$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

КАК УСТРАНИТЬ ПЕРЕКОСЫ В ИНВЕСТИЦИОННОМ ПЛАНИРОВАНИИ©

23.04.2013

Три года назад была опубликована статья «Экономия на бизнес-планировании: методы и последствия» («ЭГ» № 25 от 2.04.2010 г., Информбанк), написанная при консультационной поддержке Управления экспертиз инвестиционных проектов Минэкономики РБ. Уже тогда специалистам бизнес-планирования было очевидно, что в республиканской системе разработки и проверки инвестпроектов назрели серьезные проблемы, грозящие весьма негативными финансовыми последствиями для страны.

Юрий ОЛИЗАРЕВИЧ, экономист по бизнес-планированию ООО «ФБК-Бел»

Хотя эти важные проблемные вопросы были изложены еще 3 года назад, каких-либо целенаправленных действий по их решению не предпринималось вплоть до настоящего времени, и только 26.03.2013 г. появилось распоряжение правительства «О некоторых мерах по ужесточению подходов к разработке и экспертизе бизнес-планов инвестиционных проектов» (далее — распоряжение). Распоряжение предусматривает пока только постановку задания для Минэкономики и Минфина по подготовке изменений в действующие нормативные документы по вопросам разработки и экспертизы бизнес-планов инвестиционных проектов. Но направления проработки новых изменений в распоряжении уже заданы, и потому еще до их принятия можно оценить потенциальную действенность этих актов для решения существующей проблемы.
Так, согласно распоряжению новые изменения в нормативных документах должны обеспечить реализацию принципов экономии, бережливости и оптимальности решений с учетом сроков реализации таких бизнес-планов. Приоритетным же должно стать направление инвестиций в технологии и оборудование и достижение желаемого целевого результата с минимальными затратами.
Бизнес-планирование как таковое изначально создано для того, чтобы на основе использования возможностей компьютерной техники рассчитывать оптимальные варианты достижения желаемых результатов. За многие годы функционирования в республике системы бизнес-планирования успешно разработано и практически реализовано много выгодных для республики инвестпроектов. В то же время немало разработанных проектов было решено не реализовывать, т.к. выполненные в них расчеты показали их недостаточную эффективность. Но, к сожалению, основополагающие принципы управления проектами в нашей стране не всегда соблюдались. Виновники этого — не компьютер и не Правила по разработке бизнес-планов инвестиционных проектов, утв. постановлением Минэкономики от 31.08.2005 № 158 (далее — Правила № 158), а пресловутый «человеческий фактор» — также, как виновниками дорожно-транспортных происшествий являются не автомобили и не правила дорожного движения, а водители, которые не справляются с управлением и не соблюдают правила.
Сегодня в республике реально существует 4 объективных предпосылки, способствующих появлению недостоверных бизнес-планов, а значит, и нерациональному использованию инвестиционно-финансовых ресурсов:
1) объективная заинтересованность чиновников отраслевого госуправления и руководителей предприятий в текущей красивой отчетности по привлечению и освоению инвестиций;
2) объективная заинтересованность руководителей предприятий в привлечении льготных финансовых ресурсов для обеспечения работы предприятий;
3) фактическое незнание и непонимание многими чиновниками и руководителями предприятий как основополагающих принципов бизнес-планирования, так и всей его многогранной сложности;
4) дефицит в стране специалистов по бизнес-планированию, обладающих высокой квалификацией, необходимой для разработки и экспертизы бизнес-планов инвестпроектов.
ПЕРВЫЕ две предпосылки создают изначальную питательную почву (социальный заказ) на разработку только благоприятных инвестпроектов с целью получения положительной отраслевой отчетности для вышестоящего руководства. Причем главная опасность этого «соцзаказа» состоит в фактическом сращивании интересов разработчиков проектов (предприятий) с интересами контролеров (отраслевых органов госуправления). Причина этого известна: если подчиненные предприятия не отчитаются по доведенным им планам инвестиций, то не отчитается по нему и сам орган отраслевого госуправления. Соответственно, чтобы не получить выговор за невыполнение задания, контролер бизнес-плана буквально вынужден превращаться в «покровителя» своих подопечных и их проектов. Причем такие отраслевые «покровители» порой не только не противодействуют появлению недостоверных бизнес-планов, но и сами способствуют своими указаниями созданию внешне привлекательных проектов, не отражающих реальные условия работы предприятий. Весьма удобным инструментом для этого стали подчиненные им отраслевые организации и институты, занимающиеся разработкой бизнес-планов, которые буквально обязаны выполнять все указания своего вышестоящего руководства. Фактически в стране самопроизвольно возникла отраслевая административная система по организации «безоговорочного освоения» всех выделяемых государством финансово-инвестиционных ресурсов.
Следующие рассматриваемые 2 предпосылки, способствующие появлению недостоверных бизнес-планов, являются фактическим порождением первых двух. Дело в том, что административной системе по организации «безоговорочного освоения» всех выделяемых финансово-инвестиционных ресурсов попросту не нужны высококвалифицированные специалисты, умеющие составлять и проверять бизнес-планы инвестпроектов. Такой системе требуются всего лишь формальные «подгонщики цифр» с минимальной оплатой труда, которые бы в наикратчайшие сроки создавали любые желаемые «бумажки». До сих пор зарплата работников Управления экспертиз инвестиционных проектов Минэкономики РБ находится на столь низком уровне, что перспективные специалисты, проработав здесь 2–3 года, переходят на более оплачиваемую работу ввиду их востребованности. А ведь для подготовки полноценного специалиста в области бизнес-планирования требуется не менее 3 лет практической работы над реальными проектами. Причем изначальный интеллектуально-образовательный уровень кандидатов для такой подготовки должен быть не ниже «диплома с отличием».
Для формальной же подгонки цифр в бизнес-плане каких-то особых талантов не требуется, да и времени для этого нужно совсем немного. «Написание» бизнес-планов «за 2 недели да за 2 копейки» настолько прижилось в стране, что такие «оперативные задачки» иной раз ставятся даже на самых высоких уровнях госуправления.
Весьма негативную роль в низведении весьма сложного, но реально работающего бизнес-планирования до дешевого и никчемного заполнения плановых таблиц оказала и продолжает оказывать система конкурсно-тендерного выбора разработчиков инвестпроектов. Дело в том, что достоверный и хорошо обоснованный бизнес-план — это прежде всего высокоинтеллектуальный продукт, требующий как высочайшей квалификации исполнителей, так и значительного времени для проработки. А заказчики бизнес-планов в определяющие условия выбора разработчиков могут поставить только минимальные цены и минимальные сроки разработки, потому что эти параметры имеют четкие числовые значения и понятны всем проверяющим. А каким же тогда числовым показателем можно измерять на этих тендерах уровень интеллектуальности выполняемой работы, являющейся самым главным ключевым элементом для любого инвестпроекта? Вот и получилось, что тендерные гонки за дешевизной и срочностью бизнес-планов реально пошли в ущерб профессиональности бизнес-планирования. Дешевизна бизнес-планов автоматически предопределила и низкую оплату труда его разработчиков.
В результате хоть система отечественного инвестиционного бизнес-планирования и начала создаваться 20 лет назад, но из-за крайне низкой оплаты труда специалистов полноценно подготовленных кадров в этой области у нас в настоящее время не только не появляется, но и все активнее подменяется теми, кто «любой проект изобразит окупаемым за любой желаемый срок». Поэтому до сих пор в республике так и не сформировался достаточный кадровый состав, способный разбираться во всех тонкостях бизнес-планирования и профессионально выявлять недостоверность расчетов на этапе их экспертного рассмотрения, не говоря уже об оценке правильности выбранной концепции (стратегии) развития организации.
Таким образом, приходится констатировать, что:
– административная система отраслевого госуправления в настоящее время фактически сама генерирует социальный заказ на безоговорочное освоение всех инвестиционно-финансовых средств;
– в республике сегодня нет ни по-настоящему действенных отраслевых административных механизмов, ни нужного количества высококвалифицированных специалистов для предотвращения вложения средств в экономически нецелесообразные проекты. Причем второе обстоятельство — прямое следствие первого.
В ТАКОЙ ситуации сама собой напрашивается необходимость кардинального изменения административных интересов и ответственности руководителей как отраслевых органов госуправления, так и субъектов хозяйствования.
В частности, можно заменить безоговорочное распределение и использование инвестиционно-финансовых средств на конкурсную систему отбора лучших инвестпроектов. Если суммарные запрашиваемые инвестиции по всем рассматриваемым инвестпроектам будут в 3–4 раза превышать размер возможного выделения на эти цели средств, то у руководителей органов госуправления возникнет объективная необходимость определения самых обоснованных и выгодных проектов из всех представленных. А это в свою очередь станет серьезным стимулом для подготовки высокопрофессионального кадрового состава (с адекватной оплатой труда), способного разбираться во всех тонкостях инвестиционного бизнес-планирования. Причем руководители предприятий, выигравших в таких конкурсах, непременно должны материально поощряться за разработку своих достойных инвестпроектов.
Понятно, что при таком подходе прединвестиционные расходы на разработку бизнес-планов увеличатся, но качество использования инвестиционных ресурсов (с вытекающими из него финансовыми результатами) увеличится при этом неизмеримо больше.
Немаловажную роль в создании такой системы отбора инвестпроектов сыграло бы создание в нашей стране самостоятельной инвестиционно-экспертной организации, которая была бы полностью независима от влияния отраслевых ведомств, привлекала к своей работе (на подрядной основе) тех или иных требуемых специалистов (в т.ч. и иностранных), заключения которой о рассмотренных ею инвестпроектах были бы авторитетными не только для правительства РБ, но и для международных инвестиционных структур. Весьма важными внутренними направлениями деятельности такой организации могли бы стать проведение системных маркетинговых исследований по наиболее важным для республики производственно-экономическим вопросам и разработка комплексного подхода к инвестиционной программе модернизации производств.
ЧТО ЖЕ касается «прописывания» в каких-нибудь новых нормативных актах разного рода частных требований бизнес-планирования об «обязательном расчете и обосновании инвестиций в строительство» или об «обоснованности инвестиционных затрат и технологических решений», то этого не требуется. Все необходимые частные требования бизнес-планирования ясно и четко указаны в наших действующих Правилах № 158, и переписывать их заново нет никакой необходимости. Они есть, но не всегда выполняются по изложенным выше причинам. Нужно «всего лишь» научиться хотеть их выполнять, как это делают предприятия, заинтересованные в зарабатывании для себя дополнительных доходов, а не в «безоговорочном освоении» доведенных инвестиций. Многолетняя успешная практика работы ООО «ФБК-Бел» по разработке бизнес-планов показывает, что инвестпроекты, разработанные в соответствии с нашим отечественным законодательством, хорошо понимаются не только в республике и СНГ, но и в странах дальнего зарубежья.