$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Компании и рынки

Как ткань пробивает барьеры: инвестиционные и экспортные стратегии «Моготекса»

02.06.2017

ОАО «Моготекс» признано в текущем году лучшим экспортером Беларуси в номинации «Легкая промышленность». Предприятие из года в год ломает стереотипы о бесперспективности этой отрасли: уверенно удерживает свои позиции на традиционных рынках, осваивает новые и готовится реализовать масштабный проект по выпуску инновационной продукции. Почему компания не боится рисковать и не нуждается в создании холдинга, как выбирать партнеров и завоевывать рынки «дальней дуги», рассказывает генеральный директор Виктор МАТИЕВИЧ.

– Виктор Аркадьевич, со­гласно отчетности за 2016 г. ваше предприятие удвоило вы­ручку и прибыль от реализации, но получило чистый убыток 2,6 млн. BYN. Почему?

– Влияние на результат оказали убытки от курсовых разниц, возникшие в прошлые годы. Поскольку законодательством их разрешено относить на будущие периоды, то часть была списана на финансовые результаты по итогам 2016 г. В текущем году мы должны иметь рентабельность не менее 5%, прибыль планируем получить порядка 5 млн. BYN.

– Судя по балансу, у вас резко вырос уставный фонд. С чем это связано?

– У предприятия существенно выросла стоимость активов. В то же время у ряда компаний есть интерес к приобретению акций «Моготекса». Естественно, мы хотим, чтобы их выкупали по реальной стоимости, а не по номиналу, который был установлен давно. Поэтому произведено увеличение номинальной стоимости акций за счет фонда переоценки.

– А с какими инвесторами вы ведете переговоры?

– Это компании разных на­правлений из дальнего зарубежья и из России, которым ин­тересен «Моготекс» для развития бизнеса в легкой промышленности. Основной подход при выборе партнера – стратегическое видение предприятия в будущем. Какой пакет будет продан – блокирующий или конт­рольный, решает государство. Мы открыты к диалогу. Если партнер готов развивать ассортимент, развивать стратегически компанию, то альянс возможен. Переговоры – непростой процесс. Трудно сказать, завершится ли он до конца года. Мы понимаем, что легкая промышленность не такой уж доходный бизнес. Но она в нашей стране вызывает сегодня большой интерес. Это связано с подорожанием изделий, производимых в Юго-Восточной Азии. Поэтому европейские компании нами интересуются, и концерн «Бел­легпром» ведет переговоры не только по «Моготексу», но и по ряду других предприятий.

– Проект «Моготекса» включен в Государственную инновационную про­грамму на 2016–2020 гг. Каких ресурсов потребует его реализация?

– Объем финансирования проекта составляет 76 млн. BYN, половина из них – собственные средства предприятия и заемные ресурсы. Так что мы вместе с государством вкладываемся в финансирование государственной инновационной программы.

– Многие ваши коллеги опасаются долгосрочных инвестиций из-за рисков, в т.ч. валютных. Как вы надеетесь от них защититься?

– У нас валютные риски минимизированы экспортными планами. Техническое переоснащение позволит как минимум в 6 раз увеличить поставки на рынки вне ЕАЭС, т.е. довести до 25% долю экспорта в страны со стабильной валютой. Окупаемость проекта чуть больше 7 лет, это достаточно оперативно, и, думаю, у нас все просчитано.

– Но наращивание экспорта тоже связано с определенными рисками?

– Они есть, но, на наш взгляд, меньше, чем на тех рынках, на которых мы работаем сегодня. Есть выстроенная схема поставок на европейский рынок, в страны Латинской Америки, США. Когда входишь в эту систему, то можно прогнозировать деятельность на длительный период, и это важно. Например, работа с компанией ИКЕА распланирована на не­сколько лет вперед.

– Вы упомянули США. Полагаете, что сможете занять место на текстильном рынке этой страны?

– Американский рынок очень перспективный, емкий и про­зрачный. Нужно лишь предложить на нем конкурентный продукт. Мы посещаем выставки, обсуждаем с местными юристами тонкости входа. Участие в инновационной программе потому так важно для нас, что мы сможем удовлетворить потребности зарубежных рынков, в т.ч. США. А то бывает, приходит покупатель, показывает, что хочет делать, а ты извиняешься: или нет оборудования, или ты можешь выпускать только небольшие партии, которые его не устраивают. Для нас важна была подготовительная работа с точки зрения ассортимента. Думаю, начнем достаточно масш­табно с конца этого года работу по американскому рынку. Пред­полагается, что первые поставки начнутся во второй половине следующего года. Чтобы по­ставлять продукцию в США, нужно множество сертификатов и подтверждений. Этим мы сегодня и занимаемся, помимо подготовки ассортимента, который сможем предложить на этом рынке.

– Но барьеры есть не только в США, но и ближе. Приходится ли вам сталкиваться с ограничением доступа на российский рынок? Как вы справляетесь?

– Различными методами, начиная от контактов с нашими по­требителями и заканчивая под­держкой правительства нашей страны. Мы считаем, что у производителей должен быть рав­ный доступ на законных основаниях, важны юридически правильные движения и под­держка правительства, чтобы не допускать введения дополнительных ограничений. Действительно, случается, что предприятия лег­кой промышленности пытаются не допустить к закупкам для гос­корпораций или военного заказа. И чтобы не вышел ограничивающий правительственный документ, мы напоминаем, что находимся и в союзном государстве, и в ЕАЭС. Бывает, какой-нибудь чиновник пишет бумагу: «рекомендую закупать только российское». Такие кон­фликты случались и в этом году.

– Какие тенденции спроса позволяют вам занимать новые рыночные ниши?

– Тенденция пошива специальной одежды для нефтегазового комплекса идет в другие виды тканей. Естественно, для нас важно наличие партнеров, работающих в этом сегменте, – поставщиков для нефтегазовых компаний. Вместе с ними мы создаем новую продукцию. Впро­чем, хорошие партнеры нужны везде – как в России, так и в Америке или Европе. Чтобы выйти на местный рынок, нужно понимать психологию потребителя, особенности его поведения. Находить таких партнеров у нас получается. Кроме того, мы увеличиваем швейные мощ­ности, чтобы иметь воз­можность предлагать продукцию для раз­ных сегментов. Это позволяет выходить за рамки технической и военной одежды и осваивать бытовой ассортимент.

– Благодаря присоединению швейных производств у «Моготекса» имеется уже 5 производственных площадок. Не собираетесь зарегистрироваться как холдинг?

– А смысл? Если почитать законодательство о холдингах, становится очевидным, что никакой экономической выгоды в них нет. Да, рассматривались пер­спективы создания холдинга с рядом предприятий текстильной отрасли, с сырьевиками, производителями химволокон. Но сегодня форма холдинга не дает никаких преференций и преимуществ. Поэтому сейчас мы не видим в этом необходимости.

– Когда-то много говорилось о возможности партнерства с фабрикой «Веснянка». Почему оно не состоялось?

– Все, что мог сделать «Моготекс», мы предлагали. Вплоть до того, чтобы перевезти к себе на предприятие швей, рабочий персонал, технологов и т.д. Но препятствие было гораздо серьезнее – задолженность, нежелание трудового коллектива, который является собственником, и еще одного акционера. Так что это была комплексная проблема. Мы готовы были взять на себя ее решение на 35–40%. Остальное, по нашему мнению, – это решение акционеров, но они с нами не согласились и проголосовали против присоединения к «Моготексу». Это их право. У нас достаточно других задач и планов, которые будут воплощаться в жизнь.

Автор публикации: Оксана КУЗНЕЦОВА