$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

КАК ВЫРВАТЬСЯ ИЗ ЗАТЯНУТОГО ПОЯСА©

03.02.2015

В Беларуси формируется «пояс бедности». Усиление столичной агломерации происходит за счет ресурсов других регионов страны, которые теряют человеческий капитал вследствие естественной убыли населения и миграции, заметно отстают в социально-экономическом развитии от областных центров, что грозит им «ловушкой бедности». Низкий уровень жизни и отсутствие перспектив заставляют молодежь уезжать в более развитые города и регионы, лишая свою малую родину наиболее активной и производительной части населения. На эту проблему обратили внимание аналитики Центра социальных и экономических исследований CASE Belarus. Об основных выводах исследования в интервью «ЭГ» рассказал экономист CASE Беларусь Дмитрий БАБИЦКИЙ.

— Дмитрий, формирование «пояса бедности» в Минской области — это закономерная «расплата» за развитие столицы?

— В общем-то да. Наше исследование позволило установить устойчивую статистически и количественно значимую связь между ростом ряда показателей по Минску и их снижением в «поясе бедности». Некоторые районы, как мы установили, развиваются медленнее именно из-за близости к столице. Объяснение этому простое: Минск, как и любой другой экономический и административный центр, оказывает как позитивные, так и негативные эффекты на близлежащие районы. Для агломерационного кольца (зоны субурбанизации) такие эффекты скорее положительны, для «пояса бедности» — скорее отрицательны.

Это не означает, что нужно как-то ограничивать развитие Минска или административными методами «подтягивать» отстающие регионы. Процесс централизации объективен, и избежать его не удастся.

— Можно ли сказать, что появление «поясов бедности» сопровождает развитие всех областных центров?

— Иногда это именно так. Но учитывая компактность территории Беларуси, следует скорее рассматривать данный «пояс бедности» как единое целое — это как раз те территории, которые находятся между минской агломерацией и областными центрами.

— По каким критериям вы оценивали регионы, формирующие «пояс бедности»?

— Оценивались значения более 40 статистических показателей за 5 лет — с 2008 по 2012 гг., некоторых — за более долгий период. Условно их можно разделить на 4 группы: демографические, экономические, социальные и показатели транспортной мобильности. Подчеркну, что мы выбирали только те статистические данные, которые менее всего подвержены искажениям. Например, для оценки производительности брался не объем выпуска продукции, а сумма выручки, для оценки медицинской сферы — число не врачей и койко-мест, а зарегистрированных случаев болезни и показатели смертности.

— Какие диспропорции в экономическом развитии регионов выявило исследование?

— В разы отличается производительность труда на одного занятого: в Минске она в 1,5 раза выше, чем в агломерационном кольце (это 3 района — Дзержинский, Минский и Смолевичский), и втрое выше, чем в «поясе бедности». Аналогичная ситуация и с заработной платой в большинстве районов «пояса бедности»: ей довольно далеко до средней по стране. Исключение составляет лишь Солигорский район по причине нахождения там Беларуськалия. Но это и так ни для кого не секрет. Более интересны тенденции, которые высветило исследование.

Во-первых, «в поясе бедности» высокими темпами идет сокращение трудовых ресурсов. В агломерации их количество стабильно и даже немного растет. Кто будет работать завтра, если уже сейчас детей и подростков во всей Минской области меньше на 80 тыс., чем в Минске?

Во-вторых, радикально меняется динамика занятости в регионе. В столице ее рост практически остановился, а в «поясе бедности» он отрицателен. Зато в 3 районах агломерационного кольца — резкий рост: за 5 лет на 20%, 30 тысяч новых рабочих мест! Они не создаются в столице (некуда расти, а неэффективные предприятия не реформируются), а «переливаются» на близлежащие территории — это называется «эффектом вытеснения».

«Уходят» те рабочие места, которые требуют больше земли и площадей, — оптовая торговля, промышленность, транспорт. Отчетность Минфина по ОАО дает неутешительные цифры: в 2006–2014 гг. занятость на 20 крупнейших промышленных предприятиях в Минске сократилась почти вдвое. В то же время в «поясе бедности» в этой отрасли наблюдается рост занятости. Таким образом, столица без всяких государственных программ довольно успешно избавляется от определенных производств, идет углубление разделения труда. Остаются более высокодоходные бизнесы: торговля, финансовый сектор, IT.

В-третьих, подтверждается, что отечественный малый бизнес в первую очередь нацелен на крупные рынки сбыта, к коим относится и Минская агломерация. В приближенной к ней (в радиусе около 80 км) группе районов развитие малого бизнеса практически никак не сказывается на экономическом развитии самих районов. Очевидно, компании просто там регистрируются ради более низких ставок аренды и налогов, а реальная деятельность ведется в агломерации, туда же «утекает» и большая часть доходов.

— Каким районам удалось не попасть в «ловушку бедности» и почему?

— Есть несколько моделей развития. Наш центральный регион был примером классической моноцентричной модели, где превалируют связи типа «регион — центр» (условно, связей с Минском у Жодино и Борисова больше, чем между этими райцентрами). Но есть некоторые предпосылки формирования полицентричной модели, когда сила экономической «гравитации» некоторых районов может в определенной мере побороть притяжение столицы. Речь идет, например, о Несвижском и Солигорском районах, которые уже стали центрами притяжения так называемых «маятниковых» мигрантов из соседних районов области. Это обусловлено крепкими экономическими показателями, а у Несвижского района — еще и довольно благоприятной социальной ситуацией. Так что при соответствующей политике (как на национальном, так и на местном уровне) и при наличии инвестиций регионы могут преодолеть «ловушку бедности».

Неплохо по сравнению с остальными выглядит и Молодечненский район. Я полагаю, что здесь, как и в случае с Несвижем, срабатывает сумма факторов, причем далеко не всегда экономических. Это могут быть уникальные местные условия, история, культура, качество местных элит, отличающие эти районы от остальных. Кстати, именно здесь самая высокая плотность сельского населения. Следовательно, относительное богатство и благополучие этих районов сформировалось исторически.

— Для сбалансированного развития Минской области вы рекомендуете властям проводить «горизонтальную» региональную политику. Что это такое?

— Одним из вариантов развития регионов является «сетевая модель» — когда превалирует тип связи «регион — регион», например, человек едет из Смолевич в Логойск, оттуда в Молодечно и т.д., минуя Минск. Таким образом, вместо вертикальных, выстраиваются горизонтальные связи. Такая модель регионального развития была реализована в Нидерландах, где вся страна — высокоурбанизированное кольцо, состоящее из городов-миллионников, без четко выраженного центра. Там даже министерства в разных городах находятся. Для нас выбор модели развития также важен, и в обществе должна идти дискуссия об их плюсах и минусах. Сейчас в Беларуси выбрана моноцентричная модель с городами-спутниками и зеленым (сельскохозяйственным) поясом между ними и метрополией. Такой вариант был еще столетие назад реализован в Лондоне и с тех пор неустанно критикуется специалистами.

Но, как нам кажется, стоит присмотреться и к другим моделям: в первую очередь предоставить городам и районам возможность самим управлять своим развитием, опираясь на собственные ресурсы. Для этого необходимо разработать стратегии развития на уровне как районов, так и их объединений, даже вне зависимости от административных границ областей. Не обойтись и без соответствующего укрепления местных бюджетов и наделения местных властей реальными полномочиями по распоряжению ими.

Беседовала

Оксана КУЗНЕЦОВА