$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

КАК РАСТИ БУДЕМ©

06.07.2012

Минэкономики внесет в правительство три варианта прогноза социально-экономического развития на 2013 г., сообщил на брифинге в прошлую пятницу начальник главного управления макроэкономического анализа и прогнозирования Минэкономики Антон ДОЛГОВЕЧНЫЙ. Один из них построен с учетом необходимости обеспечения темпов роста, предусмотренных в пятилетней программе социально-экономического развития на 2011–2015 гг. Однако сценариев экономического развития Беларуси в следующем году гораздо больше, чем вносимых вариантов, признал представитель министерства.

Авторам прогнозов предстоит нелегкая задача: учесть множество внешних и внутренних факторов, оценить их влияние и выбрать путь, который действительно приведет к росту, а не к дестабилизации экономики.

По мнению А.Долговечного, естественный уровень роста ВВП Беларуси в 2013 г. составит 5–6%. Однако такие темпы роста не позволят выполнить параметры пятилетней программы. Поэтому правительство пытается найти источники и обеспечить более высокие темпы роста в следующем году, сохранив сбалансированность экономики. Предпосылками для этого может стать ускорение структурных преобразований в экономике, рост притока прямых иностранных инвестиций с целью создания новых высокопроизводительных рабочих мест. С масштабным притоком ПИИ правительство связывает и восстановление инвестиционной активности при условии сохранения сбалансированности в экономике. В Минэкономики считают «неразумным» использование внутренних эмиссионных источников. К тому же их объем в Беларуси ограничен обязательствами перед Антикризисным фондом ЕврАзЭС. Поэтому, как сказал А.Долговечный, с 2013 г. доля эмиссионных кредитов в экономике будет незначительна, а с 2014-го — она будет минимизирована и составит не более 1% ВВП.

Пока рост экономики Беларуси, по оценке А.Долговечного, обеспечивается ростом промпроизводства, на долю которого приходится 2% из 3,1% роста ВВП в январе–мае т.г. При этом основу роста промышленности составляют высокие темпы роста в нефтепереработке (18%) и в химической промышленности (37%).

Радует правительство и состояние внешней торговли: наличие положительного сальдо текущего счета — впервые за последние 5 лет — по мнению Минэкономики, говорит о внешней устойчивости и о том, что у страны не будет проблем с обслуживанием внешнего долга. «Относительно стабильной» выглядит и ситуация со складскими запасами, которые на 1 июня составили чуть более 51% среднемесячного объема производства. По словам А.Долговечного, это является наименьшим показателем за последние 10 лет. В министерстве объясняют это сохраняющейся ценовой конкурентоспособностью белорусской продукции с учетом снижения реального обменного курса белорусского рубля.

«В целом валютный кризис 2011 года не перешел в экономический кризис — есть положительная динамика роста», — заявил А.Долговечный. Правда, он признал, что «могут быть проблемы с мировой рецессией, замедление темпов роста в России, в Китае».

ЭТИ ПРОБЛЕМЫ в большинстве стран, особенно тех, чья экономика сильно зависит от экспорта, считают сегодня первоочередными. В отличие от Беларуси, в Евросоюзе долговой кризис свел к минимуму динамику роста. При этом итоги прошедшего 28–29 июня саммита ЕС не развеяли мрачных прогнозов. Правда, основные положения принятого там пакта роста и занятости, который должен вступить в силу к концу года, внушают надежды. Для срочных мер по стимулированию экономического роста и занятости Евросоюз мобилизует около 120 млрд. EUR из средств Европейского инвестиционного банка, структурных фондов ЕС и за счет еврооблигаций. Однако большинство немцев и французов не хотят более оплачивать долги Греции, Ирландии, Португалии, Испании и Кипра, а население этих стран бунтует против сокращения бюджетных расходов. В такой обстановке среди экономистов обострилась дискуссия о методах преодоления кризиса. «Дров в огонь» подбросили нобелевский лауреат Пол Кругман и глава центра экономических исследований Лондонской школы экономики Ричард Лейард, опубликовавшие «Манифест экономического здравого смысла», в котором призвали человечество присоединиться к «мейнстримному» пониманию природы и причин нынешнего мирового кризиса, отказаться от «фискальной консолидации» в крупных экономиках, сокращения госрасходов.

Причину кризиса авторы манифеста видят не в структурных дисбалансах экономики и безответственной долговой политике в госсекторе, а в «чрезмерном кредитовании в частном секторе, в т.ч. и проблеме перекредитованных банков. То, что этот пузырь лопнул, и привело к обвалу производства и далее — к снижению налоговых сборов государства». Кругман и Лейард считают, что растущие дефициты госбюджетов — лишь следствие кризиса частных финансов и последовавшего за ним сокращения потребления, производства и налоговых поступлений. А потому, пока частный сектор «затягивает пояса», нельзя сокращать госрасходы — напротив, их надо наращивать, стимулируя спрос. По мнению Кругмана, главной целью экономической политики теперь должно быть не сокращение бюджетного дефицита, а борьба с безработицей и поддержание спроса. В манифесте говорится, что «опыт прошлых лет не дает релевантных примеров, в которых сокращение бюджетного дефицита в действительности приводило к росту экономической активности. МВФ изучил 173 прецедента сокращений расходов бюджета в отдельных странах мира и констатировал: закономерным следствием таких мер являлось сокращение размеров экономик в целом. Лишь в нескольких случаях, когда за фискальной консолидацией следовал экономический рост, основной его причиной было ослабление курса национальной валюты при устойчивости мировой рыночной конъюнктуры, а на это в текущих условиях ставить невозможно. Выводы из исследования МВФ очевидны: сокращение госрасходов тормозит восстановительный рост. Именно это и происходит сейчас — страны с наибольшим сокращением госрасходов пережили наибольший экономический спад. Истина в том, и теперь это очевидно, что сокращение госрасходов не в состоянии вызывать рост доверия со стороны предпринимателей. Компании инвестируют в свое развитие только тогда, когда уверены в наличии в обозримом будущем потребителей с достаточными для обеспечения спроса доходами. Ужесточения лишь отпугивают инвестиции». В качестве примера упоминается «Великая депрессия», когда «рост госрасходов в США с 1940 по 1942 год привел к экономическому росту на 20%». Все иные мнения в манифесте объявляются «давно опровергнутыми ошибками», а неверное понимание природы кризиса несет «тяжелые страдания» населению.

ПО СУТИ, Кругман и Лейард призывают возвратиться к слегка модернизированной неокейнсианской теории. При этом, как подобает манифестам, лозунги и безапелляционные указания заменяют факты и прочие доказательства. Например, не упоминается, что согласно множеству исследований рост госрасходов в большинстве случаев приводил к высокой инфляции, а в долгосрочной перспективе — к тому же торможению роста. Игнорируется и мнение многих ученых о том, что причиной «Великой депрессии» и ее затягивания стала как раз излишняя активность государства и его попытки вмешаться в экономику в 20–30-е годы XX века, а бурный рост в начале 40-х был вызван валом военных заказов. Но теперь-то мировая война, к счастью, не предвидится, а анализ мировых кризисов дает богатую пищу для размышлений теоретиков и практиков. Не случайно книга Мюррея Ротбарда «Великая депрессия в Америке», написанная в 1963 г., вновь стала сегодня бестселлером среди экономистов.

Кстати, другой нобелевский лауреат по экономике, Роберт Ауманн недавно посоветовал в интервью, что «стимулировать рост можно за счет инвестиций, приносящих реальный продукт и результат. Самый сильный стимул для того, чтобы проводить ответственную фискальную политику, — дать обанкротиться тому, кто больше не может платить по долгам. Это стимул быть ответственным не только для заемщиков, но и для кредиторов».

Однако манифест может стать отличным подспорьем для сторонников обеспечения экономического роста любой ценой. Например, путем прямого выкупа ЕЦБ госдолга стран ЕС, центробанками отдельных стран — «плохих» долгов госсектора и банков, а в Беларуси — возвратом к массированной бюджетной поддержке госпредприятий, эмиссии и льготному кредитованию ради обеспечения запланированного роста.

Впрочем, последняя фраза манифеста будет полезна всем: «Именно оттого, что люди не называют вслух ошибкой то, что они считают ошибочным, страдает весь мир».

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях