничества, из других районов.

Уже во второй год моего председательства колхоз стал участником ВДНХ. Нам удалось рассчитаться со всеми долгами, купить технику.

Председателем в этом колхозе я проработал четыре года. Уйти пришлось из-за разногласий с секретарем райкома партии, который   потребовал за один год увеличить производство мяса в три раза. Это была чистой воды авантюра.  Я об этом и сказал на пленуме. Через несколько дней за несогласие с установкой руководства мне влепили строгий выговор. Однако выход мы все-таки нашли. В западных областях Украины по дешевке покупали местный скот и здесь его сдавали. Другого выхода выполнить указания, не было.

Трудности (причем во многом искусственные) возникали и со сбытом продукции. За пределами республики продавать ее нам не разрешали. За это я получил еще один "строгач". Вообще "за систематическое игнорирование указаний райкома" меня даже хотели исключить из партии и сместить с должности председателя колхоза. Однако потом отменили свое решение. Но работать в условиях постоянной конфронтации с райкомом было невозможно, и я ушел. Если бы не те разногласия, возможно, работал бы там до сих пор: